Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Методика любви. Здесь каждый день подтверждают: люди на сорта не делятся

Ватага мальчишек несется по коридору. Стайка девочек шушукается у стеллажа с гордо поблескивающими спортивными  кубками. Несколько минут до звонка. Школа как школа. Правда, глаза, обращенные к тебе, постороннему, непривычно внимательны. Каждый будто хочет спросить: "А вы добрый человек?". В пятой коррекционной атмосфера особая. Учиться, осваивать не только профессию, но и навыки жить среди людей здесь помогают ребятам с тяжкими, нередко, множественными недугами: церебральным параличом, аутизмом, умственной отсталостью.

Что чувствует глина?

- Гоша, ты какую технику любишь?

- Мозаику.

- А Юра?

- Аппликацию.

- А какие еще мы с вами техники освоили?

- Я декупаж освоил, квиллинг, модульное оригами.

- А я - технику безопасности!

- Правильно, Давид, без нее тоже никак нельзя…

Татьяна Николаевна ласкова, словно мама. И постоянно что-то мастерит. Все в восторге, когда обычная картофельная масса превращается в ладонях учительницы декоративно-прикладного искусства в узорчатое покрытие для вазы, которую накануне сделали из папье-маше. Немного бересты, яркая бумага, соломка, макароны-звездочки - из всего этого вместе и творят забавных зверюшек, пасхальные яйца, открытки, картины…

- Мне уже 14, - гордо объявляет Давид.

- Вы быстро вырастаете, - вздыхает Татьяна Герман. - Круть-верть своими пинцетами, иголочками (детальки крохотные, их подцепить нужно, а это очень хорошо моторику развивает), и вот уж паспорта получили. Провожаем - слез не сдержать. Но один мальчик до 20 лет продолжал ко мне приходить…

В слесарной, столярной, швейной - в любой из 12 школьных мастерских приведут примеры подобной верности.

- Но видели б семь лет назад мой дебют! - рассказывает Лариса Тересунько, педагог гончарного дела. - Я после Художественного института - девчонка. В голове выставки, богема, а тут… Настороженность, неприятие: "Ну, и чему вы нас научите?". Самый дерзкий сорванец все стены глиняным горохом закидал. Назавтра вижу - рыбу лепит. Раскрасили, обожгли в печи. И вдруг мальчик постарше выхватывает ее, швыряет на пол, и та - вдребезги. Как мой обидчик рыдал над осколками! С того момента знаю: мы очень нужны друг другу.

…Очередное занятие - с пятиклашками. Надели передники, нарисовали придуманные эскизы, размяли податливые пласты.

- Глина - волшебница, - произносит Лариса. - Она чувствует, что у вас сейчас на душе, она живая.

- А я живую лошадку гладил, - говорит Андрей Поляков, поглаживая пока еще шероховатую фигурку глиняного коня. - У нее шерстка нежная…

За руку - к самостоятельности

Одиннадцатилетняя Катя Ярыгина шажок за шажком движется навстречу шумной перемене. На пороге, улыбаясь, протягивает мне руку. Катина мама, а "по совместительству" еще и первый в школе сопровождающий наставник, именуемый со времен средневекового Оксфорда тьютором, почти не беспокоится: рядом с дочкой подружки, прекрасно понимающие все ее жесты.

- Диагноз у Кати, - делится Надежда, - очень сложный: ДЦП, нарушение интеллекта. С раннего возраста не то, что общаться со сверстниками - шага без посторонней помощи ступить не могла. В четырех стенах ребенку с ограниченными возможностями, как ни старайся, мир, к которому так тянет, не познать. В Краснодаре  посещали коррекционный садик, в Красноярске же, куда переехали, когда ей исполнилось девять, малоподвижным детям подобное недоступно. Не приняли поначалу и в новом дворе. Сторонились, дразнили. В довершение всего - психолого-медико-педагогический "приговор": ребенок не обучаем. Несколько месяцев обивала пороги, писала от отчаяния губернатору. В общем, настояла на повторной комиссии. И буквально упросила дать шанс. Так мы - вместе - и оказались здесь. Сначала на уроках социально-бытовой ориентировки усваивали элементарные вещи: как за партой сидеть, не мешая другим, как учителя слушать. Постепенно перешли к подобранной для нас программе реабилитации. Рисование, музыка, ритмика подарили Кате  незнакомое, удивительное ощущение: она - наравне с другими, дорога всем. Она - человек! Уже через год преобразилась. Передвигаться стала сама, даже на сцену выходит -нехитрую мелодию исполняет на специальном треугольничке. "Оттаяла", между прочим, и дворовая площадка. Мы на  прогулку - ребятня тут как тут: "Можно Катю на качелях покатать?". Мой,  обретенный в мытарствах опыт тоже пригодился. Предложили занять должность тьютора, который сопровождает весь маршрут развития ребенка. Координируя, сводя воедино и пожелания родителей, и рекомендации психолога, дефектолога, логопеда, и действия социальных служб. Окончила курсы, поступила в магистратуру. Пока опекаю дочку и Дашу, но скоро деток прибавится.

Осенний комплимент

В седьмом - внеклассный урок "Золотая осень". После вкусного бесплатного обеда рассаживаются полукругом у компьютера, на экране которого проплывают желтые перелески, и учитель математики Екатерина Мерзликина под аккомпанемент Чайковского читает Фета.

- Может, - спрашивает, - веселую музыку подберем?

- Нет, потому что под эти стихи хочется плакать…

Говорят о настроении, об урожае, вспоминают народные приметы.

- А что кроме осени бывает золотым?

- Ваня, мой друг. Он золотой, добрый.

- Здорово, когда можешь сказать кому-то такое! Сразу хочется забыть про то, как обидно вы сегодня ругались на переменке. А давайте я раздам по опавшему листочку, и каждый напишет на нем теплое пожелание тому однокласснику, с которым недавно поссорился? Пусть это будет вашим осенним комплиментом…

- Слушал вас, - замечаю Екатерине Петровне после урока, - и казалось, что передо мной гуманитарий.

- В математике, к сожалению, наша планка - дроби, проценты. А вот умение размышлять, сопоставлять, фантазировать, сочувствовать - и это важно необычайно - коррекции поддается.

- Ну, а воспитательный эффект, как думаете, достигнут? Они так трогательно внимали вашим наставлениям…

- Ой, не обольщайтесь! Это ж мальчишки. Уже завтра все нужно будет начинать сначала.

Компетентно

Елена Клочкова, директор Красноярской коррекционной школы № 5:

- Давно ли само от слова "коррекционная" шарахались, как от клейма? Лишь 10-15 лет общество, не без труда преодолевая комплексы, артикулирует: люди на сорта не делятся. А ведь нарушенное в одном месте может компенсироваться в другом  - вспомните "Человека дождя". Даже у страдающих неизлечимыми заболеваниями ищем эти потенциальные росточки. На судьбах двух пареньков медики когда-то крест поставили, а они нынче поступили в общеобразовательную "вечерку". Наш Артем Муратов превзошел себя - включен в Паралимпийскую сборную России. Да  и родители, как правило, раздраженные, подавленные, избегающие старых друзей, с помощью наших психологов обретают надежду. Папы и мамы детей-аутистов, объединившись, загородную усадьбу строят - с банькой, игровой территорией. В обычной школе куда сложнее достичь личностного подхода. А у нас в любом классе - 5, максимум, 12 ребят. С этого года вводим адаптированные программы. Не дается, допустим, ученику соседнего лицея какой-то предмет? Педагог загружен под завязку, а на репетитора у семьи денег нет? Милости просим - подтянем персонально. Все чаще и наоборот, нашего ребенка хочется  родителям сблизить со здоровыми детьми. Договариваемся с коллегами, и уже их воспитанники привечают маленького гостя. Для начала - на занятиях хора. Или такая ситуация. У тройняшек после прививки  осложнения разной степени. Когда пришла пора учиться, одного определили в общеобразовательную, другого - к нам, третьего штудируют дома. Мать разрывается: "Придумайте что-нибудь!". Школе более полувека. Поиск нестандартных решений - наша планида.

Кстати

Патронируемая педуниверситетом имени В.П.Астафьева пятая коррекционная давно уже - и учебно-методический, и научно-исследовательский центр. Своеобразная ресурсная база. После  проведенного здесь международного семинара профессора из Теннесси и Миннесоты признались: "Летели из Штатов делиться опытом. Уезжаем из  Сибири с вашими уникальными методиками".

Золик Мильман