Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Юбилей невозможностей

В конце XX века на Западе стала укореняться социальная модель инвалидности. Согласно ей, инвалиды нуждаются в интеграции, предусматривающей их участие в жизни общества. В России пока доминирует устаревшая медицинская концепция. Она гласит: поскольку возможности инвалидов ограничены, их нужно лечить или изолировать в специальных учреждениях. Отсюда главная проблема – барьеры. 

На прошлой неделе они были предметом публичного обсуждения. Поводом стала круглая дата – 25 лет со дня создания в Коми регионального отделения Всероссийского общества инвалидов (КРО ВОИ). Корреспондент «Красного знамени» узнала о проблемах этой социальной группы из первых уст, побывав на посвящённых юбилею мероприятиях.

Игра слов

В ознаменование юбилея в Сыктывкаре 11 и 12 декабря прошли рабочие совещания и торжественный вечер. В столицу Коми приехали руководители и активисты городских и районных обществ инвалидов.

Много и красиво говорила председатель КРО ВОИ, руководитель Общественной палаты Коми Маргарита Колпащикова. Вот одно из её заявлений по поводу плохой медицины: «Улучшений в технических средствах реабилитации добиться не удалось. В этом году, например, сложилась катастрофическая ситуация с памперсами…». 

Покупать лекарства, коляски и памперсы люди привыкли сами. Их не меньше волнуют очереди на жильё, недоступность общественного транспорта, выбивание путёвок в санатории через суд. В то, что государство повернётся к ним лицом, инвалиды слабо верят. Не зря на торжественном вечере фразу управляющей Фонда социального страхования по Коми Марины Ветошкиной «Хочу сказать, что…» один из сидящих в зале продолжил: «…путёвок не будет».

Странно прозвучал призыв Колпащиковой заменить слово «инвалиды» на «люди с инвалидностью». Дескать, первое унижает, а второй вариант вполне себе ничего. Делегат из Ухты в связи с этим сказал корреспонденту «Красного знамени», что дело не в словах: «Человек в коляске – инвалид. Что с этим поделать? Это – реальность».

Между тем председатель общества инвалидов Усинска Валентина Крутикова с Маргаритой Колпащиковой согласилась: «Мне не нравится слово «инвалид», потому что в нашей стране под ним многие понимают убогих. А это, прежде всего, люди, которые достойны уважения, в том числе с точки зрения их обозначения».

Несколько лет назад слово «инвалид» вошло в разряд неприличных. Человека, позволявшего себе сказать «ребёнок-инвалид», обвиняли в нетолерантности. В официальных документах и СМИ «неприличное» слово заменили на «люди с ограниченными возможностями». Позже и здесь усмотрели оскорбление, мол, ограниченных возможностей не бывает.

9d65a557d08f994805499eacb382e90e.jpg

Формы дискриминации

Главная проблема – это интеграция инвалидов в обществе, которая состоит из трёх компонентов: труд, быт и досуг.

Ситуацию с интеграцией иначе как дискриминацией назвать сложно. Молодой человек, пожелавший остаться инкогнито, признался нашему корреспонденту в неформальном трудоустройстве. Оказалось, что дело не в работодателе – тот без проблем оформил бы и, что называется, обеспечил его полным соцпакетом. Но в этом случае инвалид 1-ой группы лишится части социальных выплат от государства. Руководитель одного из сельских отделений КРО ВОИ сказал, что правило о лишении пособия в случае трудоустройства уже не работает. Другой собеседник «Красного знамени» отметил, что в российском законодательстве об инвалидах сам чёрт ногу сломит.

С бытом и досугом тоже серьёзные проблемы. Председатель организации инвалидов Сыктывкара Наталия Лобанова отметила упрямство застройщиков Сыктывкара при возведении многоэтажек без пандусов и просторных лифтов. Показательной стала одна деталь. Праздничный ужин по случаю юбилея регионального общества инвалидов проходил в одном из городских кафе. Чтобы туда попасть, людям с травмами опорно-двигательного аппарата потребовалась помощь не одного человека. Одну из трех входных дверей с трудом открывали даже здоровые. О ступеньках, скользких полах и узких дверных проемах и говорить не приходится. Для человека на костылях или с тростью – это целая полоса препятствий…

Всё это печально ещё и потому, что Республика Коми была в числе первых регионов, где приняли закон об инвалидах. За пять лет, с 1988 по 1992 годы, были построены интернаты для инвалидов почти на полторы тысячи мест. На Западе интернаты, мало отличающиеся от тюрем, ушли в прошлое. Будущее за многофункциональными центрами реабилитации. В Коми нет ни одного. При том что почти каждый десятый житель республики (более 70 тысяч человек) имеет ту или иную степень инвалидности. Зато вырастают новые торговые центры. Куда тем же инвалидам не попасть, например, из-за крутых лестниц. Взять хотя бы ТЦ «Аврора» в Сыктывкаре.

0784e873ae73f50aaf7cec96dda7ff9c.jpg

Поговорите с ними

Согласно опросу Фонда «Общественное мнение», в 2013 году лишь каждый четвёртый россиянин (24 процента) сказал, что испытывает неудобство при общении с инвалидами. Но здесь нужно учитывать одно обстоятельство. Далеко не все россияне имеют такой опыт и стремятся общаться с инвалидами. Мы их и на улицах видим редко, что уж говорить об общении. Поэтому и выбирают удобный вариант ответа – «дискомфорта не испытываем».

Сами люди с инвалидностью гораздо честнее в своих ответах. Гость из Ухты (инвалид 1 группы) признался корреспонденту «Красного знамени», что самое серьёзное испытание – недостаток общения. Особенно остро это ощущают люди, которые уже во взрослом состоянии приобрели инвалидность, например, на производстве. Промышленно развитая республика в этом плане – зона риска. Многие из участников юбилейной встречи в Сыктывкаре потеряли здоровье, работая на благо республики в нефтегазовой или лесной отраслях.

Дефицит общения восполняют по-разному. Кто-то уходит в интернет, закрываясь от реального мира. А кто-то, напротив, уходить не желает. Пенсионерка Тамара Суворова из Усинска после инсульта долго ни с кем не общалась. «Лежала дома, жить не хотела. Потом привёл меня кто-то в наше общество инвалидов. Целыми днями теперь пропадаю там, играю в шашки, нарды, просто общаемся», – говорит она. Усинцы, кстати, были единственными, кто вообще ни на что не жаловался на своеобразном форуме инвалидов.

Большинство из тех, с кем общалась корреспондент «Красного знамени», подчёркивали равнодушие и пренебрежение как со стороны власти, так и общества в целом. Снова вспоминая Запад, надо отметить – там тоже через это прошли. Будем надеяться, что, привычно догоняя Америку, наша страна когда-то придёт к новому пониманию места людей с инвалидностью в нашей жизни…

Самый главный барьер в жизни людей с инвалидностью?

Ирина Черниченко, зампредседателя отделения КРО ВОИ (Воркута):

- Непонимание и неприятие людей с инвалидностью в обществе. Люди руководствуются старыми принципами. Когда встречаются здоровые люди и инвалиды, первым кажется, что вторым уделяют больше внимания. 

Александр Верташов, инвалид-колясочник (Ухта):

- Внутренний барьер самый сложный. Сложно найти себя в новом состоянии. Многие спиваются, замыкаются, машут на себя рукой. Отсутствие свободного доступа в учреждения, места отдыха, просто в свой дом – это тоже большая проблема.  

Гульнара Шипова, активистка КРО ВОИ (Эжва):

- Когда обращаешься с проблемой, не находишь помощи со стороны. Стали чаще отворачиваться от инвалидов, стараются пройти мимо, чтобы время свое не тратить. Не только чиновники, просто обычные люди. В советские времена у людей было больше совести, чем сейчас. Чиновники, например, то ли экономят на нас, то ли… Не хотят что-то менять, привыкли упрощать. 

Александр Козлов, замминистра социального обеспечения Коми (1988-1997):

- Двадцать пять лет назад, когда в Коми только появилось отделение ВОИ, руководители вообще инвалидов не видели. На почту, в поликлинику зайти было нельзя. Время прошло, ситуация во многом изменилась к лучшему. Но все-таки руководители понимают проблемы только тогда, когда сами сломают ногу, начинают искать коляску или костыли.

Мария Сакаева

Источник: Красное знамя

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ