Архив:

ПТУ для детей с умственными отклонениями. Опыт совмещения медицинского и образовательного профиля в казенном заведении

Нижегородский Макаренко, директор Автозаводского детского дома-интерната Михаил Жинько, уже почти тридцать лет занимается детьми, которых в обществе предпочитают не замечать – детьми с ментальными расстройствами. Михаил Жинько стал первым в России, кому удалось совместить медицинский и образовательный профиль в казенном заведении.

Не обуза!

В конце прошлого года в Автозаводском доме-интернате открылось новое, уже шестое по счету, отделение профессиональной подготовки. Это отделение – начальная ступень к обучению в ПТУ. Если раньше там готовили к работе только уборщиком и овощеводом, то теперь ребята могут освоить специальности швеи, столяра, слесаря, маляра, штукатура и сантехника. Сейчас идет строительство рабочих мастерских и в следующем году «студенты» встанут за станки.

- Мы активно занимаемся доработкой учебных программ по этим профессиям, - заметила и.о. замдиректора по учебно-воспитательной работе Олеся Клочкова. - Ребята от 8 до 13 лет разбиты по трудовым группам, в которых им будут преподавать специальные дисциплины (например, пожарную безопасность, материаловедение и охрану труда) и, естественно, дисциплины по их будущим профессиям. Обучение предполагается параллельно основной школе. В дальнейшем подростки с ментальными расстройствами будут обучаться в ПТУ на нашей базе и получат соответствующий документ об образовании.

Обучение в школе-интернате рассчитано на четыре года.

- Это больше чем аналогичное профессиональное образование с учетом специфики обучаемых, - поясняет Михаил Жинько. - Впоследствии наши же воспитанники работают у нас. А те, кто захочет вернуться к родственникам, не будут им обузой – у ребят есть все навыки для нормальной жизнедеятельности.

- Для нашего специфического контингента это не только возможность дальнейшего трудоустройства, но и реальная адаптация к жизни, - добавляет Олеся Клочкова. - Увы, на данный момент и в нашем городе, и в стране в целом с этим большие проблемы.

Подобные новшества обывателю могут показаться несерьезными: «подумаешь, ПТУ!». Но вспомните жуткие кадры с «нижегородским маугли» Женей Барсуковым, который не знает, что такое нижнее белье, не умеет говорить и ест банан с кожурой. Именно на таких детей, умственно отсталых, рассчитано новое учебное заведение. Кстати, сейчас Женя находится в интернате у Жинько, обучился основам гигиены и вспомнил все то, чему его когда-то научили в школе и о чем он забыл, живя с родителями-алкоголиками.

В системе российского социального обслуживания ничего подобного нигде не было.

Сам директор школы-интерната Михаил Жинько признается, что если долгое время их образовательная деятельность была хоть и целенаправленной, но немного стихийной, то теперь она полностью налажена, структурирована. Удалось это далеко не сразу. Для многих кабинетных деятелей умственно отсталый ребенок не обучаем и должен сидеть на шее у государства. Жинько разработал множество методик и ввел в подведомственном ему социальном учреждении ставки учителей. Его методики требовали, чтобы дети с отклонениями в развитии осваивали школьную программу и получали трудовые навыки. Воспитанников в автозаводском интернате обучают, дают работу и отправляют в жизнь. За это Михаил Жинько был награжден одной из высших наград в стране – орденом «Почета».

Труд в основе социальной адаптации

- Мы благодарны министру социальной политики Ольги Носковой, которая оценила наши новаторские идеи и всячески нам помогает, - заметил Михаил Жинько. - Здесь мы создаем для детишек «учебное жилье» - это база для начала большой работы. Например, на небольшой кухне они учатся навыкам самообслуживания. В дальнейшем, когда ребята переместятся в мастерские, начнется настоящее профессиональное обучение. К сожалению, в силу заболеваний не все наши воспитанники смогут туда попасть. Поэтому мы более двух лет проводили отбор для первой группы и выбрали лучших. Даже если пять человек из них получат рабочую профессию, это уже хорошо. Но я уверен, что будет гораздо больше. Увы, наш воспитанник не сможет осилить высшую математику. Но он должен уметь читать, писать и расписываться в ведомости за зарплату, которую получает, ходить в магазин и т.д. Наше отличие от вспомогательной школы в том, что мы, кроме знаний, даем и конкретные трудовые навыки.

По официальной классификации, воспитанники Жинько определяются как дети с «ограниченными возможностями здоровья». За этим скупым выражением скрываются ДЦП, олигофрения, шизофрения и прочие заболевания. При этом лишь немногие из детей принимают лекарственные препараты. Вместо таблеток - микроклимат в учреждении, физиотерапия, различные кружки, спорт, художественная самодеятельность и т.д.

- У нас изначально главное место в процессе социальной адаптации занимал труд, - продолжает директор школы-интерната. - Когда много лет назад, придя в эти стены, я стал заниматься штатным расписанием, понял, что многие работы могут выполнять сами воспитанники и получать за это деньги. Целью было создать рабочие места для инвалидов, о чем государство тогда не особо пеклось. Но если раньше речь шла о мойщиках-уборщиках, то сейчас мы подняли планку выше. У нас уже некоторые воспитанники работают и молярами, и столярами.

За годы своего директорства Жинько построил вокруг интерната около 15 объектов, среди них - тепличный комплекс, спортивный комплекс, швейная мастерская.

- В восемь лет воспитанницы интерната учились вдевать иголку в нитку, - вспоминает директор, - а сейчас вовсю строчат на машинках.

У Жинько даже есть своеобразная норма: один объект в два года. Сейчас ведется внутренняя отделка церкви, идет работа над мастерскими.

Кстати, Жинько стал первым из директоров подобных учреждений, кто завел воспитанникам с умственными отклонениями трудовые книжки. Благодаря этому воспитанники интерната имеют официальные отпуска в 30 дней, премии, зарплату, пенсию. Теперь они - полноценные люди, которые сами распоряжаются своими сбережениями, и не только сами обеспечивают себя, но и платят налоги государству. А государство, в свою очередь, экономит на содержании таких же больных.

Компетентно

Министр социальной политики Ольга Носкова: 

- Уже есть воспитанники, которые вышли в жизнь и работают, пусть и в общежитии под патронатом интерната. То, что человек живет и работает с таким диагнозом, - это уже очень большая победа. А если вспомнить, что в ближайшие годы мы должны открыть около тысячи рабочих мест для инвалидов, это именно тот путь, по которому мы и должны идти. Такой центр – единственный в России. Я не первый раз здесь. И хотя дело не только в комфорте, в котором живут воспитанники, стоит помнить, что это не «люди второго сорта» и все имеют право на достойную жизнь. При этом нужно быть максимально аккуратным и выбирать тех ребят, которые смогут потянуть профессиональное обучение. Это очень хрупкие дети, и к ним нужно относиться крайне бережно. Поэтому жесткий отбор здесь необходим.

Константин Гусев

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ