Архив:

Коляска для мэра. Почему инвалиды, выбираясь в город, всякий раз вынуждены «играть» во «взятие Казани»?

Если верить цифрам в чиновничьих отчетах, программа «Доступная среда» вовсю ликвидирует «препятствия» для людей с ограниченными возможностями в Казани. Вот только сами инвалиды это ощущают не особо. В чем же дело?

Похоже, власти и люди с ограниченными возможностями явно не могут преодолеть стену непонимания. И их представления о «пониженном» бордюре, судя по всему, рознятся. Разберём ситуацию на конкретных примерах.

«Мертвая переписка»

Координаторы инициативной группы "Город без преград" еще в декабре, отправили письмо на имя мэра Казани Ильсура Метшина, в котором указали городской власти на «пробелы» в реализации программы «Доступная среда».

«…Казань не стала городом, открытым и доступным для всех, - отметили авторы послания. - Значительная часть изменений имела, по нашему мнению, декоративный характер. В частности, откидные "пандусы" в подъездах, установленные в рамках программы "Доступная среда", не могут использоваться людьми с инвалидностью самостоятельно вследствие значительного веса и несоответствия нормативам. Даже такие социально значимые объекты, как поликлиники, не приспособлены для людей, использующих коляски (например, в поликлинике N 20 по адресу: ул. Ломжинская, д. 5, двери недопустимо узки, "пандус" имеет угол наклона около 45 градусов, а в двухэтажном здании ее филиала по адресу: ул. Академика Сахарова, д. 23, нет ни лифта, ни подъемника). Такая же ситуация с подавляющим большинством почтовых отделений. Высота пониженных бордюров на многих перекрестках, отремонтированных в последнее время, значительно больше 1,5 см, что является нарушением п.4.1.8 свода правил "Доступность зданий и сооружений для маломобильных групп населения" (СП 59.13330.2012).

Тротуары и пешеходные дорожки на некоторых отремонтированных улицах, включая территорию непосредственно у станций метро, вообще не оборудованы съездами на проезжую часть. Большая часть лифтов, установленных в надземных пешеходных переходах, до сих пор не работает. Водители низкопольных автобусов не имеют навыков использования аппарелей. Указатели номеров маршрутов и интервалов движения на остановках общественного транспорта нередко заклеены рекламой, что крайне затрудняет передвижение инвалидов по слуху, при этом очистка указателей производится далеко не сразу или вообще не производится. Все это означает, что родители с детскими колясками и люди, испытывающие трудности при передвижении, сталкиваются с серьезными проблемами, а значительная часть людей с инвалидностью вообще не имеет возможности самостоятельно передвигаться по городу. Люди все так же заперты в своих квартирах и домах».

Вскоре пришел ответ от мэрии. Он был большой, правильный и… больше о своём. То бишь - о достигнутых успехах и планах на будущее.

«Учреждения здравоохранения, указанные в вашем обращении, будут включены в заявку на участие в программе в 2014 году», - это что касается упомянутых выше поликлиники с филиалом.

А дальше – перечисление достижений.

«На пересечении улиц Татарстан, Марселя Салимжанова, Пушкина и Правобулачной в местах пересечения тротуара с проезжей частью выполнено понижение бордюрного камня, высота которого в соответствии с установленными нормами не превышает 4 см».

«На тротуарах, непосредственно перед пешеходным переходом, установлены тактильные плиты».

«Для обеспечения удобной посадки и высадки пассажиров с ограниченными возможностями предприятиями различных форм собственности за счет собственных средств ведется обновление подвижного состава. В настоящее время на маршрутах города функционируют 484 низкопольных

комфортабельных автобуса, учитывающие интересы лиц с ограниченными возможностями». 

«На сегодняшний день станции казанского метрополитена адаптированы для маломобильных групп населения. На станциях эксплуатируются подъемные устройства, предназначенные для спуска и подъема с пассажирской платформы в кассовый зал. Местоположение подъемников на станциях обозначено специальными указательными знаками. Одновременно с этим один из лестничных сходов оборудован пандусными съездами для спуска или подъема лиц с ограниченными возможностями до уровня кассового зала».

Следом – еще статистика и огромный перечень того, что делается – подъезды многоквартирных домов обеспечиваются пандусами, опорными поручнями, аппарелями, контрастной окраской крайних ступеней и т.д.

Ответ крайне возмутил активистов.

«Главный вопрос заключается в следующем: почему, если ситуация с реализацией программы "Доступная среда" так хороша, мы крайне редко видим людей с инвалидностью в публичном пространстве - в городском транспорте, на улицах, в кафе, на спектаклях и концертах?» – считают они.

Колёса для мэра

«Ряд положений письма мэрии не соответствует действительности, - говорится в новом письме от «Города без преград». - Станции метро нельзя считать адаптированными для людей с инвалидностью и родителей с детскими колясками в ситуации, когда подъезды к станциям перекрыты бордюрами высотой значительно более 4 см. На упомянутом в ответе перекрестке улиц Татарстан, Марселя Салимжанова, Пушкина и Правобулачной высота бордюрного камня составляет не 4, а 7 сантиметров (со стороны театра Камала), что делает этот перекресток совершенно непреодолимым для человека на коляске. Такая же картина наблюдается на множестве других перекрестков, перестроенных в недавнее время».

Чувствуя явное недопонимание мэрией проблемы, общественники предложили Метшину и заместителю руководителя исполкома Казани Лейле Фазлеевой, подписавшей ответ мэрии, сесть в инвалидные коляски и попытаться самостоятельно преодолеть "отремонтированный" перекресток между сквером Тукая и площадью перед театром Камала. А затем, если преодолеют эту преграду, - попытаться воспользоваться метро и наземным городским транспортом. Коляски обещали предоставить.

«По пути следования хотелось бы обратить внимание городских властей и на то, что в отличие от улицы Кремлевская, тротуары множества других казанских улиц являются очень скользкими и крайне небезопасны для всех - как для людей с инвалидностью, так и для тех, у кого ее нет», - не без иронии предупредили власть активисты.

Благодарности за предупреждение не последовало.

- Ответ на наше предложение мы так и не получили, - спустя время, 17 января, посетовал в интервью с «МК» один из координаторов инициативной группы «Город без преград» Искандер Ясавеев. - В целом Казань остается закрытым городом. Доступная среда – это цель. Но до нее еще далеко. И было бы еще какое-то движение, однако пока что мы видим какие-то декорации. Очевидно, что ресурсы программы используются неэффективно. Почему? Это вопрос к властям. Скорее всего, это спешка, связанная с Универсиадой, освоением ресурсов. Если бы, например, одному из координаторов "Города без преград", инвалиду-колясочнику Айрату Калимуллину, предложили участвовать в качестве эксперта в создании «доступных» для людей с ограниченными возможностями улиц, это было бы логично. Допустим, делают ремонт улиц Бутлерова либо Лево-Булачной – и пусть по ней проедет человек на коляске, и скажет, все ли удобно. Но это же не делается. «Колясочники» не участвуют в приеме работ. «Доступная среда» пока что для галочки.

Неприступная среда

Два координатора инициативной группы "Город без преград", передвигающиеся на колясках, Айрат Калимуллин и Александр Калашников, рассказали корреспонденту «МК» о том, насколько они ощущают на себе «Доступную среду». В целом, их рассказ можно свести к одному предложению – «почти везде недоступно, если передвигаться на коляске». И это притом, что конкретные объекты в Казани более или менее адаптированы. Только какой в этом толк? Добраться до них на коляске – все равно что преодолеть полосу препятствий.

- Я живу в специальном доме для колясочников, - начал Калимуллин. – В радиусе ста метров от моего дома прошла «Доступная среда» - там бордюры адаптированы. А как дальше ехать? Вот пример. Недавно ездил оформлять загранпаспорт, а это – 500 метров от моего дома. Проехал сто метров и остановился – дальше непреодолимые бордюры. Пришлось возвращаться домой и пересаживаться на автомобиль…

- Мало верю в то, что «Доступная среда» сделает жизнь инвалидов проще, - наш собеседник. – Но не скажу, что ничего не делается. Делается. Но с большим браком. Надо делать так, чтобы посторонняя помощь была не нужна. А выходит так, что и с «Доступной средой» без нее не обойтись.

- Польза от программы есть, но очень медленная, - считает Калашников. – В ряде случаев делают некачественно и бесполезно. Пониженный бордюр таким кажется только строителям, а для колясочников он – непреодолимое препятствие. Хотелось бы, чтобы «Доступная среда» исполнялась более качественно. И все бы делалось быстрее. Но есть уж тут, видимо, такой момент, как обмывание денег…

- Супермаркеты и крупные торговые центры оборудованы, к ним никаких претензий, - продолжил он. – А вот мелкие частники не думают об удобстве людей на коляске – 80% таких магазинов недоступны вообще. Возьмем улицу Баумана - если по ней гулять, она доступна процентов на 85. Можно сказать, что в этом плане она намного доступнее остальных. А в плане попадания в заведения Баумана адаптирована процентов на 40 – этим она не отличается от других улиц.

- Руководители неадаптированных объектов спорить-то не спорят, а пытаются сгладить проблему, давая обещание – «ну исправим», - посетовал Калимуллин. – А я что, через год поеду проверять, исправили они или нет?

Универсиада недоделанная

Калимуллин рассказал о том, как он посещал соревнования Универсиады.

- Я был на трех соревнованиях, посетил три спортобъекта, - начал он. – Каждая поездка сопровождалась проблемами. Живу на улице Дубравная. Вначале на электроколяске поехал на центральный стадион. Стою, жду автобус на остановке. Свистнул водителю, чтобы он меня заметил и подъехал ближе. В автобусе должны были спустить аппарель, но это почему-то не сделали. Водитель и несколько пассажиров подняли меня в салон автобуса. А я вместе с коляской – 150 килограмм! Когда подошла моя остановка, меня также спускали. И так как я вышел из автобуса со стороны Кремля, мне нужно было перейти дорогу. Я воспользовался подземным переходом. А там – пандусы без поручней. Можно упасть! Зашел на центральный стадион без проблем. Однако указателей, куда идти инвалидам, там не было. Но я раньше там бывал, поэтому знал, куда двигаться. А если бы гости оказались на моем месте? Возникли бы проблемы. На стадионе есть места для инвалидов, но они абсолютно неудобные - узкие! Сидишь на них полу боком, под углом 45 градусов.

На стадион «Рубин» наш собеседник отправился на метро. Вначале он добрался на электроколяске до станции «Проспект Победы».

- Пандус хороший на этой станции, - вспоминает Калимуллин. – И сама станция устроена – более-менее. Но не все гладко. Просить приходится в любом случае.

- Когда говорю о метро, вспоминаю одну историю, - немного отступил от темы нашего разговора наш собеседник. – В 1999 году была встреча тогдашнего мэра Казани Камиля Исхакова с инвалидами. Камиль Шамильевич, сказал я ему тогда: вот метро пока что еще в проекте, не забудьте, пожалуйста, про колясочников. Вроде как он кивнул. Рядом с ним стоял помощник социальный – он тоже кивнул. Думал, раз так, значит, не забудут. Но прошло несколько лет, сдали первую станцию – она была не приспособлена для инвалидов. Сдали вторую – тоже самое. А потом Казань попала под «Доступную среду», и так как метро было не адаптировано, его стали адаптировать…

И снова - про Универсиаду:

- Спускаюсь, значит, я в метро – пандусы вроде бы есть, спуститься по ним можно, на платформе въезд делают. Но как заехать в вагон? Щель широкая! Опять пришлось просить незнакомцев, чтобы переднюю часть коляски приподняли, чтобы колеса не застыли. Доехал до «Авиастроительной». Она адаптирована. До стадиона «Рубина» пришлось ехать метров 250. Я ехал по тротуару – в итоге приходилось просить прохожих, чтобы меня постоянно поднимали и спускали из-за высоких бордюров. Ехал и по проезжей части, но это небезопасно. В самом стадионе специальных мест не было. Но они там не нужны. Там были указатели, что инвалидам вот тут надо сидеть. Но прямо перед нами было ограждение, баннер, и нам из-за этого было плохо видно соревнования.

Затем Калимуллин отправился в центр волейбола.

- На электроколяске я ехал три километра по тротуару, - продолжил он. – Тротуары, конечно, не безопасные, высокие. Подъехал к центру волейбола, подняться мне помогли. Сам объект более-менее приспособлен. Но добрать до него тяжело…

- Совершенно неудобна для инвалидов Деревня Универсиады, - возмущается наш собеседник. – Был там с «Эфиром» в феврале прошлого года. В помещениях там есть пандусы, но извините за вопрос – а вы в СНиП заглядывали? То, что там сделано - против этих правил, видно невооруженным глазом. И кто вообще дает право сдавать такие объекты? Пандусы – небезопасны! Насколько мне известно, в Деревне Универсиады живет один студент-колясочник.

В этом году вместе с прокуратурой Приволжского района, с которой я начал сотрудничать в конце прошлого года (подкидываю им адреса мест, неадаптированных для инвалидов), там побываем.

Суд не создал прецедента

- Есть, конечно, водители, которые, видимо, никуда не торопятся или просто сочувствующие – они останавливаются и ждут, когда ты поднимешься в транспорт, - делится наблюдениями Калашников. – А есть те, которым машешь, чтобы он подъехал, а он игнорирует. Но часто дело не в водителях, а в остановках, большинство из которых не адаптированы для колясок. Они разбитые, весь асфальт в рытвинах… Есть, конечно, удобные – и автобус может к ним подъехать как надо, и на саму остановку можно попасть на коляске. Но вот, например, остановка «Магазин «Майский» - власти про нее явно забыли или же посчитали, что она в полном порядке. Водителю на нее просто сложно подъехать! Она абсолютно не приспособлена. Этой остановкой я вынужден пользоваться, ведь езжу туда, чтобы попасть в центр реабилитации инвалидов на улице Дубравной. От остановки до центра дорога обработана идеально, но сама остановка… Взять подземка. Сама структура метро адаптирована, но опять-таки вопрос – как до него добраться?.

- Самые неадаптированные у нас – это коммерческие объекты, - отметил Калимуллин. – Некоторые вроде как и адаптированы, но не по строительным нормам и правилам (СНиП). По пандусам под углом 45 градусов – не подняться. Но большие торговые центры адаптированы отлично – «Мега», «Сити центр», «Савиново», «XL». Что касается «Кольца», то у них лифт доходит только до третьего этажа. А мне нужно было компьютер в «М.Видео» купить, чего я так и не смог сделать.

- Однажды мне нужно было ехать в «Агаву», - вспомнил Калимуллин еще один случай. - До этого предупредил менеджера, что им нужно сделать все по СНиПу. Он дал утвердительный ответ, но я на сто процентов уверен, что в таких случаях они просто игнорируют. Через год поехал в этот магазин, смотрю – ничего не исправили! Обратился в прокуратуру Советского района, чтобы компания устранила нарушения. Пришла формальная отписка, что «Агаву» предупредили. Но не знаю, как сейчас там обстоят дела. Полтора года уже прошло…

Полтора года назад поехал в Азино, в компанию МТС, расторгать договор. Знал, что у них помещение не адаптировано. По электронной почте предупредил, что я инвалид, и предложил – либо они ко мне приезжают, либо я приеду, но, если у них не адаптировано помещение, подам на них в суд. Мне лишь сказали – «приезжайте с паспортом». Приехал и вижу, что ничего не адаптировано! Попросил сотрудников выйти, но они отказались. Тогда я обратился в прокуратуру Советского района с заявлением о возмещении морального вреда. Спустя время мне пришел интересный ответ, в котором говорилось, что прокурором было направлено заявление в суд об устранении нарушения. А я же не писал о том, что нужно устранить, я обращался по поводу морального вреда. Сам суд исказил суть моего заявления. Я просто хотел создать небольшой судебный прецедент, чтобы в будущем инвалиды, если не могли попасть в помещение, сразу же писали бы заявление о возмещении морального вреда. Такая практика введена в Америке и других цивилизованных странах – такой прецендент был создан лет 40 назад, и после этого все стали адаптировать под инвалидов. Потому что заплатить штраф – это в несколько раз дороже, чем установить пандус.

Из досье

Долгосрочная целевая программа Республики Татарстан "Доступная среда" на 2011-2015 годы утверждена постановлением кабмина РТ от 22 сентября 2011 года.

За два года реализации программы в Казани были адаптированы 30 объектов здравоохранения, 17 объектов социальной защиты и занятости населения, 9 учреждений профессионального образования, 6 объектов образования, 13 объектов культуры, 10 объектов физической культуры и

спорта. Также были осуществлены работы по адаптации жилых домов, в которых проживают инвалиды-колясочники и инвалиды по зрению, станций Казанского метрополитена и пешеходных переходов.

В настоящее время минздравом РТ в рамках реализации программы проведены и продолжаются мероприятия по адаптации к беспрепятственному доступу 20 амбулаторно-поликлинических учреждений.

Согласно постановлению от 30.04.2012 No.348 "О внесении изменений в постановление кабмина РТ от 22.09.2011 "Об утверждении долгосрочной целевой программы Республики Татарстан "Доступная среда" на 2011-2015 гг." в 2012 году на адаптацию жилого фонда выделено 75,2 млн. руб.

Из ответа мэрии Казани на письмо инициативной группы «Город без преград» 

Елизавета Черкина

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ