Архив:

Инвалидов убирают с дороги

Чаще всего инвалиды называют свою машину вторыми ногами. А точнее - первыми, потому что настоящих ног у многих из них нет. Поэтому машина для таких людей не роскошь, а шанс на сколько-нибудь нормальную жизнь. Однако сначала государство лишило их спецавтомобилей, теперь лишает и единственной бесплатной автошколы.

Старенькая «шкода» лихо развернулась на небольшом пятачке тренировочной площадки и резво въехала на условную стоянку. Получилось не очень удачно: стоящие по сторонам пластмассовые столбики, имитирующие парковочное место, разлетелись в разные стороны. Инструктор Виктор Владимирович отправился расставлять их вновь, по ходу объясняя своей ученице, что в реальной жизни она уже покалечила бы все соседние автомобили.

Еще попытка, и тридцатилетняя Маша с надеждой смотрит на инструктора: теперь все в порядке? Теперь - да. Довольная Маша вытаскивает из машины костыли и идет на них к выходу, тяжело подтягивая за собой правую ногу. По дороге она рассказывает о том, что после получения прав собирается наконец ездить на соревнования по художественной гимнастике, заниматься которой так мечтала в детстве. И занималась бы, вот только случайное падение с трехметровой высоты еще в школе сделало ее инвалидом. А еще она найдет работу в настоящем офисе, потому что подрабатывать дома бухгалтером, в четырех стенах, уже нет сил.

Единственная «Надежда»

За последние 20 лет сотрудники учебного центра инвалидов «Надежда» уже привыкли видеть, как у потерявших всякий интерес к жизни, отчаявшихся людей загораются глаза. Когда-то здесь одновременно учились вождению по тридцать человек.  Сейчас не больше пяти. «У людей нет возможности покупать автомобили, государство давно уже инвалидам не помогает», - объясняет директор «Надежды» Алла Соловьева.

Она сама инвалид - у нее нет ноги. Беда произошла с Соловьевой больше двадцати лет назад. Совсем молоденькая, 18-летняя Алла забежала в лифт своего дома. Конечно, она уже не помнит, о чем думала в ту минуту. Возможно, о своей свадьбе, которая должна была состояться всего через неделю. Все произошло буквально за несколько секунд: неловкое движение, и нога попала в проем между кабиной и бетонным полом. Девушка пыталась ее вытащить, но не успела. Двери закрылись, и лифт поехал вверх... Каждый этаж буквально рубил ногу по кусочку. Кричала Соловьева страшно, прибежали люди, кто-то снаружи остановил кабину, вызвали скорую и лифтеров. Пока вскрывали двери, Алла была в сознании. Она еще успела увидеть, как кто-то проталкивает ей сквозь крошечную щель шприц с обезболивающим препаратом. Потом - реанимация, врачи, первые шаги на протезе...

Счастливая жизнь, казалось бы, кончилась. Свадьба не состоялась - жених не захотел даже навестить бывшую невесту в больнице.

Освоившись на протезе, Алла Соловьева решила научиться водить машину.

В Советском Союзе с этим все было просто. Сразу после войны правительство начало массовое производство мотоколясок - специальных машин, предназначенных для тех, кто вернулся с фронта калекой. Их еще называли «инвалидками» - совсем простенькие и примитивные автомобили были не самым удобным средством передвижения, но зато общедоступным и бесплатным. Потом их заменили на «запорожцы» с ручным управлением, а через некоторое время инвалидам войны стали бесплатно выдавать «Оку».

Поездив на ней несколько лет, фронтовики могли сдать машину в комиссионные магазины, где они и продавались за совсем символические деньги. Вот такую подержанную машину и приобрела себе Алла Соловьева. А спустя несколько лет решила организовать автошколу для инвалидов.

Школу назвали «Надежда». Государство выделило для обу­чения все те же подержанные «ветеранские» автомобили, бензин и инструкторов. Так продолжалось до 2005 года, когда началась монетизация льгот...

Общество инвалидов

Последние годы главным учредителем автошколы было Всероссийское общество инвалидов. Оно обязалось оплачивать бензин и зарплату инструкторам, денег хватало только на 40 учеников в год.

«В регионах вообще нет таких бесплатных школ, только в Москве, и обучать безвозмездно мы имеем право только москвичей. Остальные платят в среднем 15 тыс. руб. за курс. Для инвалидов это большие деньги. Поэтому иногда люди даже оформляют регистрацию в Москве у родственников или знакомых, чтобы научиться ездить бесплатно», - рассказывает Алла Соловьева.

Каким-то образом «Надежда» выживала, нашлись спонсоры, один из московских колледжей бесплатно предоставил для занятий свою тренировочную площадку. Теоретическую часть слушатели изучали до сих пор самостоятельно на дому. Руководство ГИБДД допускало в качестве исключения обучение инвалидов экстерном.

Но в начале ноября вступили в силу поправки к федеральному закону о безопасности движения. Теперь этот документ запрещает экстернат для всех категорий населения, для инвалидов в том числе.

Возросли требования и к обучающим организациям: чтобы получить лицензию, автошкола должна иметь не меньше четырех инструкторов по вождению и столько же наставников по изучению ПДД.

«Но мне не нужно столько сотрудников, у нас не так много учеников и мы просто не сможем платить деньги этим людям», - разводит руками Соловьева. Но если единственная автошкола для инвалидов не получит лицензии, ее придется закрыть. А в обыкновенные таких людей не принимают. Получить права инвалидам будет негде.

В главном управлении ГИБДД Соловьеву уже хорошо знают. Чиновники в погонах обещают «что-нибудь придумать». Но пока никаких предложений от полицейских не последовало.

Куда едет социальное такси?

Председатель благотворительной организации инвалидов «Инавто» Лариса Морозова рассказывает о том, как люди с физическими ограничениями сегодня передвигаются по столице. Сама она ездит на машине, иначе о нормальной жизни придется забыть - Морозова не может поднять ноги даже на высоту обыкновенной ступеньки. Поэтому, когда автомобиль ломается, приходится вызывать социальное такси.

«Социальное такси стоит около 200 рублей в час. Для того чтобы воспользоваться им, надо поехать в офис Всероссийского общества инвалидов и купить там талоны. За ними всегда огромная очередь. Заказывать машину надо за несколько дней. Если ехать необходимо завтра, то скорее всего транспорта уже не будет. Машины ломаются, опаздывают, водители стараются выбирать самый долгий маршрут, чтобы накрутить сумму. Неиспользованные талоны в конце года нужно сдать опять в тот же офис», - перечисляет все сложности Лариса Морозова.

При самом скромном подсчете получается, что часто воспользоваться обыкновенным городским такси намного проще и выгоднее. Но у «социальщиков» есть автомобили с подъемниками, которые необходимы колясочникам. Поэтому их родственники терпеливо высиживают очереди за талонами.

На сегодняшний день инвалиды потеряли практически все льготы, связанные с их личным транспортом. Вот уже два года, как оформление регистрации транспортного средства, техосмотра и многих других формальностей проходит для них на общих основаниях, а раньше было бесплатно.

Напомню, что 2009 год в столице был объявлен Годом равных возможностей. Вместо «инвалидов» в моду вошел термин «люди с ограниченными возможностями». Чиновники решили, что «инвалид» звучит оскорбительно и ранит чувства этих людей. Но прошло время и люди с ограниченными возможностями поняли, что главное оскорбление для них заключено не в словах.

Наталья Пуртова

Источник: Мир Новостей

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ