Архив:

Опять на линии фронта. Ветеран Великой Отечественной войны через суд пытается вернуть право на льготы

Ветеран Иван Богданов уже четыре года пытается понять, почему ему сначала дали специальную вторую пенсию, а потом отобрали. Эта история началась в 2009 году, когда страна готовилась к торжественному празднованию 65-летия Победы. Спустя четыре года, в преддверии 70-го юбилея, с помощью "Российской газеты" удалось выяснить, что "перед законом все равны, но некоторые все-таки равнее".

Поменялись…

Ваня Богданов не успел встретиться с врагом лицом к лицу, весной 1945 ему только-только исполнилось 18 лет. Мальчишки "последнего военного призыва" рвались на фронт, но чаще шли вслед за действующей армией, занимались вспомогательными работами и разминированием освобожденных от немцев территорий. Эта тяжелая, опасная и грязная работа, согласно закону "О ветеранах", почти приравнена к службе в действующей армии. Но именно "почти" и оказалось обиднее всего, тем более что выяснилось это не сразу.

- Нас взяли в армию с отцом вместе, только весной 1945 года, так как мы жили в Псковской области, которая была под немцем, в оккупации, - рассказывает Богданов. - Нас, призыв 1927 года рождения, переодели во все новое, от шинелей до белья - это уже так было заведено, что на фронт готовят. Но потом начальство вспомнило, что мы еще присягу не приняли, нельзя было посылать, и на фронт ушел отец, а я попал на минные поля.

Богданов-старший дошел до самого сердца фашистской Германии и в 1945-м вернулся с медалями "За взятие Берлина" и "За победу над Германией". А его сын служил сверхсрочную, шесть лет, и домой пришел лишь в 1951 году. Война так проредила мужское население СССР, что на срочную службу в армии снова начали призывать только в начале 1950-х… Своя война началась у Ивана Богданова за две недели до конца Великой Отечественной.

- Присягу я принял несовершеннолетним и был направлен Московским военным округом на сплошное разминирование территории Опочецкого района Псковской области, - рассказывает ветеран. - Архивных данных не сохранилось, поэтому я нашел свидетелей, которые в суде подтвердили, что наша воинская часть была на разминировании. После этого мне была предоставлена льгота - вторая пенсия, а через три месяца ее сняли и сказали, что ошиблись.

"Я им свое минное поле не отдам!"

Через 70 лет после Победы Иван Иванович как будто вновь оказался на линии фронта, но на этот раз он воюет с военкоматом. Согласно Федеральному закону "О ветеранах", "вторая пенсия" по инвалидности как дополнительная мера социальной поддержки предоставляется участникам боевых действий во время Великой Отечественной войны, действовавшим в том числе в тылу, в партизанских отрядах, на оккупированных территориях, работавшим на оборонных предприятиях, и даже журналистам, командированным в действующую армию. Кроме того, к боевым действиям приравнены операции по ликвидации националистического подполья в период с 1 января 1944 по 31 декабря 1951 года на территориях Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии и Эстонии. Польша, где служил Богданов, в этот перечень не входит. Как не входит в льготный перечень и его ползание по минным полям на Псковщине, поскольку закон признает боевые заслуги только тех, кто привлекался "к разминированию территорий и объектов, сбору боеприпасов и военной техники в период с 1 февраля 1944 года по 9 мая 1945 года" исключительно организациями ОСОВИАХИМа СССР и органами местной власти.

"Приношу свои извинения за ошибочную выдачу Вам удостоверения участника Великой Отечественной войны. Просьба вернуть его в военный комиссариат"

Сначала в военкомате не обратили внимания на это небольшое уточнение, и в преддверии празднования 65-летия победы в Великой Отечественной войне Богданов получил все положенные знаки уважения: именное приглашение на парад 9 мая 2010 года на Дворцовой площади, новую отдельную квартиру в Красносельском районе, а также вторую пенсию в размере 6405 рублей и дополнительное ежемесячное материальное обеспечение в тысячу рублей. Три месяца деньги поступали, а затем перестали.

"Приношу свои извинения за ошибочную выдачу Вам удостоверения участника ВОВ, - сказано в официальном письме начальника отдела военного комиссариата города Санкт-Петербурга по Красносельскому району Расима Абдурахманова. - …Согласно решению суда вы принимали участие в разминировании местности Опочецкого района Псковской области как красноармеец в/ч 49655 94-го запасного стрелкового полка 1-й Горьковской запасной стрелковой дивизии, призванный 16.02.1945 года и по приказу направленный для дальнейшего прохождения военной службы, то есть исполняли свои воинские обязанности по разминированию этой местности. Просьба вернуть это удостоверение в военный комиссариат".

"Я вам свое минное поле не отдам!" - решил Богданов и тоже обратился в суд.

Дух и буква

Поначалу Красносельский районный суд поддержал позицию комиссариата, но далее статьи закона и здравый смысл пришли в противоречие. Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда посчитала, что решение районного суда вынесено неправомочно и подлежит отмене. Согласно кассационному определению, "по смыслу приведенных положений закона в их взаимосвязи, участие в таких же операциях военнослужащих частей, не входивших в состав действующей армии в период Великой Отечественной войны, должно влечь те же правовые последствия, что и участие в боевых действиях в тот же период, независимо от того, осуществлялось ли это в рамках их обязанностей военной службы".

Дело в том, что подпункт 2 пункта 1 статьи 3 федерального закона "О ветеранах" приравнивает выполнение правительственных заданий по разминированию территорий к участию в боевых действиях. Кроме того, "независимо от изложенного выше, у суда первой инстанции не имелось достаточных оснований для вывода о том, что Богданов И. И. не может считаться лицом, привлекавшимся к разминированию территорий и объектов организациями Осовиахима ССС и органами местной власти". То есть данных о том, принимало ли решение о разминировании военное командование или же гражданские лица, попросту нет.

Дело было направлено на повторное рассмотрение, в мае 2012 года Красносельский районный суд принял во внимание доводы коллегии и постановил Богданову вторую пенсию вернуть. Но военный комиссариат защищал свое решение как последний рубеж обороны, подавая одну за другой кассационные жалобы и апелляции. В ход пошли не только указания на "букву закона", но и юридическая казуистика вроде пропуска сроков обжалования действия должностного лица без уважительных причин. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в июле того же года решение суда было отменено и принято новое: "в удовлетворении исковых требований Богданова И. И. отказать".

"Простите нас, помочь не смогли…"

В отчаянии Иван Иванович обратился в редакцию "Российской газеты". Судебные мытарства сказались на его здоровье самым негативным образом, Богданов перенес несколько инфарктов, и сейчас его сердце бьется только при помощи кардиостимулятора. Скорее всего, самым мучительным стал тот факт, что сначала заслуги его на минных полях Псковской области все же признали и оценили, в том числе материально, а потом как будто сказали: "Недостоин, не заслужил".

- Когда эти бумаги стали приходить, у меня инфаркты пошли, мне поставили стабилизатор, и я уже стал совсем не тот, бегать не могу, задыхаюсь, - рассказывает он нам с фотографом на небольшой чистой кухоньке в новой квартире.

Однако и адвокаты, которые изучили проблему по нашей просьбе, никаких зацепок для пересмотра дела не нашли.

- Предыдущее решение Красносельского районного суда и определение Санкт-Петербургского городского суда от 4 июля 2012 года было возможно обжаловать в кассационном и надзорном порядке в течение шести месяцев со дня вынесения кассационного определения, то есть до 4 января 2013 года, - поясняет вице-президент Адвокатской коллегии Нарышкиных Татьяна Иванцова. - Ответы на адвокатские запросы, направленные в архивные учреждения Псковской области, не дают оснований отнести Богданова к категории ветеранов Великой Отечественной война на основании подпункта "е" пункта 1 части 1 статьи 2 ФЗ "О ветеранах".

В своем стремлении добиться правды Богданов готов обратиться в Европейский суд по правам человека. Ему не страшно, он уже бывал за границей - в Польше, 70 лет назад. Возможно, существующую норму мог бы счесть не соответствующей основному закону страны Конституционный суд РФ как нарушающую положение о равенстве всех перед законом и судом. Почему те, кто рисковал жизнью по приказу военного командования, оказываются недостойнее тех, кто делал это по распоряжению местных властей? Ведь отказаться-то не было возможности ни у тех, ни у других… Богданов имеет право обратиться в КС с подобным вопросом, но вот ответа может уже не дождаться. В марте нынешнего года ему исполнится 87 лет.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ