Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Женская судьба

Инвалидом я себя не считаю. Сейчас я живу с восемнадцатилетней дочерью в двухкомнатной квартире, которую семь лет назад пришлось "потом и кровью" выбивать у местных властей. Мне уже сорок восемь лет, а когда мне было шестнадцать, случайно упала коленкой на камень. Привычное, казалось бы, дело - многие падают, и ничего. А у меня колено через некоторое время стало сильно болеть и распухать. Когда больше уже нельзя было терпеть боль, я отправилась в больницу, где мне поставили страшный диагноз, а ногу по самое бедро пришлось ампутировать. И это все случилось накануне школьного выпускного бала. Тяжело мне вспоминать то время. Только тот, кто сам прошел через этот ад, способен понять, что я тогда пережила. Конечно, и одноклассники, и друзья, и родители, и родственники, - все тогда меня жалели, и от этого мне становилось еще больнее и жальче саму себя.

Казалось бы, на дальнейшей карьере и жизненных планах можно было ставить большой жирный крест. Но, собрав в кулак всю свою волю, я, несмотря ни на что, решила получить хорошее образование. Вначале я закончила курсы бухгалтеров, затем швейное училище. И вот так, ковыляя, таща за собой протез ноги, к двадцати пяти годам я уже стала опытным специалистом, умела хорошо шить, делала бухгалтерские отчеты. Устроившись на работу на стройку, я стала сметицей-учетчицей. Мне никак не хотелось сидеть в кабинете, где все на меня глазели и сочувствовали. Я твердо решила быть в гуще всех событий, как можно больше ходить, общаться с людьми. Конечно, я очень уставала, было страшно трудно передвигаться по строительной площадке с протезом. Но зато я добилась того, что мне в то время было так необходимо почувствовать от людей - они стали относиться ко мне не как к инвалиду, к ущербному в чем-то человеку, а как к полноценному члену их большого коллектива. И то, что я тогда выбрала для себя такую тяжелую работу, помогло мне в свое время не замкнуться в себе.

Так, к тридцати годам, за мою принципиальность, справедливость и работоспособность, на стройке меня прозвали "наш прораб". Шли годы, и мне, как и любой другой женщине, хотелось семьи, домашнего очага... Но кто на меня посмотрит? Лицом я была, скажем, так себе, фигура полноватая, некрасивая, сами понимаете, какая уж тут фигура и походка с такой ногой. Да и лет мне было уже не мало. Я уж и не надеялась, что я кому-то понравлюсь. Поэтому твердо решила родить ребенка от какого-нибудь хорошего человека, не обременяя его какими-либо обязательствами. Но видно, настолько сильно было мое желание устроить свою судьбу, я, как говорится, кинулась на первого встречного. И когда вскоре нашелся один человек, который неожиданно сделал мне предложение, я была от него, буквально, "на седьмом небе". Размечталась, что у меня будет настоящая семья, любящий муж, здоровый ребеночек. Сыграли свадьбу, все как положено, начали жить. У мужа не было жилья, и без всякой задней мысли, я прописала у себя и его, и его дочку от первого брака в своей однокомнатной квартире, доставшейся мне по наследству от мамы.

К моему ужасу, муж оказался обыкновенным аферистом - спустя полгода после свадьбы он развелся со мной, и устроил все таким образом, что моя собственная квартира была продана, а я на восьмом месяце беременности оказалась на улице. Благо, что добрые и милосердные люди еще не перевелись на этом свете, меня приютили. Так я стала жить в небольшой землянке - так в южных краях называют крошечные саманные дома, сделанные из камыша и глины. К сроку я родила дочку, и моему материнскому счастью не было предела. Я уже не думала о бывшем муже, о своей тяжелой жизни, где порой на хлеб едва хватало в тяжелые девяностые годы. Я мечтала поставить дочь на ноги, добиться жилья по социальной программе, работать, быть нужной людям.

После выхода из декретного отпуска, на стройку я уже не вернулась. Начала искать работу поближе к дому. В местном отделении ВОИ я нашла себе работу бухгалтера. Проработав на этой должности какое-то время, со временем, я возглавила это отделение. И вот тут - то и началась, как я ее называю, вторая половина моей жизни, в которую я окунулась с головой, стараясь вложить в нее всю свою душу, все силы, и помочь людям, оказавшимся в такой же ситуации, как и я сама.

Работы, конечно, оказалось очень много, накопившихся от прежних руководителей проблем - еще больше. Ведь сегодня даже здоровым людям бывает довольно проблематично найти работу, получить жилье и т.д. А инвалиду, чтобы бороться за свою жизнь, приходится, буквально, как во время военных действий. Большинсво не выдерживают, а зря. Ковыляя по коридорам местной администрации, удивляешься, сколько чиновников-бюрократов работают, или, вернее, делают вид, что заняты проблемами простых людей. Иногда приходится даже доказывать, что ты действительно инвалид, а не притворяешься. Нас пинают из кабинета в кабинет, а мы все ходим и ходим, в надежде получить какие-нибудь денежные средства на то, чтобы отправить хотя бы одного инвалида в приличный реабилитационный центр, или приобрести необходимое лекарство. Особенно трудно приходится с решением проблем трудоустройства инвалидов. Таких, как мы, никто не хочет принимать на работу, а организаций и предприятий, созданных специально для того, чтобы можно было трудоустроить инвалида, на которых существуют подходящие условия труда, ничтожно мало. То есть, найти подходящую работу для инвалида практически невозможно. Законы, они есть, но только на бумаге, и их никто не выполняет. А нам, инвалидам, так и приходится ходить к нашим властям с протянутой рукой.