Архив:

И трудное станет нетрудным...

Эдвард Марданян художник. Карен — поэт. Картины Эдварда, по большей части, радостные: синее море, красные фрукты, голубое и зеленое, цветы и пейзажи. И есть среди картин такие, которые буквально загоняют в ступор: в чем причина? Почему персонаж на картине согнулся в три погибели, почему он плачет, закрыв глаза то ли руками, то ли мольбертом?

Братья

А причина есть: Эдвард с детства страдает редкой болезнью - постепенно атрофируются мышцы и угасают функции организма... И его родной брат Карен болен тоже и тем же. У них инвалидность первой группы и оба передвигаются на колясках. С большим трудом...

В Европе такие проблемы решаются на раз: есть специальные программы поддержки инвалидов. И у нас тоже есть такие законы, Россия приняла конвенцию ООН по правам инвалидов: точно такие же законы, как и в Европе. А что мы видим в действительности?

За четыре с лишним года коляски братьев пришли в негодность: они работают на аккумуляторах, из двигателей течет масло, есть множество «кнопочных» опций. Вот они и сломались в первую очередь. Можно бы и отремонтировать что-то, но на время ремонта оба парня будут вынуждены сидеть или лежать — передвижение станет невозможным. «Запасной» коляски нет...

Суд

27 июня 2013 года Эдвард и Карен обратились в филиал отделения Фонда социального страхования (ФСС) Ставропольского края с заявлением на получение технических средств реабилитации (ТСР), оснащенных дополнительными необходимыми опциями. Ждали ответа, желательно положительного и поскорее, но так и не дождались. Обратились в прокуратуру, и прокуратура Петровского района нашла нарушения в обеспечении инвалидов. Прокуратура, в свою очередь, обратилась в суд с иском. И решением суда их требования были удовлетворены: до 27 января братья должны быть обеспечены колясками и комплектом дополнительного оборудования. Из письма Эдварда в редакцию: «Однако спустя почти месяц фонд решил обжаловать решение суда в апелляционном порядке. Возникает вопрос: почему в нашей стране инвалиды должны бороться в судах для получения так необходимых нам колясок и ждать месяцами? Ведь во время судебных разбирательств мы не ходим. И все еще нуждаемся в колясках и иных средствах жизнеобеспечения. Пока мы будем ждать решения Ставропольского краевого суда, пройдет еще несколько месяцев! Почти всегда мы слышим словосочетание «люди с ограниченными возможностями», но сейчас наши возможности ограничивает Фонд социального страхования, не предоставляя нам технические средства, которые вписаны в индивидуальную программу реабилитации. У нас с братом тяжелое и редкое заболевание, в крае таких больных всего двое. Это мы... Медико-социальная экспертиза выписала нам коляску с необходимыми техническими характеристиками, учитывая наше сегодняшнее состояние. Для оптимальной компенсации ограничений нашей жизнедеятельности. Мы живем в селе, где нет нормальных дорог, и инвалидам необходимы качественные коляски. Обращаю Ваше внимание на то, что Фонд не согласен с решением медико-социальной экспертизы, с решением суда, прокуратуры и, конечно, с нашими требованиями. Получается, все не правы и только сотрудники Фонда социального страхования знают законы».

«Мы следуем букве закона!»

Комментировать письмо я не могу, потому что просто не знаю как. Поэтому обратилась в фонд. И ответ на письмо мы получили от заместителя управляющего Государственным учреждением – Ставропольским региональным отделением Фонда социального страхования РФ Александра Писаренко: «Письмо, которое прислали в редакцию газеты братья Марданян, вызывает разноречивые чувства. С одной стороны, нельзя не понять и не разделить чувства людей, тяжело больных, нуждающихся в заботе и внимании. Фонд социального страхования Российской Федерации и его подразделения для того и созданы, чтобы, насколько это возможно, в рамках своих полномочий оказывать помощь тем, кто уже немало настрадался, перенёс тяжелые испытания. Но есть и другая сторона, которую нельзя сбрасывать со счетов. Отделение Фонда - государственное учреждение и его специалисты вправе действовать только в рамках закона, которым строго ограничены как наши желания, так и возможности.

В категорию граждан, нуждающихся в государственной и социальной поддержке со стороны отделения Фонда, братья Марданян перешли в 2008 году. И, в соответствии с рекомендациями индивидуальных программ реабилитации, Карен Манвелович и Эдвард Манвелович были обеспечены креслами-колясками с электроприводом универсальными (прогулочными 22.06.2009 года). Согласно приказу Мин-труда России «Об утверждении сроков пользования техническими средствами реабилитации, протезами и протезно-ортопедическими изделиями до их замены» срок использования таких кресел-колясок составляет пять лет. Простой арифметический подсчёт показывает, что время замены еще не подошло и повторная выдача возможна не ранее 22 июня текущего года. О том, что никогда отделение Фонда не пренебрегает своими обязанностями, говорит то, что в соответствии с рекомендациями новых индивидуальных программ реабилитации инвалиды - братья Марданян были обеспечены противопролежневыми подушками и креслами-стульями с санитарным оснащением. Кроме того, в этом году им были предложены кресла-коляски с электроприводом (комнатные) и матрацы противопролежневые, воздушные. Но от всего этого они отказались. Так что заявление будто Фонд – это организация, с которой инвалидам приходится «бороться», чтобы их права были соблюдены, считаю безосновательным.

Теперь о решении суда. Действительно, по заявлениям братьев Марданян это дело уже рассматривалось Петровским районным судом СК, и решение было вынесено в пользу заявителей. В своих принципиальных моментах оно противоречит действующему законодательству. Судом было установлено, что мы обязаны обеспечить инвалидов Марданян прогулочными креслами-колясками немедленно. Это невозможно, поскольку срок пользования этими средствами технической реабилитации ещё не вышел. В решении суда также обозначено, что отделение Фонда должно обеспечить заявителей прогулочными креслами-колясками определённой фирмы - Otto Bock «Б 500». Такое решение является незаконным, противоречащим действующему порядку в части 3 ст.22 Федерального закона от 21.07.2005 №94-ФЗ. Хочу обратить на этот момент особое внимание. Дело в том, что марка модели, а значит и фирма-поставщик определяются исключительно по результатам конкурсных процедур, которые мы обязаны провести. Кто будет поставлять нам вышеназванные виды средств реабилитации, мы знать не можем.

Другое дело, что у каждого стоящего на учёте заявителя есть право выбора: брать выделенную отделением Фонда коляску или написать заявление на компенсацию самостоятельно понесенных расходов. То есть — сами купили. Однако при этом Эдвард и Карен должны иметь в виду, что денежная компенсация расходов на техническое средство реабилитации будет равна стоимости модели, которую поставляет выигравшая в ходе конкурсной процедуры фирма.

Таким образом, сегодня у отделения Фонда есть основания заявить, что решением суда обстоятельства дела не были рассмотрены в полном объеме. Именно это послужило поводом для нашего обращения в суд с апелляционной жалобой. Сроки, предусмотренные законодательством РФ для обжалования, соблюдены».

...А они сейчас

и сегодня хотят жить полной жизнью

Эдвард был ознакомлен с письмом. И не обрадовал его ответ. Как и Карена: слишком тяжело жить сейчас при таком раскладе сил. Братья считают, что: «Законы созданы для того, чтобы облегчить жизнь людей, и наши запросы совершенно законны! 16 января 2009 года мы обратились с заявлением в филиал отделения Фонда на получение технических средств реабилитации. Однако были обеспечены колясками только после того, как отреагировала администрация Президента РФ: коляски мы получили 22 июня 2009 года. Простой арифметический подсчёт показывает, что с даты заявления прошло 5 месяцев, и в эти месяцы мы нуждались в колясках, хотя в соответствии с Постановлением Правительства России мы должны были быть обеспечены ТСР в пятнадцатидневный срок с момента подачи заявления.

Доводы, приведенные представителем Фонда, о том, что нельзя обеспечивать прогулочными креслами-колясками определённой фирмы, считаем необоснованными: суд вынес решение обязать Фонд соцстрахования обеспечить нас кресло–коляской с электроприводом без указания модели. Представитель в письме указал, что суд обязал их якобы обеспечить средством передвижения немедленно, но это тоже не соответствует действительности. Суд обязал предоставить нам коляски в двухмесячный срок. Еще Фонд указывает, что они предоставили нам другие средства реабилитации, от которых мы якобы отказались. Начнем с того, что мы не отказались от всего. Мы приняли те средства, которые соответствовали записи в индивидуальной программе реабилитации. Обращаю внимание на то, что мы подали заявление 27 июня ушедшего года. Спустя шесть месяцев, только после решения суда фонд отправил нам некачественные прогулочные коляски с электроприводом вместо комнатной коляски. В комплектации колясок отсутствовала противопролежневая подушка и сиденье расположено таким образом, что, вместо того чтобы снизить нагрузку на позвоночник и тазовые кости и мышцы, оно, наоборот, ее, нагрузку, усиливает. Отсюда угроза пролежней, которые лечить очень сложно. От этих колясок мы отказались. А что касается ИПР – это индивидуальная программа реабилитации. Слово «индивидуальная» характеризует программу как документ, учитывающий особенности и потребности конкретного инвалида. Основным законодательным актом, регулирующим права инвалидов в процессе составления программы, является Федеральный закон №181. Фонд соцстрахования при закупках не учитывает потребности инвалидов. По мнению Фонда, если в программе реабилитации указывается модель и характеристики, то нарушается закон, а если инвалиду дают техсредства реабилитации, не учитывая его индивидуальные потребности и тем самим ухудшая здоровье инвалида, это нормально!».

У всех своя правда

Но братья Эдвард и Карен уверены, что ситуацию с обеспечением инвалидов можно переломить: «В Европе инвалиды — это «люди с повышенными потребностями», а у нас — это «люди с ограниченными возможностями». Вот и весь менталитет! Законы не должны оставаться на бумаге, и мы сделаем для этого все возможное в рамках закона!».

Наталья Буняева

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ