Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Товарищ Шилов

Недавно на базе учебно-тренировочного центра «Новогорск» награждали премией «Возвращение в жизнь» российских паралимпийцев и тренеров сборных России по летним и зимним видам спорта. Во время церемонии торжественно «проводили» одного из самых заслуженных атлетов страны: шестикратного паралимпийского чемпиона Сергея Шилова.

Спортсмен впервые принял участие в зимних Паралимпийских играх еще в далеком 1994 году в норвежском Лиллехаммере. А всего за его плечами десять Паралимпиад (пять летних и пять зимних).

2384829c2ab50a8f02b29bd244badad2.jpg

– Пусть спортивную карьеру и пришлось завершить, но теперь меня ждет не менее увлекательное дело, – рассказал Сергей. – Я возглавил столичный клуб «Рецепт-Спорт», который расположен в зоне отдыха Битца. Собираюсь не просто руководить, но и тренировать. Постараюсь передать весь свой опыт молодым. Все-таки за плечами столько соревнований по биатлону, лыжным гонкам и легкой атлетике. Это то, чему отдал больше двадцати лет жизни, чему могу научить. Пока спортсменов в клубе не так много: всего пятнадцать человек.

– На Паралимпиаду в Сочи собираетесь? И если да, то в каком качестве?

– Хоть меня и «торжественно проводили» из большого спорта, но тренироваться я не прекращаю. Почему бы не постараться попасть в национальную команду? (Сергей хитро прищуривается). Даже если мне уже не суждено будет выступить, постараюсь максимально помочь ребятам.

– В Новогорске российские паралимпийцы общались с министром спорта Виталием Мутко. Что вынесли из этой встречи?

– Ответы Виталия Леонтьевича обнадежили. В частности, понравились слова, что олимпийскими объектами паралимпийцы смогут пользоваться и в дальнейшем. За последние два года уже неоднократно бывал в Сочи и могу сказать, что все спортивные объекты максимально адаптированы. Там действительно создана «доступная среда». А вот Старый город, замечу, перестраивается с учетом нужд инвалидов заметно медленнее.

Вытащили с того света

Самый титулованный паралимпиец России родился в семье военного и сотрудницы почтовой службы. Хотел пойти по стопам отца.

Спорт полюбил еще в детстве. Пробовал себя в футболе, легкой атлетике, гребле, пока не остановил выбор на спортивном ориентировании.

– Тренер по ориентированию Валентин Алексеевич Никитин привил огромную любовь к спорту, – вспоминает Сергей. – К тому же, у нас был прекрасный, дружный коллектив. Я к тому моменту был кандидатом в мастера. Но в сентябре 1987-го, когда мы возвращались с соревнований, автобус попал в аварию. Врачи буквально с того света вытащили. Я получил травму позвоночника и сел в коляску.

Жизнь разделилась на две части: до травмы и после. Депрессии не было. Просто до той поры не замечал людей в колясках. Представить не мог молодого человека в таком положении. Мне было всего 16 лет, только окончил школу, поступил в институт. Но вместо обучения началось лечение, восстановление. 17-летие встретил на операционном столе. После первой операции надо было разрабатывать легкие, чтобы не было застойных явлений, пневмонии. У меня появилась резиновая игрушка, я ее надувал целыми днями. И обошелся без осложнений. Были случаи, когда люди отказывались от этого упражнения, возникало воспаление легких, и они погибали. Врачи подбадривали меня, говорили: организм молодой, сильный, выкарабкаешься.

– Когда осознали, что ходить не сможете?

– Года через два. До этого ведь тоже были травмы, но я всегда вставал на ноги. А тут такое. Родители, друзья, с которыми тренировался, постоянно навещали меня. Тренер приходил, его сыновья Лешка и Дима, с которыми мы до сих пор дружим. Они давали понять, что это обычная травма, после которой люди восстанавливаются и продолжают жить. Не было сочувствующих глаз, было понимание и поддержка.

– К коляске долго привыкали?

– Обращаться с ней меня научил Володя, с которым познакомился в больнице, – рассказывает Сергей. Он объяснил мне элементарные вещи: как с кровати пересесть, как добраться в ванную, как в туалет, чтобы не получить при этом травму.

– Не сломаться тогда помог спорт?

– В юности, тренируясь, я научился терпеть. Через некоторое время после травмы ориентировщики позвали меня с собой в лес. Я стал приобретать опыт организаторской работы. Оказывал посильную помощь в проведении соревнований. Потом стал ходить в спортивный зал. Сидит во мне червячок такой, живчик, который не позволяет быть пассивным.

Переломный год

1991-й можно считать переломным для Сергея. Это не только начало его пути в большой спорт, но и время больших перемен в жизни. Тогда Сергей впервые принял участие в чемпионате России по легкой атлетике. В том же году, во время реабилитации в Крымском санатории, он стал участником пробега инвалидов-колясочников «Саки – Севастополь». Мужественные люди преодолели за день 70 км на рычажных колясках, чем привлекли к себе внимание и вызвали отклик в прессе. Следующим серьезным стартом будущего чемпиона стал супермарафон протяженностью 1400 км «Москва – Киев – Кривой Рог», организованный известным путешественником Дмитрием Шпаро.

– Тогда у меня появилась первая спортивная коляска, и мы это расстояние преодолели в течение трех недель, по 60-80 км за день, – вспоминает Сергей. – Нас было всего семеро, прошедших специальный отбор. Потом ездили в Москву, Киев, Таллин, Ригу, Вильнюс.

В 1991 году Сергей попал в паралимпийскую сборную России и спустя год дебютировал на Играх в Барселоне.

– Я понимал, что еще недостаточно физически подготовлен, чтобы составить конкуренцию лучшим спортсменам. Но опыт там получил бесценный. Наблюдал за соревнованиями и тренировками сильнейших атлетов, постоянно учился. И впечатления незабываемые. Первый выезд за границу и сразу – на Паралимпийские игры. Испания очень хорошо подготовилась к ним. Мы тогда уже на предварительных стартах заканчивали выступления. Но надо же с чего-то начинать!

– Еще 1991 год памятен тем, что я познакомился со своей будущей женой Натальей, – рассказывает Сергей. – Поскольку на все соревнования ездили через Москву, то и виделись с ней регулярно. Я останавливался у нее, и в итоге остался навсегда. В 1993–м сыграли свадьбу.

Встал вопрос, как тренироваться дальше. Тогда с Михаилом Терентьевым попросились под начало Ирины Александровны Громовой. Мы раньше были знакомы: она участвовала в организации соревнований, встречала нас, размещала. Но тренировать согласилась не сразу. Говорила, что хочет взять новичков, которые ничего не умеют. А у нас уже был международный опыт. И на российских соревнованиях призовые места занимали.

Москва не сразу строилась

Сначала команда, в которую попал Сергей, была маленькой: он сам, Ирина Громова, ее муж Дмитрий и Михаил Терентьев. Да и вид спорта всего один: гонки на колясках. Но однажды немецкие коллеги предложили попробовать себя в лыжных гонках и подарили боб (так называется лыжная коляска). Ирина Громова, мастер спорта по лыжным гонкам за идею ухватилась. Тем более, наш климат не позволяет круглый год легкой атлетикой заниматься.

Поначалу лыжи использовали только для общефизической подготовки. Бобы готовили самостоятельно: варили в гараже из старых колясок, подгоняя каждый под конкретного спортсмена. Но именно на лыжне наши паралимпийцы впервые почувствовали вкус настоящих побед. В 1994 году они дебютировали на зимних Играх в Лиллехамере.

– Тогда впервые летние и зимние Игры стали проводить не в один год, – вспоминает Сергей. – Столкнулись с той же проблемой, что в Барселоне – отсутствием международного опыта. Зимние гонки были в новинку. Я «благополучно» занял во всех стартах последние места. Ну, что ж? Москва не сразу строилась. Это стало хорошим стимулом. Все снимали на видео, фотографировали, составляли для себя учебные пособия.

И уже на следующий год сделали новые бобы. С ними пришли первые успехи. На этапах Кубка мира мы были крепкими середнячками. А в 1996 году мне удалось выиграть свою первую медаль на этапе Кубка мира в гонке преследования на 15 км.

– Сейчас для российских паралимпийцев созданы все условия: сборы, экипировка, полное медицинское обеспечение. Когда вы начинали, все было по-другому…

– Первые по-настоящему профессиональные спортивные коляски мне и Михаилу Терентьеву купила на свои деньги как раз Ирина Александровна Громова. Это было в 1994 году. На них мы поехали выступать на соревнования в Германию. Цель у нас была простая: выступить, а заодно присмотреть для команды микроавтобус. Тогда все приходилось делать самим. В том числе организовывать поездки. Вместо автобуса мы привезли инвалидные коляски. Каждая стоила около 4 тысяч немецких марок.

Это были неплохие коляски: достаточно качественные и удобные. На них выступали не только немецкие спортсмены, но и паралимпийцы из других европейских стран. На предприятии-изготовителе менеджером работал неплохой специалист, который знал толк в их производстве. Он собирал и лично испытывал. Это было достаточно большое предприятие, на котором производилось самое разнообразное оборудование для людей с ограниченными возможностями здоровья, в том числе и спортивные коляски.

– Как долго они прослужили?

– Наверное, года два или три. Эксплуатировали их по полной программе – в день проводили на них по две, а то и по три тренировки. Алюминиевый сплав, из которого были сделаны коляски, хоть за это время и «устал», но все-таки выдержал все нагрузки.

Отечественными колясками тоже пользовались. Мише купили в Красноярске, мне в Пскове, где я тогда еще жил с родителями. Но выступать на них было сложно.

А у нас по 10-15 марафонов в год выходило. На некоторых из них нам даже удавалось попадать в число призеров. Полученные таким образом деньги мы не тратили, а складывали в общий котел, чтобы потом можно было ездить на соревнования и покупать запчасти для колясок. А иногда и новые коляски. Когда мы снова обратились в фирму и попросили сделать нам специальные модели, нам ответили, что готовы предложить только базовые, поскольку индивидуальные они делают исключительно для своей национальной команды.

Союз с Америкой

– Мы поняли, что надо искать в другом месте. В мире тогда ценились американские, европейские и японские коляски. Сейчас к ним добавились еще и китайские. К японским производителям обращаться не стали: виной тому языковой барьер. Остановились на американцах. Они предложили нам большой выбор. Как говорится: любой каприз за ваши деньги.

А познакомились с нашими партнерами на каких-то соревнованиях: они пригласили нас в Штаты. Мы как раз тогда готовились к Паралимпиаде в Атланте. Знали, что для спортсменов, которые там будут выступать, они готовы сделать большую скидку. Нам такое предложение, естественно, понравилось. Не назову точную стоимость, но деньги для нас были вполне подъемные. Коляски этой фирмы до сих пор считаются одними из лучших в мире.

Перед Играми-96 мы летали в США. В течение двух недель сняли размеры и изготовили коляски. Мы их опробовали, высказали замечания. И через пару дней получили то, что хотели. Кстати, пока ждали заказ, выступали на соревнованиях.

Мы довольно долго сотрудничали с американцами, а потом нашли партнера поближе – компанию из Дании. Теперь уже даже не мы ездим к ним, а они присылают в Россию своего представителя. Вот как изменилось отношение к нашим спортсменам. Благодаря тому, что часто выезжали за границу и успешно выступали на международных соревнованиях, мы стали узнаваемыми не только в Европе, но и во всем мире.

За это время нам показали, как правильно делать обмеры, чтобы не было потом разногласий между заказчиком и исполнителем. Когда мы тратили свои деньги, нам было проще самим слетать, а государственные требовали массу бумаг и соблюдения формальностей на таможне. Коляска стоила в среднем около трех тысяч долларов.

– Самим покупать коляски в США дешевле?

– В принципе, да, но не у каждого спортсмена есть такие деньги. За государственный счет в любом случае будет дороже. При этом порой возникают иные проблемы. Допустим, закупили коляски за государственный счет, привезли их в Россию и отдали их ребятам. Казалось бы, радоваться надо такому подарку, о каком мы раньше даже мечтать не могли. Но не тут-то было, парень покрутился, повертелся возле коляски, проехал пару раз и понял, какой это тяжелый труд. И сказал: извините, не мое. Я лучше выберу теннис, следж-хоккей или керлинг. В результате коляска, которая стоит немалых денег, оказывается бесполезна, поскольку для каждого спортсмена изготавливается по индивидуальным параметрам.

– За двадцать лет коляски очень изменились?

– Сначала были четырехколесные. Например, на Паралимпиаде-92. Потом перешли на три колеса, поставили другую раму. Наконец, технический прогресс привел к современным моделям. За последние пятнадцать лет произошел скачок, были сделаны существенные доработки конструкции: размер колес, угол наклона рамы, руля. Сейчас коляски стандартны, так как введены технические ограничения. Допускаются лишь минимальные коррективы, направленные на улучшение скоростных качеств, удобство и соответствие безопасности, потому что скорости заметно возросли.

– Где тренируетесь?

– Мы в свое время с удовольствием занимались в Лужниках. Только необходимо было заранее согласовывать наши тренировки, чтобы разойтись по времени с легкоатлетами. В последние несколько лет мы занимались в Подольске на стадионе с почти одноименным названием «Подолье».

– Тон в колясочных дисциплинах задают американцы, японцы, китайцы, швейцарцы, французы…

– Все правильно. Почему в Лондоне Паралимпиада прошла на высоком уровне? Потому что Великобритания – родина паралимпийского движения.

Надо собирать команду

– На последних Играх наши колясочники не выступали. Получается, что сегодня у нас в этих дисциплинах никого нет?

– Несколько человек можно найти. Но это не означает, что они сразу же могут выступать на чемпионате мира или Паралимпийских играх. К ним мы не готовы, надо пройти определенные этапы подготовки. А уж на медали рассчитывать пока точно не приходится. Хотя на прошлом чемпионате Европы мы выступили неплохо: пять наших ребят завоевали одну золотую, пять серебряных и три бронзовые награды.

Хочу обратить внимание, что на чемпионатах мира у колясочников разыгрывается 40 комплектов наград из 207, а на Паралимписких играх – 32 из 124. Если учесть, что сейчас из программы убирают дисциплины у «опорников», а колясочников практически не трогают, становится очевидным, какие виды и дисциплины необходимо развивать.

– Насколько мы отстаем?

– Отставание серьезное, но команду на следующие Игры собрать можно и нужно. Иначе разрыв будет только увеличиваться.

– Сколько нужно времени, чтобы подготовить колясочника?

– Мастера спорта – за два-три года. Ампутанты прогрессируют быстрее, чем «спинальники». У колясочников четыре основных класса и два с ДЦП. Два класса у так называемых «шейников» (высоко и низкошейные травмы – с более менее рабочими руками), а также – «спинальники» и четвертый класс – ампутанты и инвалиды с травмами поясничного отдела.

Заниматься в этих дисциплинах непросто, необходимы условия. Нужна не только хорошая удобная коляска, но и автомобиль для ее перевозки, а также место, где хранить. Необходимы спортивные центры. На сегодняшний день их не много. Есть замечательная база в Алексине, в Сочи – они хорошо приспособлены для колясочников.

Для начала неплохо бы дать определение понятию «колясочники»? Вообще разобраться в терминологии, все это правильно обозначить, документально оформить, найти средства и тогда можно приступать к выполнению поставленных задач.

Гонки на колясках – это, по большому счету, не легкая атлетика. Скорее, какая-то ее техническая разновидность. Поэтому надо все документы готовить в соответствии с требованиями и положениями Международного паралимпийского комитета.

Визитка

Сергей Шилов родился 1 октября 1970 года. Заслуженный мастер спорта России по лыжным гонкам, мастер спорта международного класса по биатлону, мастер спорта международного класса по легкой атлетике. Шестикратный чемпион Паралимпийских игр (1998, 2002, 2010). Многократный призер этапов Кубка мира по лыжным гонкам, неоднократный призер чемпионатов Европы по легкой атлетике. Руководитель Комиссии спортсменов Паралимпийского комитета России.

Авторитетно

Главный тренер паралимпийской сборной России по лыжным гонкам и биатлону Ирина Громова

– С нашим многолетним лидером Сергеем Шиловым мы не прощаемся. Он по возможности будет с командой на Паралимпиаде в Сочи.

Михаил Евсеев, Сергей Маслюк, Юлия Воскресенская