Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

«Снится, как танцую и бегаю»

Говорят, что в жизни каждого человека бывает переломный момент. Он делит жизнь на «до» и «после». Нередко таким рубежом является какая-то личная трагедия или потеря. В нашей стране есть как минимум 13 миллионов человек, с кем уже случилась беда, - это инвалиды. Не каждый из них находит в себе силы радоваться жизни, особенно если речь идет о серьезной травме. Собеседник «Красного знамени» усвоил урок судьбы с честью. Последние шесть лет он передвигается на инвалидной коляске, которая не стала его приговором, а научила полноценно жить в новых обстоятельствах. Ухтинец Александр Верташов рассказал нашему корреспонденту свою историю.    

 - Александр, как получилось так, что вы оказались в коляске?

- Жил, работал. В 33 года получил сложную травму позвоночника, потерял способность ходить.

- Что тогда сказали врачи?

- Нейрохирурги в Сыктывкаре сказали, что, скорее всего, даже операцию не переживу. А если переживу, то таким и останусь. В итоге операцию мне сделали в Санкт-Петербурге в Военно-медицинской академии имени Кирова. Все прошло успешно, благодаря питерским врачам стал ходить. Дома стараюсь коляской вообще не пользоваться. За пределами квартиры она мне, конечно, нужна.  

- Травма изменила вашу жизнь кардинально. Что было самым сложным?

- Самое сложное – это первые три года, когда в четырех стенах находишься. Невозможность выйти, когда хочется, пойти, куда хочется. Самое трудное было то, что приходилось просить других о помощи.

- Вы не любите просить…

- Дело не в этом. Я был взрослым, самостоятельным человеком. Оказавшись в такой ситуации, естественно, трудно перестраиваться. Если бы я таким был с детства, может быть, было намного все проще. Друзья, конечно, помогали. Но я понимаю, что у всех свои дела и заботы. Не хотелось лишний раз никого напрягать. Но они молодцы: могли просто приехать, вытащить меня из дома. 

- А что изменилось через три года?

- Я начал вставать на ноги, пытался ходить. Появилась определенная свобода в передвижениях, перестал от кого-то зависеть. Сидя в коляске, я никогда не говорил – «поехал». Всегда – «я пошел». В итоге, я пошел своими ногами. Очень многое зависит от окружения. Мои друзья помогали, до сих пор выручают по мере моих просьб и своих возможностей. 

- Каких возможностей, которые у вас были в той жизни, сейчас вам не хватает больше всего?

- Танцевать очень хочется. Раньше ходил в клубы, на дискотеки. Сейчас этого очень не хватает. Во сне снится, как бегаю и прыгаю. В остальном я не чувствую себя в чем-то ограниченным. 

- Как проводите время?

- Люблю читать, читаю много, увлекаюсь историей. Еще в тир хожу - пострелять. Кино люблю, встречи с друзьями. В общем, как все обычные люди. Человек в связи с инвалидностью, конечно, ограничен в некоторых возможностях. Но он не перестает быть человеком. Привычки и увлечения остаются. Тот, кто преодолел это состояние в моральном плане, по возможности продолжает жить прежней жизнью.

- Когда вы в коляске передвигаете по городу, наверняка, видите реакцию окружающих. Какая она?

- Удивление людей. В нашем обществе есть стереотипы в отношение инвалидов. Во-первых, их не видно на улицах. Второй стереотип: если инвалид, значит, убогий и забитый. А когда они видят нормального молодого человека, но в коляске, удивляются. Я не обращаю внимания на то, кто и как посмотрит, кто и что скажет. 

- Это сейчас. А сначала наверняка все было не так просто?

- Сначала да. Я недоумевал от того, что это случилось со мной. Как так? Я жил, была хорошая работа, были планы. А тут – раз, и все. Депрессии были. Долго ни с кем не разговаривал. Потом понял: замыкаясь, я хуже только себе делаю. Начал больше общаться с друзьями, заводить новые знакомства. Очень хорошо в этом плане помогают поездки в санатории. Там много тех, кто попал в похожую ситуацию, легко находить общий язык. В этой среде ты чувствуешь себя свободно и легко. 

- То есть свободно и легко вы чувствуете себя только в среде таких же, как вы?  

- Нет. Сейчас я свободно себя чувствую везде. Но люди на колясках лучше понимают друг друга: мы понимаем все проблемы, с которыми сталкиваемся. Хотя люди бывают разные, зависит от человека как такового, а не от того, на коляске он или нет. Но в целом сообщество инвалидов очень дружное.

- Специалисты, психологи, в частности, знакомы с тем, что инвалиды занимают оборонительную позицию к окружающему миру.      

- Первый год был особенно тяжелым. Это было испытание не только для меня, но и для окружающих. Они не знали, что со мной делать. Они не понимали, почему я что-то не могу теперь сделать. Например, сестра не понимала, почему я не могу помыть посуду. Она не понимала, что я элементарно не могу подъехать к мойке. Она мне: «Ты боком попробуй или так». Я ей предложил сесть в коляску и попробовать. 

- И она села?

- Нет. Я подвел ее к мойке и объяснил, в чем проблема. Она поняла. Наверное, родные и близкие инвалидов сталкиваются с этим. Со временем только пришло понимание, что и как я могу делать в новом состоянии. 

- Помните вашу первую победу над собой?

- Когда первый раз пошевелил пальцами на ноге. Появилась вера в то, что процесс идет. Чем это все закончится, было неизвестно. Но было желание работать над собой дальше.  

- Вам обидно, когда вас или ваших друзей, у которых есть похожие проблемы со здоровьем, называют "инвалидом"? 

- Нет. Я сам понимаю, что я инвалид. Можно по-разному, конечно, называть, например, человек с ограниченными возможностями. Как ни крути, инвалид – он и есть инвалид. 

- О чем мечтаете?

- Встать на ноги. Не просто встать на ноги, а вернуться к полноценной жизни здорового человека. 

Мария Сакаева

Источник: Красное знамя