Архив:

«Робот дядя Леша пришел!». Новые технологии максимально сокращают тяжелый период, когда человек вынужден смиряться с инвалидностью

«Робот дядя Леша!» — так кричит малышня в детском саду, когда паралимпийский чемпион-велогонщик Алексей Обыденнов приходит вечером забирать дочку! Один из немногочисленных обладателей бионического роботизированного протеза в России (да и в мире их пока еще совсем немного!) рассказал «МК» о развитии высоких технологий в области протезирования и об особенностях повседневной жизни человека с «рукой Терминатора».

В 90-х годах дети развлекались куда более экстремально, нежели сегодня. В подмосковном Ликине-Дулеве, к примеру, у компании подростков, в которую входил Алеша Обыденнов, была мода лазать по… мачтам высоковольтных линий электропередач! Опасные игры до поры обходились без несчастных случаев, но в один из дней Алексей попал под удар тока напряжением в пять тысяч вольт. Организм выдержал, но руки спасти не удалось...

После реанимации и восстановительного периода пришлось учиться жить заново — уже без рук. Все силы прилагала Алешина мама Надежда Михайловна, к которой потом присоединилась сотрудница Детского фонда им. Ленина Светлана Демидова: с ее помощью удалось получить протезы, доучиться в школе, поступить в вуз — в то время как раз открылся РГСУ, Российский социальный университет, в котором принимали на учебу инвалидов. Алексей поступил и погрузился в студенческую жизнь, которая постепенно стала рабочей: после обучения он остался в РГСУ документоведом в канцелярии, а к 2010 году уже руководил IT-отделом в университете. Параллельно занимался бодибилдингом, играл в футбол.

В какой-то момент пришло понимание того, что в жизни требуется что-то радикально менять. И Алексей пришел в Центр спортивной медицины, где встретился с удивительными людьми — тренерами по плаванию Александром и Еленой Щелочковыми, которые поверили в него, и, несмотря на возраст и травмы, стали тренировать. Быстро пошли первые успехи — звание мастера спорта, вхождение в состав эстафетной команды Москвы, «бронза» на чемпионате России по плаванию в личном зачете, «серебро» в Кубке России… Однако внезапно спортсмен снова сделал авантюрный и неожиданный вираж — надумал попробовать себя в паралимпийском велоспорте. Спортсмен и ведущий тренер велофедерации Алексей Чуносов решили рискнуть. Риск оправдался: вскоре Обыденнов взял «серебро» в гонке с раздельным стартом на 15 км и на сегодняшний день является едва ли не самым перспективным российским паралимпийским велогонщиком!

— Моя бионическая рука была первой подобной в России и одной из первых в мире, — рассказывает Алексей. — Хотя сегодня таких кистей в нашей стране уже около пары десятков: порядка пяти-шести фирм в России уже работают с этой технологией.

Высокотехнологичный протез мне предложили ребята из города Королева, из компании, которая занимается протезами, ортезами и плотно работает с нашими паралимпийцами. Они делают разные карбоновые приспособления для паралимпийского велоспорта — например, насадки на ноги, эдакие переходники от педали к ноге, специальные крепления для тормозов, крепежи руки к рулю; делают карбоновые «ноги»-джолли-джамперы легкоатлетам, специальные «бобы» зимникам — паралимпийским лыжникам-колясочникам и т.д.

Для меня была приобретена в Англии бионическая кисть — рука с многочисленными сервоприводами на электромоторах, которая подчиняется напряжению тех или иных мышц в культе. Бионическая кисть — это универсальное устройство, которое требует адаптации под конкретного человека. У нас в России мне сделали карбоновую капсулу, куда вставляется культя руки, и настроили бионические датчики, получающие сигнал от мышц в культе и передающие их на электроприводы пальцев. Обеспечить идеальное взаимодействие живого тела и механизма — непростая работа: нужно выяснить, какие группы мышц лучше работают, чтобы подключить к ним датчики и брать с них сигнал для механизма руки, отвечающего за то или иное действие. Процесс был не быстрый — такие протезы требуют серьезной и длительной наладки в непосредственном контакте с человеком, для которого они предназначены. Делались слепки культи, временный протез, потом — постоянный, и уже с ним только через пару месяцев все было окончательно подогнано и настроено.

— Как с чисто практической точки зрения работает бионическая рука? Как берет предметы, как работает с ними, удобно ли? Насколько, выражаясь «возвышенным штилем», творение человеческих рук приблизилось к творению Создателя?

— У меня большой опыт использования протезов: ампутация произошла в 14 лет, а сейчас мне 37. Я прошел разные стадии, использовал разные протезы. Лет десять назад у меня имелся прототип того, что сделано сейчас, — один из первых электронных протезов, немецкого производства. Там была одна-единственная функция: электропривод сводил вместе два пальца — большой и указательный, и на этом ее возможности заканчивались... Нынешняя же рука — принципиально иное поколение, совершенно прорывная технология! У нее 8 разных режимов хвата, что делает ее использование максимально приближенным к живой руке. У всех пяти пальцев электропривод фаланг — по два шарнира на длине. То есть не просто неподвижный палец сгибается у основания, а сгибается по всей длине, как живой. Раньше такого не было!

Роботизированной рукой можно брать ключ, запирать дверь, надевать кепку за козырек, брать банку, бокал, доставать какие-то мелкие предметы из множества, брать в кулак и зажимать сумку, пакет — в общем, массу бытовых вещей. К примеру, тот, прежний протез, про который я говорил, не держал сумку или пакет: два пальца просто соприкасались, а ручки выскальзывали. Современный же протез позволяет сжать кисть в кулак, удерживая ручки, и крепко зафиксировать их. При этом для спорта или каких-то силовых действий она не предназначена, на велосипеде я с ней не катаюсь. Для тренировок и соревнований у меня другой, специальный протез.

Но и недостатки, конечно же, есть. К примеру, режимы хвата переключаются парами. Режимы в одной паре я могу переключать самой рукой — просто на один датчик даю мышцей два «клика» — как мышкой. Следующие же пары режимов приходится переключать кнопкой на внешней стороне кисти. Мне это не слишком удобно, поскольку нет помощи со стороны второй руки — надо куда-то подойти, найти острый угол, об него нажать кнопку. Еще один минус — это скорость работы: роботизированная рука медлительна, многие вещи мне проще сделать с простым протезом или без него, тем более что я уже привык к этому за годы. Поэтому пока полноценной заменой живой руке она, конечно же, не является. Но все развивается, и достаточно быстро!

— А как развивается технология бионических конечностей? Насколько активно? В каких направлениях движется?

— Сейчас апгрейд идет весьма быстро. Моя рука на момент выпуска была еще опытной, экспериментальной. Я ее получил осенью 2012 года, а Найджел Экленд — весной 2013-го (британец Найджел Экленд, обладатель аналогичной руки, недавно посещавший Россию в рамках мирового турне с целью пропаганды современных реабилитационных технологий. — «МК»), и эти руки уже сильно отличаются. К примеру, если мне надо провернуть кисть вокруг своей оси, то я это делаю вручную, зажимая ее коленками, а у Найджела для этого уже встроен дополнительный электропривод! Тройной клик, и она вращается! Такое улучшение производитель сделал буквально за полгода, но это серьезнейшим образом улучшило мобильность использования кисти. Через несколько лет, без всякого сомнения, бионическая рука будет максимально приближена к руке живого человека.

Технология бионических конечностей — прорывная, в ней заложен огромный потенциал. Подключать датчики прямо к живым нервам или к окончаниям сухожилий, как об этом писали фантасты, — этого, думаю, не будет. Но станут развиваться процессоры с большим быстродействием, будут считывать большее количество сигналов от мышц и т.д. Ну и простые прикладные улучшения также не останутся без внимания. К примеру, сейчас материал пальцев не позволяет работать с сенсорными экранами смартфонов и планшетов — думаю, в ближайшем будущем производители протезов применят токопроводящую резину, чтобы можно было легко использовать современные гаджеты!

— С технической стороной вопроса вроде разобрались. А с психологической точки зрения? Что чувствует обладатель бионической руки? Какую реакцию на «терминатора» проявляют окружающие?

— Негатива или какого-то смущения или неприятия я ни разу не встречал. «Рука робота» забавляет, интересует людей, привлекает внимание в позитивном смысле. Я традиционно веселюсь, наблюдая удивление пограничников на паспортном контроле, когда летаю за границу, а летаю я частенько… И во всем этом — важный реабилитационный момент — нет традиционно угнетающей инвалидов неловкости в глазах окружающих, какой-то зачастую неискренней жалости…

Такая рука вообще важна в первую очередь как реабилитационное средство, а уже потом — как бытовой инструмент. Я уже много лет с протезами, привык и адаптировался, поэтому мне реабилитационный момент не так важен, как человеку, который только что или совсем недавно лишился руки в результате травмы, аварии и т.д. Если человек молод, активен и внезапно становится инвалидом, то он чрезвычайно остро и трагично переживает происходящее с ним. Многие сдаются, замыкаются в себе, спиваются, совершают суициды. А новые технологии в виде бионических конечностей чрезвычайно эффективно предотвращают это — они просто повторно открывают двери в мир, максимально сокращая тяжелый стрессовый период первого времени, когда человек вынужден, ломая себя, смиряться с инвалидностью. С «рукой робота» вы очень быстро социализируетесь, входите в прежний ритм жизни! Благодаря новым технологиям человек может избежать долгого мучительного привыкания к своим ограниченным возможностям, к инвалидности, к резкому изменению привычного уклада жизни.

Бионический протез боится воды и требует специального защитного чехла-перчатки, но я его ношу без защиты, да и все, у кого аналогичные руки, насколько мне известно, тоже предпочитают открытое ношение, без маскировки. Это неспроста: рука, как она есть, выглядит круто, интересно, ее использование — своеобразная «игра», в которой человек социализируется, общается, живет! У меня даже дочка мне говорила: «Папа, ты когда меня из садика забираешь — приходи с электронной рукой!» Ее друзья сбегались посмотреть, а ей было приятно такое внимание к отцу…

— Кстати, а как вас малышня называла? «Терминатор»? «Икс-Мен»? Или каким-то иным киногероем-киборгом?

— Да нет, конечно, — смеется Алексей. — «Терминатор» или «Люди Икс» — это все же не малышовые фильмы, они такие в силу возраста не смотрят. Им ближе «Фиксики» — я для них, наверное, эдакое воплощение Фиксика, «технического человека».

— Ну и под конец не обойтись без традиционного вопроса о спортивных планах…

— В этот сезон задача максимум была выполнена на 100% — я привез свою первую медаль с чемпионата мира по паралимпийскому велоспорту, который проходил в сентябре в Канаде. Три года назад в нашей стране этот вид спорта только начал развиваться, спортсменов вообще не было, но этот короткий этап развития с нуля позволил нашей команде привезти три «серебра» с мирового чемпионата. Задача на следующий сезон — только «золото», и у меня, как я считаю, есть все шансы на первое место! В глобальном же плане сейчас все усилия отдаются подготовке к Паралимпиаде в Рио-де-Жанейро в 2016 году, где у меня тоже большие планы.

К слову, периодически подумываю про паратриатлон, хотя и самому немного страшно — ведь это самый тяжелый вид, который появится с 2016 года в паралимпийской программе: надо проплыть 750 метров, проехать на велосипеде 20 км и 5 километров пробежать. Но мне нравится принимать вызовы судьбы. Знаете, когда первый раз пришел на велотрек, мечтал хоть один круг по нему проехать — для меня это был космос. Зато когда решаешь задачу, которая вначале кажется недоступной, это такой драйв!

Справка

Алексей Обыденнов, 37 лет, спортсмен-паралимпиец.

В возрасте 14 лет в результате несчастного случая лишился обеих рук — правой полностью, левой частично. Закончил Российский государственный социальный университет. Занимался плаванием, бодибилдингом, с 2010 года — велоспортом, состоит в российской паралимпийской сборной. Олимпийский чемпион (Лондон-2012) и победитель множества международных и российских соревнований. Имеет супругу Ирину и дочку Арину. Является обладателем первого в России бионического протеза — роботизированной руки.

Евгений Балабас

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ