Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Миссия – спасти лошадь. В мини-конюшне под Симферополем кони проходят реабилитацию

В преддверии 2014 года, который по восточному календарю пройдет под знаком Лошади, мы пообщались с жокеем из села Пионерского (Симферопольский район) Никой Никоненко, которая не только держит лошадей на протяжении двадцати лет и занимается иппотерапией, но и спасает коней от ножа мясников.

Лечение лошадью

«Кысь-кысь!» — Ника Никоненко открывает дверь в конюшню и кусочком сахара выманивает лошадь на улицу. Животное послушно выходит и мягкими большими губами тянется к лакомству.

«Они у меня как котята — все на „кысь“ отзываются», — говорит девушка, привязывая лошадь к дереву и подвигая ногой солому. Однако рыжая Шайен (так зовут низкорослую — всего 1,3 м — красавицу смешанной александрийско-башкирской породы) солому не хочет, она неожиданно делает элегантный поклон — сгибает колено и наклоняет голову, и Ника протягивает хитрой «артистке» еще кусочек сахара. У дерева уже привязаны статный Лирио (владимирский тяжеловоз) и добродушная Марфа Васильевна (александрийская порода).

Еще маленькой девочкой Ника Никоненко бегала на конюшню в Пионерском. Очарованная благородными животными, она соглашалась выполнять любую работу, лишь бы ей дали покататься верхом. А когда ей исполнилось семь, упросила родителей купить рысака, который прожил у нее ни много ни мало 16 лет.

После окончания школы девушка уехала учиться на жокея в Харьковскую школу верховой езды. Вернувшись в родное Пионерское, стала преподавать верховую езду, а около шести лет назад Ника стала заниматься иппотерапией. Как известно, контакт с животными благотворно влияет на развитие детей с ДЦП, аутизмом и другими психическими заболеваниями.

«Да вы не бойтесь — они не лягаются!» — успокаивает меня наездница, видя, как я с опаской отхожу подальше от крупа лошади. Для того чтобы работать с детьми, все лошади проходят специальное обучение — занятия с ними должны быть максимально безопасными. В первую очередь такая лошадь не должна лягаться и пугаться. Дети с психическими заболеваниями могут себя не контролировать и бить по лошади, поэтому животное не должно бояться ударов. Нике приходилось специально приучать животных к этому.

«Конечно, это не значит, что я их избивала, — объясняет собеседница. — Просто шлепала, а потом давала сахар, так что они перестали бояться хлопков».

Как рассказывает хозяйка мини-конюшни, результаты занятий по иппотерапии неоценимы. Она вспоминает одного из своих учеников с ДЦП, который в первый свой приезд сюда не мог даже самостоятельно выйти из машины — его просто выносили на руках. А к шестому занятию он уже сам выбирался из автомобиля и с нетерпением шел к полюбившимся животным. Девушка признается, что морально было тяжело настроиться на работу с такими необычными учениками, поведение, реакцию которых зачастую нельзя предугадать. Однако сейчас она признается, что эти занятия ей нравятся — именно благодаря наглядным результатам такой работы.

Пять тысяч за конину

Иппотерапия в Крыму пока не сильно развита, и мест, где лошадники занимаются с такими детьми, не так много. Сама Ника от силы может назвать еще пять. Причем с другими специалистами девушка почти не общается. Говорит, что конкуренты не слишком жаждут рассказывать о своих особенностях работы и делиться полезным опытом, боясь потерять немногочисленных клиентов. Однако есть тема, которая объединяет всех конезаводчиков, — воровство лошадей, что, как оказалось, в Крыму не редкость.

Украденных лошадей за полцены сдают на скотобойни. Девушка объясняет, что взрослое животное весит от 400 до 600 килограммов, то есть за мясо можно выручить пять-шесть тысяч гривен.

О конокрадстве Ника знает не понаслышке. Три года назад у нее прямо со двора увели трех лошадок, что стало настоящим ударом для девушки. И дело, конечно, не только в деньгах, хотя в один момент она таким образом потеряла источник дохода и половину клиентов, но и в том, что лошади к тому моменту стали настоящими членами семьи. Признается, что с депрессией она боролась несколько месяцев, пока знакомый психотерапевт не посоветовал ей как можно быстрее купить новое животное, после чего она поехала на ферму в Зеленогорское.

Марфа-мужененавистница

Решение Ники о поездке в Зеленогорское стало, если говорить высокопарным слогом, судьбоносным для Марфы Васильевны, которой во время своего рассказа хозяйка конюшни старательно расчесывает хвост. Я притрагиваюсь к блестящей и мягкой шерсти добродушного животного, которое девушка спасла буквально из-под ножа.

На ферме Нике предложили на выбор целый табун, однако ее заинтересовало упрямое животное, которое шестеро мужиков вилами пытались загнать в кузов грузовой машины, да так, что у нее весь круп был в крови. Как выяснилось, агрессивную лошадь, которую «приговорили» к смерти из-за того, что она не подпускала к себе жеребцов и, следовательно, не могла принести потомства, как раз собрались везти к живодеру, но животное уже на протяжении нескольких часов брыкалось, спасая свою жизнь.

«Конечно, меня отговаривали ее покупать, рассказывая, какая она дикая и что я с ней не справлюсь, — вспоминает Ника, — но меня поразило, что она так никого и не лягнула. Она упиралась, не входила в кузов, но никого не била!»

Правда, и самой Нике понадобилось много времени, чтобы забрать Марфу Васильевну. Как уверяет сама девушка, она просто «уговорила» животное уехать с ней, объяснив, что иначе ее отдадут под нож. Самое удивительное, что строптивая «александрийка» к новой хозяйке привыкла сразу же и уже через несколько дней Ника каталась на ней без седла по горам, а через полгода тренировок она уже смогла возить и детей. Правда, после пыток на ферме лошадка стала настоящей «мужененавистницей». Однажды она даже сбежала домой во время прогулки в горах, встретив на дороге мужчину, — так сильны оказались у нее воспоминания об инциденте с вилами.

Всего через руки Ники прошло около двадцати лошадей. Большинство из них — животные из проката, которые за несколько лет такой работы приходят, грубо говоря, в негодность. Обессилевшее животное некоторые нерадивые бизнесмены предпочитают просто сдавать на скотобойни. В таких случаях Ника старается выкупить несчастную лошадь.

Шайен — последнее приобретение хозяйки конюшни. Как и многих других лошадей, девушка выкупила эту у мясника за четыре тысячи гривен. Предыдущие хозяева так ее замучили, что весила она как жеребенок, а в Никины руки животное попало с переломом бедра. Как правило, купленных у мясников коней девушка оздоравливает в течение полугода-года, а потом продает в хорошие руки. По словам хозяйки, на то, чтобы откормить и вылечить замордованное животное, уходит еще около пяти тысяч. Правда, с красавицей Шайен расставаться девушка не спешит, слишком уж доброй и послушной лошадка оказалась, да и для обучения деток-новичков благодаря своему небольшому росту она идеально подходит.

Как признается Ника, у нее есть мечта — купить шайра, или английского тяжеловоза. Правда, на скотобойнях такую лошадь не найдешь, слишком уж дорого она ценится.

Евгения Королева

Источник: ТелеграфЪ