Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Ее пример - другим наука

"Вы какой-то неправильный инвалид", - задумчиво разглядывая квартиру Аллы Вячеславовны Новосадовой, сказала сотрудница отдела соцобеспечения, которая пришла узнать, как поживает женщина, относящаяся к разряду социально незащищенных слоев населения. "Почему неправильный?" - удивилась Алла Вячеславовна. "Обычно инвалиды грязные, неопрятные, квартиры у них в руинах. А у вас ремонт сделан. И косметика у вас на лице явно дорогая", - поджала губки работник соцобеспечения.

Юные годы чудесные

Веселой жизнь Аллы Вячеславовны не назовешь, но несчастной она себя не считает. Ее пребывание в Актау началось в "красном уголке" ЖЭКа. Именно сюда определили на жительство ее отца, молодого механика лифтов, которых в городе катастрофически не хватало. Когда в "красный уголок" на собрание набивалась куча сантехников, озеленителей и техников, Алла с тоской вспоминала комнату в Баку, где у нее был свой уголок и где ее никто не тревожил. Но вскоре семье Аллы дали 2-комнатную квартиру, жить стало веселее. Училась в школе, купалась в море, ходила на танцы. Беда пришла неожиданно. Буквально за несколько дней до выпускного бала тяжело заболела и умерла мама девушки. Перед смертью Алла обещала ей, что обязательно получит высшее образование. Вопрос, кем быть, не стоял - библиотекарем, уж очень читать любила. Но потом решила, что лучше стать педагогом и учить детей.

Но поступить в институт в первый год не удалось. Пришлось идти на подготовительные курсы. Вторая попытка была более удачной, все экзамены в Ростовский пединститут Алла Вячеславовна сдала на четверки. Но долго учиться не пришлось, вышла замуж, и родня молодого человека была против того, чтобы девушка училась на очном отделении. Вернувшись в Актау, устроилась пионервожатой в школу.

Это время без смеха она вспоминать не может.

- По школе с детьми ходила беременная пионервожатая с красным галстуком на груди и огромным животом. Представляете себе такую картину? - смеется Алла Вячеславовна.

Закончив заочно институт, Алла Вячеславовна стала учителем французского языка. Не самая востребованная специальность, особенно в наше время. И через некоторое время это стало понятно.

Пора становления

Проработав в школе 14 лет, сначала простым учителем, потом завучем, Алла Вячеславовна оказалась в положении похуже, чем в том запомнившемся на всю жизнь "красном уголке". В 2000 году дочь Аллы Вячеславовны на "отлично" закончила школу, поступила в институт. Казалось, все хорошо, но... Неожиданно что-то случилось со здоровьем. Именно "что-то", потому что диагноз ей не смогли поставить ни местные врачи, ни столичные светила. У 36-летней цветущей женщины стали отказывать ноги, она с трудом передвигалась. Вначале врачи решили, что это рассеянный склероз. Положили в больницу, лечили, при этом качали головами, недоумевая, что подобное случилось с молодой женщиной. Лечение не помогало, наоборот. В один "прекрасный" день подруг, которые пришли навестить больную, в отделение не пустили, прошла только дочь, чтобы попрощаться. Всем объявили, что Алла Вячеславовна до утра не доживет. 4 июня 2002 года она умерла.

Но врачи-реаниматологи очень постарались и вернули учительницу из состояния клинической смерти. На тот момент подруги уже говорили об организации похорон. Кто-то шил платье, чтобы было в чем в гроб положить, кто-то с транспортом договаривался. Но из больницы забрали не бездыханное тело, а живую женщину, находящуюся в полном сознании.

Участницы "похоронной команды" плакали и целовали друг друга от радости.

Жизнь Алле Вячеславовне врачи спасли, но вернуть здоровье так и не смогли. В ноябре женщину окончательно парализовало. Полностью отказали ноги. Правая рука не шевелилась вообще, а левая лишь чуть-чуть подавала признаки жизни, настолько слабые, что она не могла даже кнопку телевизионного пульта нажать.

Друзья не оставляли женщину, которая к тому времени осталась одна с дочерью-студенткой. Бывший муж поплакал и исчез. Несмотря на то, что подруги и бывшие ученики приходили, помогали, кормили с ложечки, парализованная женщина все равно на них обижалась.

- Мне было горько, что я лежу не в состоянии двигаться, а они ходят, смеются, рассказывают о той жизни, которая мне теперь не доступна, - рассказывает Алла Вячеславовна. - Я понимала, что они не виноваты, что так случилось, но злилась именно на них. Но вдруг однажды я услышала, что уныние - это грех. А я пребывала именно в унынии, сейчас понимаю. Когда это осознала, я взяла в левую руку карандаш и стала учиться писать.

Подруги Аллы Вячеславовны говорят, что в определенный момент они поняли: перед ними лежит в кровати умная, прекрасно все понимающая женщина, которой хочется жить и быть полезной другим. Но откуда такие возможности у инвалида первой группы в нашей стране? Она с дочкой в то время жила на пособие в 5 тысяч тенге в месяц. И социальные службы особо не интересовались ее положением. Извечный вопрос "что делать?", казалось, останется без ответа.

Как феникс из пепла

Помогла бывшая ученица Аллы Вячеславовны, которая уже работала и неплохо зарабатывала у себя в нефтяной компании. Девушка очень хотела помочь любимой учительнице, но ей казалось неудобным просто так предлагать деньги, боялась унизить пусть немощную, но гордую женщину. А в этом не приходилось сомневаться, бывшая учительница даже подругам не разрешала войти в ее комнату, пока дочь не приведет в порядок ей прическу.

Ученица, работавшая в фирме, где все говорят на английском (французский был и даром ей не нужен), предложила Алле Вячеславовне углубленно заниматься с ней языком Дюма и Вольтера.

Посомневавшись некоторое время, Алла Вячеславовна согласилась. А ученица привела еще и подругу. Это были первые ученики с того времени, как Алла Вячеславовна попала в больницу. И первые заработанные деньги, благодаря которым появилась возможность нормально питаться и дать возможность дочери закончить институт.

Потом появились малыши, с которыми Алла Вячеславовна занималась подготовкой к школе, хотя у нее не было специальных знаний для этого. Сама изучала методическую литературу. Потом ее стали просить позаниматься с учениками младших классов - это тоже не ее специфика. Но Алла Вячеславовна изучила и географию, и историю, и математику для младших классов, а теперь изучает методические материалы и для старших. Дети-то растут, и многие из них с этой замечательной учительницей расставаться не хотят, да и их родители тоже.

Двери в квартиру Аллы Вячеславовны практически никогда не запирались на замок. И вовсе не потому, что она не боялась воров и бандитов, она не хотела, чтобы ее видели больной. Не могла же она отпирать дверь ученику, а потом ползти на его глазах в комнату, чтобы начать урок. Нет, посетителей она встречала, сидя за столом, заваленным школьными тетрадками, ухоженная, красивая, улыбчивая. Многие даже не догадывались, что передвигаться по комнате она не в состоянии.

Впрочем, это в прошлом, сейчас Алла Вячеславовна уже ходит и работает обеими руками, на которых даже недавно родившегося внука качает, нянчит, кормит. И, как любая мама в нашей стране, дочке помогает, в том числе и материально. Зарабатывает, а не существует на пособие. Перед рождением внука ремонт в квартире сделала, не "евро", но приличный.

В стране кризис?

Да, страна переживает не лучшие времена, но инвалид I группы Алла Вячеславовна ощутила это только потому, что некоторые родители просят повременить с оплатой обучения. Учеников меньше не стало. Один папа сказал, что больше не сможет водить сына на дополнительные занятия, потому что сейчас это для него накладно, но Алла Вячеславовна воспротивилась: "Пусть ходит. Мальчишке учиться нравится. Если сможете - оплатите, а если нет, ну что ж:".

Так стоит ли плакаться на предмет кризиса, если благотворительностью способен заниматься инвалид, да еще по профессии учитель, которым, как известно, и здоровым трудно заработать на достойное существование?

- Когда я поняла, что унывать - это последнее дело, - говорит Алла Вячеславовна, - я, как Барон Мюнхаузен, взяла себя за волосы и стала вытягивать из болота бедности и нищеты. На данный момент есть одна мечта: чтобы кто-то все же поставил мне правильный диагноз. Так будет легче вернуться к полноценной жизни.

Станислав Куцай

Источник: express-k.kz