Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

И каждый день он день победы

Прежде, чем рассматривать положение людей с физическими, ограниченными возможностями в современном обществе, давайте немного вспомним историю. В Древней Спарте не было инвалидов. Но не потому, что природа благоволила к этому народу и способствовала рождению только здоровых детей. Нет, рождались и неполноценные, просто древние греки, по закону естественного отбора, детей с малейшим физическим недостатком сбрасывали со скалы, тем самым, улучшая генофонд нации.

С развитием цивилизации появились такие понятия, как гуманность, милосердие. Больных детей стали не уничтожать, а изолировать от общества. Как социальный объект, инвалид не принимался во внимание и изначально был обречен на жизнь растения. У общества выработался стойкий стереотип непринятия человека с физическими ограничениями в свой круг. Поэтому, каждый инвалид с физическими ограничениями в ответ на это непринятие вырабатывает свою психологическую, оборонительную систему.

Девиз моей жизни: «Не бояться жить». Я родилась в городе Таразе Жамбылской области, республике Казахстан. Закончила среднюю, общеобразовательную школу в г. Таразе с серебряной медалью. О том, что делать дальше вопрос не возник, так как родители с детства в моем образовании делали уклон на изучение английского языка. Поступила в Таразский педагогический институт им. Дулати. Труднее всего было преодолеть психологический барьер, несмотря на то, что я общалась с одноклассниками в школе. Новая обстановка, огромное количество студентов, из-за которых невозможно было пройти по коридору до аудитории. Они сверлили меня глазами, проявляя нездоровое любопытство к тому, как я хожу. И я не в силах сделать шаг от нервного стресса, стояла, прижавшись к стене, и ждала, когда прозвонит звонок, чтобы все студенты разошлись, и только тогда начинала потихоньку идти до своей аудитории. Как я справлялась с психологическим барьером? Просто ставила перед собой цель, самую маленькую, например: дойти до аудитории, не обращая ни на кого внимание. Я буквально зомбировала себя и шла с отключенным сознанием, не думая, смотрят на меня или нет. Это очень трудно, но каждый раз, когда нужно куда-то дойти, а люди смотрят всегда, я ставлю себя на «автопилот» и думаю только о своей цели.

В 1999 году под председательством Сергея Ивановича Чуйкова было организовано международное движение «Доброта спасет мир», объединяющее всех у кого есть бодрая воля оказывать помощь и поддержку друг другу, членом которого я стала. Первоначальная цель - передать опыт реабилитации и общения, а, оказалось, это движение делает гораздо больше. Оно изменяет мышление, учит проще смотреть и спокойно относиться к сложным вещам. Участники движения и с физическими ограниченными возможностями, и абсолютно здоровые люди. Но все они сильные духом. Пример мужества, твердого характера, жизнерадостности. И, общаясь с ними, просто нельзя не измениться самой и не заразиться их созидательной энергией. Потому, как основная цель движения, как и цель жизни любого человека - приносить пользу себе и людям.

В 2003 году на международной конференции на Украине, в рамках «Дни Казахстана в санатории имени Бурденко», международное движение «Доброта спасет мир» получило статус Международного Общественного Движения инвалидов стран ближнего и дальнего зарубежья.

Большие изменения в лучшую сторону, как в физическом, так и в психологическом отношении, во мне произошли, когда в 2001 году я, вместе с группой, под руководством Председателя Сакских здравниц в Казахстане Сергея Ивановича Чуйкова, прошла курс лечения в реабилитационном центре им. Бурденко на Украине, в городе Саки. Я увидела, как люди в худшем физическом состоянии не унывают, борются с болезнями, умеют радоваться жизни, работают и создают семьи. Мне стало стыдно за себя, что во многих ситуациях я комплексовала и опускала руки. И еще один пример. В 2004 году я три месяца жила в гостях, в маленьком, российском городке, без родителей. Когда я жила дома, куда нужно меня возил на машине папа, а потом я шла с мамой. Но там я жила одна и со мной была инвалидная коляска, на всякий случай. Однажды, мне срочно понадобилось купить сумку. Дойти до базара самостоятельно, конечно, не смогу. И я стала думать, отважилась бы я сесть в коляску, выехать на улицы маленького городка, почти что деревни, в которой местные жители никогда не видели человека в инвалидной коляске, доехать до рынка, купить товар и вернуться обратно? Морально для меня это было ужасно тяжело, тем более, что раньше я никогда не передвигалась на коляске. Да, я могла бы попросить друзей, они бы все сделали для меня, но я хотела испытать себя. Мне опять помогла моя «система самозомбирования» или «автопилота» на цель, а также воспоминания о сильных людях из города Саки. Я выбралась в город на коляске, купила сумку и для меня это был подвиг, потому, что доказала себе, что даже, находясь в коляске, смогу действовать. Когда я в очередной раз выехала на улицу, ко мне подошла женщина и спросила, как у меня хватило духу появиться вот так, на улице? Она рассказала, что у нее есть дочь 20-ти лет, с диагнозом ДЦП, она ходит, но выйти на улицу, к людям, для нее страшнее любого наказания и она постоянно находится дома.

Я познакомилась с этой семьей. Культурная, интеллигентная семья. Оба родителя с высшим образованием. Девушка контактная, она стремится к общению, хочет путешествовать, участвовать в каких-нибудь мероприятиях, но в разговоре ее мамы часто звучали фразы: «А, что люди скажут? Город наш маленький. Люди смотрят, люди думают». Ясно, что психологический тренинг нужно проводить с мамой, ибо она думает не о жизни дочери, ее желаниях, чувствах, а об общественном мнении и сама закомплексовывает девушку, делая ее замкнутой и пугливой. Эта женщина переживает, что ее жалеют: «Несчастная мать, у нее больной ребенок!» А мать, у которой здоровый ребенок, но он наркоман, алкоголик, выносит из дома и продает вещи, ворует, избивает своих родителей, становится убийцей, маньяком, садится в тюрьму. И мать, у которой больной ребенок, но он общителен, работает в меру своих сил, стремится к хорошему. Так какой матери следует стыдиться своего ребенка и, какая мать вызывает жалость? Самое обидное и печальное, что помимо общества, инвалиду приходится доказывать своей собственной семье, что он человек и имеет право на образование, трудоустройство, на устройство своей личной и интимной жизни, право на то, чтобы стать отцом или матерью. И если его родственники не пробиваемы, человек озлобляется, замыкается в себе и становится уже настоящим инвалидом, но не физическим, а моральным. Вернее, его делают таким.

А, теперь, возвращаюсь к студенческим годам. Уже учась, на первом курсе института, я попробовала себя в репетиторстве английского языка. Дала объявление и набрала учеников. Я им отдавала свои знания, и труд был не напрасен. Мои ученики подтянулись в учебе, получили хорошие оценки, и сколько слов благодарности я слышала от их родителей. Вы не представляете, какая в моей душе появилась радость, когда я поняла, что даже не выходя из дома, я могу быть полезная людям. Вместе с работой пришла финансовая независимость, которая позволила мне почувствовать себя абсолютно полноценным человеком. Я уже была независима от родителей, наоборот, сама помогала им финансово. Планировала сама покупки и поездки. Было восторженное ощущение свободы и независимости. Это придало мне силы преодолевать свои комплексы и еще больше работать над собой. Моя трудовая деятельность на этом не ограничилась. Я стала работать внештатным корреспондентом в областной газете г. Тараза Жамбылской области «ЗНАМЯ ТРУДА». Писала статьи на различные темы. Писала в молодежную рубрику «Окно». В 20 лет я начала писать стихи и публиковать их в газете. Посещала литературный клуб «Оазис», была его секретарем. Члены клуба выпустили три литературных альманаха, в них есть и мои стихи.

В 2002 по 2003 я жила в г. Калаче Воронежской области, и также работала внештатным корреспондентом в районной газете «Калачеевские Зори». В 2004 году жила три месяца в г. Сатинка Тамбовской области. Приняла участие в целевой смене инвалидов в обществе «Аппарель». Работала в районной газете «Трудовая Слава». Все публикации оплачивались. Жаль, что индивидуальная деятельность не заносится в трудовую книжку для стажа и для перерасчета к пенсии.

После окончания института я не смогла устроиться работать в школе по специальности и продолжала заниматься репетиторством на дому. Из-за невозможности подняться по ступеням школы, из-за отсутствия пандусов. Да и государственному учреждению, а тем более частному, учитель-инвалид не нужен. Хотя, в словаре иностранных слов «инвалид» - это человек, не способный работать по своей специальности, а если я работаю по своей специальности, значит я не инвалид? И, получается, инвалиды - это жертвы деформированного сознания общества, в котором прочно закреплена медицинская модель реабилитации по отношению к инвалидам, где они всего лишь пациенты, нуждающиеся в лечении. Причем такая модель продиктована не человеческими ценностями, а выгодой, так как на ней строится фармацевтическая индустрия, бизнес, и современная медицина, чьей жертвой также являются инвалиды, скорее заинтересована в хронических больных, чем в излеченных. По мнению общества, люди с физическими недостатками, должны покорно принять свое положение, как неизбежность и любое желание участвовать в общественной жизни, многими полноценно здоровыми людьми воспринимается в штыки. Вследствие чего, инвалиды становятся жертвами собственной слабости, когда им не хватает сил противостоять собственным комплексам и страхам. Хотя, инвалид - это такой же член общества, только с особыми физическими проблемами и государство обязано создать условия для его реализации.

Существуют пассивные и активные инвалиды. И к тем, и к другим нужен индивидуальный подход. Но прежде, необходимо изменить сознание самих инвалидов. А для этого, нужно покончить с инвалидной изоляцией, перестать бояться и начать общаться друг с другом и с окружающими. А, чтобы в общении чувствовать себя уверенней, надо постоянно повышать свой уровень образования, не стесняться спрашивать и узнавать что-то новое, а, главное, действовать. Когда ты чего-то добиваешься, ты начинаешь уважать себя. Конечно, справиться, как с физическими, так и с психологическими трудностями одному инвалиду очень тяжело. Поэтому, главная задача - сформировать в обществе нормальное отношение к инвалидам. И эту задачу должны решать СМИ. Отсутствие информации рождает безразличие. Не нужно путем замалчивания игнорировать людей с физическими недостатками и исключать их из полноценной жизни, так как ни один человек, не застрахован от увечий. Необходимо широко освещать жизнь людей с физическими ограничениями, вести полемику об их проблемах, надеждах, о том, что влияет на рост численности инвалидов в стране.

Создать серию постоянных передач по радио и телевидению, рассматривающих все сферы жизни инвалидов. Побуждать государство к созданию условий для самореализации таких людей. Убедить общественность осознать и принять тот факт, что все люди разные и инвалид является частью общества, к которому нужно перестать относиться, как к иждивенцу. Само государство сделало его потребителем, огородившись от него социальным пособием, льготами. Да, это необходимая помощь, но нужно поощрять и желание самих инвалидов быть полезными. Хотя, честно говоря, пенсия которую мы получаем едва ли хватает, что просто содержать себе в человеческом виде. Сейчас в современном обществе внедряется идеология индивидуализма, когда каждый сам по себе. Такая идеология недопустима и чужда нашему менталитету. Раньше по телевидению шел рекламный ролик, где показывают молодого человека в инвалидной коляске, в кругу семьи и звучат слова: «Мы заботимся о тех, кто не в состоянии позаботиться о себе сам». Замечательная фраза! Но, если в нее вдуматься - это завуалированное унижение человека в его беспомощности. Кто решил, что люди в инвалидных колясках не могут о себе позаботиться? Большинство из них могут, потому, что у них есть руки и умная голова. И, почему бы не сделать такой ролик: молодой человек в инвалидной коляске сидит в офисе, в деловой обстановке, за компьютером и звучит фраза: «Мы создаем условия для тех, кому трудно реализовать себя наравне с другими, во имя равноправия всех членов общества». Вот это и будет реальная забота. Можно привести высказывание профессора А. Кейера: «Не ампутация или паралич делают человека инвалидом. Комплекс неполноценности в его сознании формируется, во-первых, невозможность обслуживать себя в быту. Во-вторых, неприспособленная в техническом и психологическом плане среда. Поэтому, насущная задача - приспособить среду к нуждам людей с утраченной функцией организма». Но, сколько бы не говорилось о необходимости создать безбарьерную среду, сколько бы не поднимался вопрос о строительстве пандусов, поручней, лифтов, которые точно также нужны для удобства и здоровым людям. Дело, если и сдвигается с мертвой точки, то миллиметровыми шагами. А, представьте такую картину: на один день всех чиновников и представителей различной власти посадить в инвалидные коляски и заставить передвигаться в таких экстремальных условиях, может тогда «благие» обещания на бумаге начнут воплощаться в реальность. И конструкторы поймут, как делать инвалидные коляски, чтобы они были удобны и человек, сидящий в ней не пачкал одежду об колеса. Формирование рабочих мест для людей с физическими ограничениями и возможно и сложно. Несмотря на то, что государство предоставляет предпринимателю льготы (снижение налога), если у него работает инвалид, на деле льготы не срабатывают. Работодателю просто не выгодно принимать инвалида, так как последний не сможет работать с полной отдачей все 24 часа. А, у бизнесмена время- деньги. К тому же, что скрывать, инвалид не соответствует лицу фирмы. Что делать?

Найти лидера, заинтересованного в делах людей с физическими ограничениями, обладающего деловой хваткой, порядочностью, идеями и, опираясь на него, организовать многофункциональный центр, во главе которого также будут стоять неформальные лидеры. В центре должен быть психолог, специалист по соционики - науке об общении, который, учитывая социальный тип человека поможет выбрать профессию, юридическая консультация, различные курсы. Цель центра - объединить людей с физическими ограничениями, сотрудничать с подобными многофункциональными центрами из других городов, стран, обмениваться опытом, владеть информацией во всех областях жизни, помочь в выборе профессии, в обучении и в трудоустройстве. Завершая доклад, хотелось бы внести несколько предложений:

1. Рассмотреть вопрос о включении в законодательный акт стаж людей, работающих на дому, для перерасчета к пенсии.

2. Экономить госбюджет за счет строительства пандусов (они обходятся дешевле), устранения бордюров во многих местах.

3. На законодательном уровне разрешить умственно способным инвалидам именно первой группы проходить обучение и трудоустройство через центр занятости. В 2007 центр занятости моего города Калача не разрешал мне пройти обучение на компьютерных курсах в специализированном профреабилитационном центре для инвалидов в Воронеже. Я не проходила по документам потому, что у меня 1-я группа. На меня не хотели перечислять деньги, но я могла пройти обучение за свой счет, заплатив 30.000 рублей.

Получается, заплатив 30.000, я проходила по всем документам. И только, когда я обратилась к адвокату и сказала, что напишу письмо в ООН об ущемлении прав первогруппников, через неделю финансовые средства были найдены, и я прошла 3-х месячное обучение в Воронеже. Испытав на себе такую дискриминацию, я прошу защитить права именно инвалидов 1-х групп.

4. Упростить получение путевок, а именно проходить медицинскую комиссию непосредственно перед получением путевки, а не каждые полгода, не зная при этом, когда будет сама путевка. В этом году в Калаче этот порядок, вернее беспорядок, отменили, но, возможно, он остался в других регионах России.

Разве легко больному человеку идти в поликлинику по разным этажам и кабинетам?

Самое главное помочь инвалиду самоопределиться, чтобы он мог работать самостоятельно и осознать, что только от его выбора зависит его будущее.

Уполномоченный представитель Воронежской области, член Международного Общественного Движения Инвалидов (МОДИ) стран ближнего и дальнего зарубежья, Ирина Лунёва, инвалид 1 группы, репетитор английского языка, поэтесса, журналист.