Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

«Не работает социальное такси – не могу работать и я». Как запереть инвалидов дома и лишить их социализации

Ограничение льготных перевозок инвалидов в Москве – способ запереть их дома и лишить социализации. Корреспондент Правмира побеседовал с пенсионерами и инвалидами о проблемах социального такси.

Дорога на работу — на метро вслепую?

Екатерина Александровская — инвалид первой группы по зрению. Такая же инвалидность у ее мужа. В их семье есть и еще один инвалид — 95-летняя бабушка. Ограничение социального такси ставит под угрозу возможность Екатерины работать — и лишает возможности чувствовать себя равноправным членом общества.

— Я пользовалась социальным такси ежедневно утром и вечером уже более трех лет — ездила на работу и с работы, — рассказывает Екатерина Александровская. — Это стоило 210 рублей в час, мне требовалось в среднем 2,5–3 часа в день в зависимости от пробок. Т. е. примерно 500–600 рублей. А обычное такси обходится по 800 рублей в час — если я буду ездить на обычном такси, я буду работать даже не в ноль, а в минус. Видимо, правительство считает, что инвалидам лучше сидеть дома. 26 декабря Медведев выступал перед правительством — как раз говорил о том, что у инвалидов должна быть возможность работать и жить полноценной жизнью, быть финансово независимыми, чувствовать себя полноценными членами общества. Он говорил о том, что создаются специализированные рабочие места, что бюджет на социальную сферу в 2014 году увеличен. А на следующий день, 27 декабря, нам позвонили и сказали, что все наши заказы на январь отменяются. Что же, мы создали инициативную группу и обращаемся везде, где только можно, в том числе к премьер-министру Дмитрию Медведеву.

Супруги Екатерина и Никита Александровские развили неожиданную, как видно, для правительства активность, в том числе написали петицию в адрес Дмитрия Медведева (она размещена на сайте Демократор.ру от имени мамы ребенка-аутиста Елены Багарадниковой, и все жители Москвы, имеющие проблемы со здоровьем, просят ее поддержать). Обращаются они и в другие инстанции (мэру Сергею Собянину, в приемную Общественной палаты, к партии Единая Россия, чиновникам всех уровней), но пока, пользуясь возможностью отвечать в течение 30 дней, никто не реагирует.

Благодаря интенсивным запросам Екатерине Александровской удалось восстановить часть своих заказов на январь, но на февраль заказы стали принимать издевательским способом, иначе и не скажешь.

— Их принимают только четко на месяц вперед: каждый день я должна звонить и заказывать себе машину через месяц. Диспетчерская начинает работать в 8 утра, и я начинаю звонить ровно в это время — находясь в пути на работу. Но дозваниваюсь через 10–15 минут: сегодня мне предложили время только 10:15 утра, то есть ехать на работу к 9 утра уже нет смысла. Я готова выезжать в 6 утра и с 7 часов сидеть в офисе, но мне и на раннее время не дают машину.

Муж Екатерины Никита Александровский 17 января пытался заказать машину на 14 февраля — на любое время. «Машин нет», — был ответ. Ходят слухи, что часть машин уедет в Сочи — повезет паралимпийцев на Олимпиаду. Если машин нет уже сейчас, что же будет во время Олимпиады?

— Это ежедневный стресс: мы не уверены, что даже заказанная машина приедет. Сломается или встанет в пробку, а запасных нет. Работать из дома я не могу, при этом, вставая утром, не знаю, доеду ли до офиса, — рассказывает Екатерина Александровская. — Я знаю людей на колясках и с костылями, у которых сейчас не принимают заказов на февраль. Социальное такси плохо работало еще с осени, но так над нами не издевались никогда.

Сейчас Екатерина Александровская ездит на работу на метро. Конечно, для незрячего человека утренний и вечерний часы пик в московском метро — это опасно. На социальном такси Екатерина добиралась на работу без сопровождения: в обязанности водителя входит встретить ее у подъезда и помочь сесть ей в машину, а в точке назначения — довести до подъезда. От подъезда до рабочего места ей помогают добраться сотрудники. В метро Екатерину пока сопровождает свекровь — пенсионерка почти 70 лет. Она еще может заниматься этим неделю или две, но ей не по силам ездить так круглый год.

— В обществе слепых и бюро медико-социальной экспертизы, где нам выдают справки об инвалидности, говорят, что инвалиды первой группы по зрению спокойно могут передвигаться на метро с палочкой, — говорит Екатерина. — Может быть, в пустом метро это так. А в час пик я и с сопровождением боюсь: при попытке зайти в вагон у меня уже несколько раз нога проваливалась в промежуток между перроном и поездом. Вечерами мы пропускали два-три поезда, чтобы влезть в третий. Я могу пойти на это в течение двух-трех недель, но не выдержу такого ежедневно.

В руках Екатерины ноябрьские и декабрьские отписки департамента транспорта города Москвы с обещаниями, что с января 2014 года машин в социальном такси будет больше, что его можно будет оплачивать социальными картами. Инвалиды просят не о глобальных улучшениях службы, а чтобы такси работало хотя бы так, как год назад. Пенсионеру может понадобиться в поликлинику, и он узнает об этом не за месяц, а максимум за две недели.

— Мы нашли документ от 25 марта 2013 года: депутаты Мосгордумы собирали круглый стол и обсуждали социальное такси. Все наши проблемы были в марте изложены, и депутаты обещали решить их. Но ничего не только не улучшилось, все резко ухудшилось. Может быть, мы попытаемся организовать еще один круглый стол для депутатов, чтобы понять причины происходящего, — говорит Екатерина.

Я давно махнул на социальное такси рукой

Виктор Качалин, инвалид 2 группы, может передвигаться только с двумя тростями.

— Услуга социального такси, как мне рассказывали старые шоферы, появилась еще в 1993 году, но я не доверялся этому и начал пользоваться только 2010 году. Начиналось очень хорошо: можно было заказать такси за день-два, в том числе в Подмосковье. Потом начались проблемы: сперва вызовы стали принимать за неделю, потом перестали возить за МКАД (кроме Новой Москвы). С октября прошлого года я отказался от их услуг совсем: сказали, что талонов нет вообще. Мол, звоните в субботу в 8 утра. Звоню, а все талоны уже проданы: очередь там занимали с 7 утра.

Чтобы воспользоваться социальным такси, инвалид или его представитель должен приехать в Московскую городскую организацию Общероссийской общественной организации «Всероссийское общество инвалидов» (МГО ВОИ) на улицу Бахрушина, д. 21–23, стр. 5, и купить талоны, которыми уже будет «оплачиваться» такси. С 1 февраля 2014 года будут действовать талоны нового образца, и их будут перевыпускать каждый квартал. Еще в прошлом году талоны стали именными — инвалидов лишили возможности «выручать» друг друга талонами в форс-мажорных ситуациях. Водители социального такси не принимают оплату наличными даже в экстренных случаях.

Виктору Качалину, когда он пользовался социальным такси, пару раз приходилось ехать на метро: такси застревало в пробке и не приезжало вовсе. Он живет в Теплом Стане, а у такси база на Авиамоторной — не доедет, и на нет и суда нет.

— На сегодня на 10:45 было заказано социальное такси, — пишет женщина-инвалид под петицией Медведеву на «Демократоре». — Согласно регламенту меня должны были за 20 минут предупредить о задержки машины. В 10:45 я была уже на улице, и только тогда мне позвонил водитель и сказал, что задерживается минут на 15, так как ему поздно передали мой заказ. Но и через 15 минут водитель не приехал: застрял в пробке. В результате я вынуждена была отказаться от такси, потому что уже опаздывала на занятия по иппотерапии. Я очень плохо хожу. Вернуться домой, а потом опять спускаться для меня проблема. Поэтому все это время я ждала машину на улице (все это происходило в крещенские морозы 21 января). И такое происходит уже не первый раз. Мало того, что проблема заказать такси на нужное тебе время, так оно еще не приезжает из-за плохо организованной логистической службы.

Виктор Качалин способен дойти до угла своего дома с двумя тростями и поймать частника. В зимнее время, несмотря на противоледные реагенты, он оказывается на полгода заперт дома, а социальное такси могло бы подъезжать к самому подъезду. Для тех же, кто передвигается на коляске и не способен самостоятельно пересесть из коляски в обычную машину, специализированные автомобили социального такси с подъемником и местом для инвалидного кресла незаменимы (пользование ими чуть дороже — 300 руб. в час). В негосударственном «Инватакси» стоимость одного часа поездки — 400 рублей, и минимальный заказ — три часа. «Спецтакси» еще дороже: 500 рублей и минимум 4 часа в заказе. Ситуацию в городе коммерческие службы, что бы они ни писали о максимально возможном снижении цен, не улучшают.

Александра Сопова