Архив:

Почему в Беларуси мало работодателей «равных возможностей»?

Я нахожусь в Западном Берлине, в Mauercafé – жду капучино и смотрю на голые клены, за которыми когда-то проходила стена. За соседним столиком пожилой мужчина в инвалидной коляске – заказал пинту "Гиннеса".

Мы вдвоем смотрим в окно и, кажется, в одну точку - на деревья и невидимую стену за ними. С немецкого mauer переводится как стена (в двух шагах от кафе - мемориальнй комплекс Berlin Wall Memorial), но вот официант приносит мне кофе, улыбается, и я понимаю, что стены здесь нет. 

Тобиас. Опыт Германии

В кафе мы обедаем большой компанией журналистов - участников семинара, организованного немецкой газетой taz. die tageszeitung. Представители СМИ из Молдовы, Украины, Беларуси и России приехали на неделю в Берлин, чтобы познакомиться с жизнью местных представителей социальных меньшинств (сексуальных и этнических меньшинств, людей с инвалидностью). В Mauercafé мы, конечно же, не случайно - это часть программы и наглядный пример, демонстрирующий отношение Германии к людям с особыми потребностями. 

6db680aa94b856686e4880f58d3c73f7.jpg

Mauercafé - место особенное, здесь наравне с обычными официантами и поварами, работают люди с инвалидностью. Тобиас Шмидт – один из них. Парню 23 года, у него синдром Дауна. Но его диагноз - абсолютно не преграда, чтобы работать в одном из самых известных кафе Западного Берлина. На подносе у Тобиаса помимо моей чашки еще четыре. По словам его коллег, все начиналось с одной, которую нужно было донести до столика, не расплескав ни капли.  Но самым сложным было научиться приходить на работу вовремя, не опаздывать, выбирать нужный транспорт. Как рассказала директор Mauercafé Лорена Шлихт, вначале у Тобиаса не получалось держать обещания и работать по плану. Такое поведение свойственно людям с синдромом Дауна. Но со временем, выполняя комплекс одинаковых задач ежедневно, парень научился самодисциплине, привык к новому графику и теперь выполняет свою работу безукоризненно. 

7017b9c8c4ec833a0400790bdb98a643.jpg

Mauercafé – один из проектов организации Hoffnungstaler Stiftung Lobetal, которая занимается вопросами трудоустройства и занятости людей с инвалидностью. Более 800 подопечных организации успешно работают в кафе, мастерских, а также в компаниях, специализирующихся на органическом сельском хозяйстве. Нас угостили йогуртом изготовленным "особенными" фермерами – очень вкусно. 

На данный момент в кафе 12 рабочих мест. Сегодня в команде пять человек с инвалидностью и трое – люди без ограничений. Есть вакантные места. Люди с инвалидностью, работающие здесь, не получают зарплату. Государство выплачивает им пенсию (в Германии минимальная пенсия составляет 1200 евро), покрывает расходы на жилье, медицинскую страховку, проездной. А работа в кафе - это дополнительная возможность интегрироваться в общество. Продолжительность программы - два с половиной года. 

c8a7f8fcb2c0b93a3fd7c9b283fc4c71.jpg

К слову, Mauercafé находится на первом этаже здания берлинского дома престарелых. И этот пожилой мужчина с пинтой пива – как раз со второго этажа. Чуть позже свободный столик у окна займут две милые старушки – выпить кофе и обсудить последние новости.  Представить подопечных любого белорусского дома престарелых обедающими в центре столицы просто невозможно. Нет у нас и заведения формата Mauercafé. Как, собственно, нет и официантов с синдромом Дауна или аутизмом в любом другом кафе Минска. 

Вопрос трудоустройства людей с инвалидностью остается актуальным и нерешенным. Почему? По словам специалиста по сопровождаемому трудоустройству в ОО "Белорусская ассоциация помощи детям инвалидам и молодым инвалидам Эдуарда Шипицына, дело здесь и в качестве образования, и в мотивации соискателей, и в юридической безграмотности работодателей. Плюс моральная неподготовленность к работе с людьми с инвалидностью сотрудников предприятий. Белорусское общество не умеет и не готово общаться с такими людьми. 

7bee9ac4fce63f54e5d32d34700dc9ea.jpg

"Тем не менее, мы пытаемся менять ситуацию, - рассказывает Эдуард. -  С марта 2012 года в Белорусском ресурсно-адаптационном центре "Открытые двери" ОО "БелАПДИиМИ" проходит новый проект по интеграции людей с особенностями развития на свободный рынок труда, через сопровождение в процессе трудоустройства - "Первые шаги к работе". За то время мы трудоустроили 27 человек, в том числе и молодого человека с аутизмом. Участники проекта, молодые люди с инвалидностью, работают на нескольких предприятиях, руководство которых нам удалось заинтересовать. Вакансии, которые были предложены, в большинстве своем, низкоквалифицированные, учитывая возможности людей с умственными ограничениями и рекомендаций МРЭК. Например, укладчик-упаковщик, сортировщик, маркировщик, уборщик, работник типографии. Но так же есть и слабовидящая девушка с высшим образованием, которая работает психологом. 

Никита. Реальность Беларуси

Уборщик и укладчик-упаковщик. Неужели это все, на что может рассчитывать в Беларуси человек с инвалидностью? В большинстве случаев – да, но мы нашли исключение. У Никиты Трофимовича - спастическая диплегия (синдром Литтля). Это такая форма детского церебрального паралича, при которой нарушается двигательная функция верхних и нижних конечностей. Парню сложно ходить. Особенно по городу, в котором каждая улица для людей с ограниченными возможностями - полоса с препятствиями. Тем не менее, Никита окончил факультет философии и социальных наук БГУ, работает в маркетинговом агентстве, занимается консалтингом, внештатно пишет для некоторых белорусских изданий, а недавно стал обладателем приза зрительских симпатий в первой в Минске конференции в формате TED.

"Свою теперешнюю работу, - рассказывает Никита, - я нашел по рекомендации. Обо мне рассказали руководителю агентства, мы встретились, я получил тестовое задание, справился и меня взяли. До этого было несколько неудачных попыток. Например, хотел устроиться в контору по продвижению в интернете онлайн-покера и онлайн-торговли (им нужен был журналист для ведения блога и социальных сетей), пришел на собеседование, а они смутились и спросили, почему я не предупредил о болезни".

Почему люди с инвалидностью чаще всего вынуждены сидеть в четырех стенах и жить на пенсию? "Во-первых, финансовая причина, - считает Никита Трофимович. -  На любые социальные программы нужны деньги. Для высоких налогов (а из них берутся социальные расходы) нужны высокие зарплаты. А в Беларуси и на здоровых-то не всегда хватает средств. Во-вторых, само отношение к людям. В белорусском обществе (а также в политике, экономике) есть установка на приспособление к стрессовому положению через сокращение собственных потребностей. Защита прав кажется нам избыточным, опциональным явлением. Третье: человек важен тогда, когда он что-то дает обществу. А у нас нередко можно услышать: "Что инвалиды могут дать?" Трудно ответить на вопрос, сможет ли вернуть инвестиции ребенок с синдромом Дауна. Однако если следовать этой логике, надо отказаться от тюрем. Что обществу дают заключенные?"

"В Польше и Литве, - по словам собеседника OPEN.BY, -  помощь инвалидам оказывается из фондов, которые поддерживаются государством и обществом за счет "пожертвований в организации социальной пользы" и проведения конкурсов на гранты. В Беларуси реабилитация и благотворительность до сих пор -  удел энтузиастов. Кроме того, зачастую сами люди с инвалидностью в Беларуси пассивны, ленивы, робкие или скованы границами и корпоративной гордыни своих сообществ. В Беларуси нет своего "безумного колясочника" как в Польше, который еще с 80-х годов ездит по Варшаве и проверят на доступность все общественные места. Нет своего "движения уродов", которое в буквальном смысле слова ползало по Германии в начале 60-х годов. Это была группа, прославившаяся скандальными акциями в защиту прав людей с инвалидностью. "Уроды" выходили на улицы, начинали ползать, тем самым показывая, что никак иначе человеку с ограниченными возможностями по городу передвигаться нельзя. Среди белорусских инвалидов мало таких активных людей. Конечно, есть отдельные НГО - но как правило это кучка фанатов, а не идеология, как в Европе".

"Работодатель равных возможностей"

В странах Европы и в США многие компании используют так называемую концепцию "talent management", когда приоритет отдается личным качествам, благодаря которым он может внести свой вклад в успешное развитие компании. Практически в каждом объявлении о вакансии можно увидеть фразу "equal opportunity employer" ("работодатель равных возможностей"), т.е. фактически работодатели открывают двери людям с инвалидностью, дают понять, что для них факт наличия особенностей развития не является решающим. Приписка "при одинаковой квалификации мы отдаем предпочтение инвалидам", которую можно встретить в объявлениях о вакансиях большинства немецких фирм, – это не просто пример толерантности, это серьезный обдуманный шаг. По данным уполномоченного по правам инвалидов при правительстве ФРГ Хуберта Хюппе, число безработных среди молодых инвалидов в процентном соотношении меньше, чем среди их здоровых сверстников.

Дело в том, что устраивать людей с особыми потребностями на работу и обучать их фирмам экономически выгодно. Согласно закону, на предприятиях, достигших определенной величины, минимум 5% рабочих мест должны отводиться для людей с ограниченными возможностями. А если предприятие само обучило инвалида профессии, это дает ему отдельные преференции. Такие данные приводит Нильс Райт, координатор образовательного проекта для инвалидов VAmB. Проект был инициирован Федеральнфм агентством по труду и Гамбургским университетом совместно с концерном Metro Group.

В начале проект был больше похож на эксперимент – людей с ограниченными возможностями обучили и трудоустроили торговой сети Galeria Kaufhof. Эксперимент удался, и хорошему примеру  последовали сотни предприятий Германии. Сегодня в рамках проекта человек с инвалидностью может обучиться одной из более чем 200 профессий. А в немецких отделениях концерна Metro Group работают более 5 тысяч инвалидов. Попасть в один из образовательных проектов VAmB можно через региональные представительства Федерального агентства по труду.

Екатерина Морголь

Источник: OPEN.BY

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ