Архив:

Суд против инвалида

Амурское министерство социальной защиты населения судилось с белогорским инвалидом-колясочником, пытаясь сэкономить для бюджета около 4 тысяч рублей, и сумело добиться «превращения самолета в поезд». Это произошло в суде апелляционной инстанции, где чиновники изначально пытались доказать, что министерство вообще ничего не должно компенсировать инвалиду.

Предыстория

За историей Евгения (имя изменено) мы следим уже два года. У жителя Белогорска, в одиночку воспитывавшего дочь (бывшая гражданская жена на тот момент жила в другом городе, а в настоящее время дочь живет с ней), обнаружили опухоль головного мозга. Первые симптомы в виде слабости в левой половине тела, «мурашек», нарушения походки появились еще в 2008-м, но к врачам Евгений обратился не сразу - в 2010-м. В Белогорске медики пришли к выводу, что пациента надо отправлять на обследование в Благовещенск. Оно показало, что в мозге белогорца присутствует опухоль. Выписали направление в областную больницу. Обследование в главной клинике области пришлось на время отложить: шел учебный год, за дочерью присматривать было некому - родственников у Евгения нет.

Тем не менее времени амурчанин зря не терял. Успел оформить инвалидность, причем с большим трудом - самочувствие ухудшалось, и обивать пороги различных инстанций становилось тяжело физически. В последние месяцы перед операцией тяжелобольной отец и дочь жили на его пенсию по инвалидности, размер которой составлял менее 6,5 тысяч рублей ежемесячно. Плюс на средства, вырученные от продажи всего, что можно было продать из дома - бензопилу, автоплуг, автомобиль... В итоге, когда он добрался до областной больницы и прошел повторное обследование, медики постановили, что необходимо вмешательство столичных врачей, а именно - оказание высокотехнологичной медицинской помощи по квоте. По идее - все для него должно было быть бесплатно: и перелет, и сама операция. Пока ждал направления на лечение, здоровье стало еще больше ухудшаться: появились провалы в памяти. Видя это, инициативу в свои руки взяла одна благовещенская знакомая Евгения - Людмила (имя также изменено).

Она по собственной инициативе разыскала сайт московской клиники, где делали операции по квотам в рамках федеральной программы, и отправила все нужные документы по «электронке». Вскоре с ней связались. Путевку на госпитализацию, подписанную одним из ведущих нейрохирургов страны - доктором медицинских наук Давидом Пицхелаури, прислали в день юбилея Евгения: 12 сентября 2011 года ему исполнилось 50 лет. В столичной клинике его ждали 28 сентября. Из областного минздрава тем временем ни Евгению, ни Людмиле официальной информации о том, будет ли оплачено проведение операции из бюджета или нет, так и не удалось добиться. А нашему корреспонденту тогда предоставили информацию: вопрос об активации квоты для Евгения находился на особом контроле, он решался на уровне соответствующего департамента Минздравсоцразвития. «При положительном решении вопроса пациент незамедлительно будет направлен на лечение», говорилось в ответе на наш запрос. Но «положительного решения вопроса» Евгений уже не в силах был ждать. Уже очень больной мужчина собрал последние деньги и отправился в Москву с намерением, если что оперироваться платно. Там его встретили совершенно незнакомые люди, супружеская пара, с которыми заранее через Интернет договорилась Людмила. Они же приютили амурчанина до того, как его положили в клинику. Как выяснилось, взятых с собой денег ему бы не хватило на операцию и все последующие процедуры. Но врачи московской клиники пошли навстречу: прооперировали, поверив «на слово», что его лечение будет оплачено из бюджета. Так впоследствии и произошло. Операцию по удалению опухоли Евгений перенес успешно. Перед возвращением домой в столице ему приобрели инвалидную коляску - если до операции он еще как-то с палочкой мог ходить, то сразу после нее передвигаться самостоятельно был не способен. К слову, впоследствии в возмещении затрат на приобретение средства реабилитации ему отказали. По закону просто не имели права. Формально на момент приобретения коляски у него еще не было первой группы инвалидности (ее оформили впоследствии). Ведь для получения компенсации нужно, согласно приказу Минсоцразвития, предоставить определенный пакет документов. В его составе - и индивидуальный план реабилитации. А он, понятное дело, составляется с учетом группы инвалидности. Именно из-за этой особенности закона в областном министерстве соцзащиты компенсировать стоимость покупки кресла не имели права. Зато могли предложить новое.

Прокуратура помогла

В этом году к судьбе Евгения подключилась областная прокуратура. Пока еще очень плохо говорящий, не способный писать ручкой мужчина продиктовал своей сиделке заявление в прокуратуру. Он просил о возмещении ему стоимости перелета (туда и обратно) в размере 25720 рублей. 6 марта 2013 года и.о. прокурора Амурской области обратился в мировой суд с соответствующим иском. Ответчик возражал против этих требований, мотивировав тем, что нужно было обращаться до отбытия в Москву (напомним, на тот момент Евгений, будучи совсем нездоровым, и сам не знал, будет ли он оперироваться по квоте или за свои деньги).

- Мы поддерживали свое исковое заявление, говорили о том, что на министерстве социальной защиты лежит эта обязанность - возместить понесенные за счет собственных средств расходы, - говорит прокурор отдела прокуратуры Амурской области Юлия ТИХОМИРОВА. - И поскольку не его вина, что он не предоставил определенные документы в министерство, соцзащита обязана выплатить эти денежные средства.

Суд вынес решение взыскать с областного минсоцзащиты указанную сумму в пользу жителя Белогорска. Чиновники продолжили борьбу за то, чтобы не выплачивать компенсацию. На сей раз подали апелляцию, которую мотивировали тем, что Евгений якобы не попытался решить вопрос в досудебном порядке (а этого он не мог сделать, поскольку не по его вине у него не было на руках нужных документов - такой вот замкнутый круг).

Как отмечает Юлия Тихомирова, изначально заявленная сумма компенсации складывалась из предоставленных мужчиной проездных документов - авиабилетов. И в мировом суде эта сумма ответчиком не оспаривалась. А в апелляционной инстанции, когда стало ясно, что суд примет-таки сторону Евгения, чиновники указали на нормы закона, которые предусматривают, что с таким диагнозом положено было ехать на поезде, а не лететь на самолете. Поэтому стали доказывать, что если и следует возмещать затраты инвалиду, то в сумме, эквивалентной стоимости железнодорожных билетов. С этим суд согласился и принял 8 октября апелляционное определение: выплатить 21882 рубля - почти на 4 тысячи меньше, чем заявлялось изначально. В общем, боролись с инвалидом-колясочником (точнее, с представляющими его интересы работниками прокуратуры) за бюджетные деньги до последнего: сначала - чтобы не выплачивать, а потом - чтобы выплатить хоть на 4 тысячи, но поменьше.

Определение апелляционной инстанции было принято и вступило в законную силу спустя примерно девять месяцев после подачи иска. Теоретически минсоцзащиты еще может обратиться в кассационную инстанцию в течение полугода (на данный момент осталось пять с небольшим месяцев). Как нам стало известно, совсем недавно сотрудники минсоцзащиты вышли на Евгения и поинтересовались по поводу реквизитов для перечисления средств...

Черствая система

Сложно объективно, беспристрастно и без эмоций оценить эту историю и, в особенности, действия чиновников. С одной стороны, учреждение называется «Министерство социальной защиты населения», то есть должно, судя по названию, население социально защищать. Девятимесячные тяжбы на социальную защиту данного конкретного амурчанина не очень, мягко говоря, похожи. С другой стороны, как отмечают юристы, это такая сложившаяся практика: бороться за бюджетные деньги во всех случаях, даже если со стороны, быть может, это выглядит и цинично, и аморально, и вообще бесчеловечно. Это говорит, по мнению нашего собеседника-юриста, не столько о черствости чиновников (или представляющих их интересы в судах юристов), сколько о том, что сложилась такая система, часть которой - подобные суды с инвалидами-колясочниками. Просто не могут не судиться: это, можно сказать, должностные обязанности такие.

Андрей Максименко

Источник: Телепорт2001.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ