Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

«Я – счастливый лет уж сто...». Максим Стрюк – слабовидящий массажист, пишет песни, получает образование и считает себя счастливым человеком

Липчанин Максим Стрюк уже практически смирился с тем, что ему не реализовать свою мечту — работать машинистом тепловоза. А как бы славно: мощь огромного механизма, запах соляры... Однако чтобы управлять машиной, тянущей за собой вагоны с грузом и людьми, нужно иметь хорошее зрение. Максим же такой роскоши лишен.

- Мог бы быть совсем слепым, но есть остаточное зрение, за что и слава Богу, - говорит Максим. - Причина — атрофия зрительного нерва, последствие родовой травмы. Такая вот неприятность случилась в роддоме города Магадана 25 лет назад — неудачные роды, младенец получил повреждение затылочной доли мозга.

О своей инвалидности Максим говорит хладнокровно и даже бодро. Ни разу в жизни не изведав, что такое стопроцентное зрение, молодой человек научился трезвому взгляду на жизнь. Да, со зрением обидно получилось. Да, родной папа предпочел сбежать, оставив жену с ребенком-инвалидом. Ну и что? Но ведь есть слово «зато»!

- Зато я никогда не забуду, как ребенком с бабушкой ездил в Нагаевскую бухту на Охотское море — невероятная красота! Сопки, можно собирать бруснику, морошку, клюкву! - рассказывает Максим. - Кстати, знаете? Пусть у меня не было отца, но ко мне всегда очень хорошо относились мужья маминых подруг, потому мужского воспитания я не был лишен. Как вам такое детское воспоминание: во время отлива мы большой компанией, несколькими семьями, собирали по берегу морскую капусту. Это было опасное занятие: увлеченные добычей капусты люди иногда не замечали, что идет прилив и не успевали уехать с отмели. Зато когда ее, промытую, сушили, в доме потрясающе пахло морем...

В Украине у бабушки Максим добирал потрясающих детских впечатлений. Кто сказал, что слабовидящему мальчику нельзя кататься с горки на санках? Даже на самодельной тележке с колесами и рулем можно — наш герой доказал это опытным путем. Кстати, от полной слепоты его избавили в детстве в больнице города Йошкар-Ола. Если бы не выдержал курс инъекций под глаза, не имел бы и того остаточного зрения, что есть сейчас.

В Липецк семья Стрюк приехала, когда остро встал вопрос об образовании Максима. Его мама перебрала массу вариантов школ для слепых и слабовидящих детей и липецкая понравилась больше всех: не резервация для инвалидов, огороженная забором, а уютный мир, полноценное учебное заведение, готовящее ребят к взрослой жизни.

- Липецкая специальная коррекционная общеобразовательная школа-интернат для слепых и слабовидящих детей - это мой счастливый билет, я считаю, - признается Максим. - Если под руководством учителей в Магадане я пытался писать на страницах огромные буквы и цифры и слушал их чтение вслух, то в Липецке такой ерундой не занимались, а сразу начали обучать меня читать по системе Брайля. У нас была очень насыщенная, яркая жизнь — конкурсы, фестивали, концерты, интереснейшие кружки... В школе я научился играть на гитаре, пел в хоре и в вокально-инструментальном ансамбле.

Максим говорит: будь у него все в порядке со зрением, обязательно выбрал бы работу, связанную с техникой, с машинами, настоящее мужское дело. Либо постарался изо всех сил и стал врачом-хирургом. Однако, свою склонность к медицине пришлось реализовывать через Кисловодский медицинский колледж — на учебу туда наш герой отправился по настоятельному совету бесконечно уважаемого им директора любимой школы-интерната, Игоря Ивановича Батищева.

Получив среднее образование, Максим более двух лет проработал в санатории «Мечта», теперь трудится в санатории «Липецк».

- Работу свою очень люблю, - говорит Максим. - Мне нравится, что я могу помочь человеку, который мучается от какого-то недуга. С какими только болезнями ко мне не приходят! Например, кто-то на комбайне 20 лет отработал в селе: и варикоз, и вибрационная болезнь, и суставы больные... Кто от остеохондроза страдает, у кого суставы больные, у кого — сосуды, у кого — позвоночные грыжи. Все со своими диагнозами ко мне идут. А больше всего я люблю работать с совсем крохотными детками. Ему и есть-то дней 70 от роду, а уже настоящий человечек, понимает, что я ему помочь хочу, отзывается. У детишек свои проблемы: спастика при ДЦП, рахит, кривошеи, дыхательные патологии, сколиоз... Словом, все, что я по учебникам проходил.

Работать помогает музыка. «Сегодня у меня в гостях Владимир Семенович!» - предупреждает массажист очередного клиента. Тот не против, отчего Высоцкого не послушать лишний раз, да еще под хороший массаж? Музыкальные пристрастия Максима широки, но любимым остается то, что услышал еще ребенком: «Машина времени», «Кино», «Чиж и компания». Вдохновленный таким музыкальным воспитанием, Максим и сам пишет не менее качественные, талантливые песни и сам исполняет их под гитару. Свои сочинения он помещает на страничках в соцсетях. Очень приятно бывает слышать от тех, кто послушал песни: «Это ты сам сочинил? Правда?! Все сам?!»

Если вам кто-то скажет, что слабовидящий инвалид не может получить высшее образование — не верьте. Максим вот, например, уже на третьем курсе ЛГПУ, учится на психолога. Развиваться-то надо!

- Одно меня угнетает: за время учебы я понял, что психолог сам должен быть здоровым человеком, только тогда будет толк. Даже тот психолог, который работает с инвалидами, - грустит Максим. - Поэтому я пока учусь, но не знаю, как мне удастся реализовать в работе свое будущее высшее образование.

Естественно, Максим Стрюк мечтает завести семью. Да и как не мечтать о таком мужчине в 25 цветущих лет? Макс очень живо представляет себе, каким замечательным отцом он мог бы быть, каким верным и заботливым мужем.

- Но видите ли... Для брака необходима формула, состоящая из двух «З» и одного «Ж»: здоровье, зарплата и жилье, - говорит Максим. - Массажисту деньги достаются тяжело, это не мёд. И потом: какие родители захотят, чтобы у их дочери был слабовидящий муж? Я же мужик, случись что, я должен уметь и в морду дать! А если я из-за своего зрения в эту морду попасть не могу, какой я защитник? К тому же живу я с мамой, бабушкой и собакой. Редкая девушка согласится жить с мужем в такой большой «компании».

Пока «редкая девушка» не встретилась на пути, Максим не унывает.

- Да, я считаю себя счастливым человеком! - твердо говорит Макс. - Я счастлив, потому что у меня есть любимая работа, и я сам себя обеспечиваю, а не собираю бутылки, например. Я рад, что сам заработал себе на те электронные гаджеты, которые хотел иметь, закачал на них специальные программы для слепых и успешно ими пользуюсь, звоню, переписываюсь, выхожу в Интернет. Счастлив, что могу путешествовать, поехать гулять в лес. Я очень рад, что могу помогать людям, я бы даже сказал, спасать людей — это очень важно для меня. Я могу гулять по городу: очень хорошо знаю Липецк, и остаточное зрение позволяет мне узнавать знакомые улицы, видеть красивых девушек... Мама моя с самого детства говорила мне: «Никогда не сбрасывай себя со счетов, ты такой же, как и все!» Разве можно сказать, что я несчастливый человек?

Есть у Максима еще две смелые и заветные мечты: поехать в круиз на ледоколе по Северному Полюсу и прыгнуть с парашютом. С круизом пока все смутно, а вот свободный полет под раскрытым куполом — говорят, это возможно, если с инструктором. И это ощущение возможности желаемого делает Максима еще более счастливым человеком.

Елена Фролова

Источник: GOROD48

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ