Архив:

Казна заплатит

Количество исков из России, поданных в Страсбургский суд, растет лавинообразно.Беспрецедентную, по мнению экспертов, компенсацию в размере 500 тыс. руб. получил на прошлой неделе от государства 21-летний солдат-срочник Артем Казначеев из Татарстана, ставший инвалидом в армии по вине своего командира. Эксперты отмечают, что в последнее время российские граждане стали все чаще выигрывать дела против собственного государства.

Но эти тысячи и миллионы рублей, которые власти выплачивают пострадавшим, берутся не из воздуха. Конкретные чиновники и представители правоохранительных органов, нарушающие закон, финансовой ответственности не несут - за своих слуг расплачиваются рядовые граждане, налогоплательщики. При этом Минфин имеет право через суд требовать с виновных возместить расходы казне, но практически никогда этого не делает.

Уникальность случая с Артемом Казначеевым состоит в том, что ранее подобные деньги выплачивались лишь родственникам погибших военнослужащих. Так, в 1 млн. руб. обойдется ошибка российского военного командования во время контртеррористической операции в Дагестане осенью 1999 года. Эту сумму получит мать погибшего спецназовца. Ее сын с группой товарищей попал под ракетно-бомбовый удар федеральных сил, приказ о нанесении которого отдал его собственный командир. Не остаются безнаказанными и милицейские проступки. Недавно 100 тыс. руб. отсудил отец погибшего во время беспорядков в Кондопоге Григория Слезова.

Петрозаводский горсуд обязал выплатить эти деньги, усмотрев халатность в действиях милиционера, работавшего в ночь, когда произошла драка у ресторана «Чайка». А Новочебоксарский городской суд постановил взыскать с казны Чувашии 20 тыс. руб. компенсации морального вреда в пользу местного жителя Артура Иванова, которому в милиции повредили барабанную перепонку уха.

На расширенной коллегии Генпрокуратуры в прошлом году были озвучены данные, согласно которым за 2007 год более 5 тыс. человек были незаконно привлечены к уголовной ответственности. Если раньше граждане по привычке терпели, то теперь все активнее стали направлять жалобы против государственных служащих. «Если в начале 2000-х годов ежегодно подавалось 150-250 подобных исков, то в 2007 году граждане выиграли в судах 1200 исков на сумму более чем 120 млн. руб., - подсчитал министр финансов Алексей Кудрин.- В первом квартале 2008 года в суды было подано еще 545 исков». Европейский суд по правам человека только в 2007 году по искам российских граждан к государству обязал РФ выплатить им 4,3 млн. евро.

По мнению председателя правозащитной организации «Агора» Павла Чикова, в последнее время увеличиваются как количество обращений против государства в российские суды, так и суммы присуждаемых людям компенсаций. «Сейчас эти суммы достигли 1 млн. руб. - столько, например, было выплачено родителям за погибшего в армии солдата, - рассказал «НИ» эксперт. - По 500 тыс. выплачивают за издевательства над военнослужащими, увеличились суммы по милицейскому произволу». Руководитель фонда «Право Матери» Вероника Марченко отмечает: чтобы получать достаточно крупные суммы в качестве компенсаций, иски в суды должны быть, прежде всего, профессионально составлены. Как правило, те обращения, которые подаются при помощи профессиональных юристов, приводят к выигрышу дела. Что касается исков, которые направляются нашими гражданами самостоятельно, то их результат обычно отрицательный.

Эксперты подчеркивают: как правило, иски к казне удовлетворяются судом. Правда, чтобы потребовать компенсацию, необходимо сначала заручиться документами - например, заявлением в прокуратуру о возбуждении уголовного дела, приговором или обращением в суд о признании действий милиционера или чиновника незаконными. Только при наличии на руках подобных доказательств можно отправляться за моральной компенсацией. Но чаще всего доказать преступления представителей власти весьма сложно. Поэтому исполнительный директор движения «За прав человека» Лев Пономарев особых улучшений в защите прав потерпевших от представителей власти не видит. «Хорошо, что выигранных исков становится все больше, - сказал «НИ» правозащитник. - Но я особых изменений здесь, честно говоря, не вижу». Если же вина милиционера или чиновника будет доказана, то дальше уже все гораздо проще. «Здесь уже речь идет только о размере сумм», - отмечает Павел Чиков.

Этот самый размер - особая тема. Эксперты убеждены, что суммы, выплачиваемой за причинение вреда российским гражданам, маленькие, особенно по сравнению с компенсациями, присуждаемыми Европейским судом. По словам руководителя «Агоры», например, за гибель человека по вине государственных органов в Европе обычно выплачивают около 20 тыс. евро (то есть без малого 1 млн. руб.). В России же подобные суммы суд обязывал выплачивать только в исключительных случаях. Обычная же практика - это 200-300 тыс. руб., то есть в пять раз меньше. Руководитель фонда «Право Матери» также сравнивает: во многих западных странах за погибшего солдата его семья получает около 1 млн. долларов (более 30 млн. руб.), у нас же пока самая большая сумма, выплаченная по тем же трагическим обстоятельствам, была в 30 раз меньше.

При этом Минфин еще традиционно на заседаниях суда просит снизить суммы компенсаций. А две недели назад во время судебного заседания о возмещении морального вреда родителям погибшего военнослужащего по вине офицеров представитель Минфина попросил суд снизить сумму компенсации «в связи с финансовым кризисом». Правда, после того как эта просьба получила большой общественный резонанс, представитель ведомства попросил не учитывать эту аргументацию.

Но главное в том, что, выплачивая компенсацию из казны, государство возмещает преступления чиновника за счет налогоплательщиков, то есть за наш с вами счет. Согласно требованиям Гражданского кодекса, государство обязано возмещать вред, причиненный гражданину должностным лицом за счет бюджета. Но потом-то, в соответствии с тем же кодексом, оно имеет право требовать возмещение этого вреда с конкретного виновного чиновника, применив «право регресса к лицу, причинившему вред». Но практически это никогда не делается. Специалисты объясняют это отсутствием политической воли сверху или нежеланием Минфина нести дополнительную нагрузку. А глава думского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников и вовсе предположил в беседе с «НИ», что таким образом чиновники «просто покрывают своих товарищей».

При этом депутат уточнил: по закону взыскать можно не только деньгами, но и имуществом, которое имеется в распоряжении виновного. И в большинстве западных стран проштрафившиеся чиновники не уходят от имущественной ответственности. У нас же сейчас «государственного» нарушителя, в крайнем случае, выгоняют со службы или отдают под следствие. «А у них ведь есть личные автомобили, заработная плата, - недоумевает Павел Чиков. - И после увольнения они идут работать в бизнес-структуры. Даже представители Генпрокуратуры несколько раз заявляли, что намерены не только привлекать таких лиц к уголовной ответственности, но также подавать им иски о возмещении ущерба. Правда, пока воз и ныне там».

Впрочем, в случае с исками солдат-срочников чаще всего с виновных и взыскать-то нечего. Что возьмешь с сержанта, уличенного в «дедовщине». «Государство виновато перед семьями, потому что оно обязало их отдавать своих детей в армию, но свои обязательства сохранить этим детям жизнь не выполнило, - заявила «НИ» г-жа Марченко. - И, соответственно, мы этими исками подталкиваем государство к идее профессиональной армии, чтобы платить за каждого убитого солдата государству было невыгодно».

Беда еще и в том, что далеко не все жалобы российских граждан остаются удовлетворенными в отечественных судах. Из-за этого лавинообразно растет количество исков, поданных в Европейский суд по правам человека. В Страсбурге в настоящее время находятся десятки тысяч исков российских граждан. В Европейский суд попадают обращения, которые прошли все инстанции в отечественной судебной системе и не имеют шансов на победу в России. По сведениям эксперта Центра содействия международной защиты Карины Москаленко, это, прежде всего, жалобы на применение пыток, жестокое обращение при задержании или во время следствия. Кроме того, в должной мере не уважают в нашей стране дела, которые имеют отношение к свободе слова. «Эти случаи, как правило, трудно доказать, поэтому они не выигрываются в российских судах», - сказала «НИ» эксперт.

Надежда Красилова

Фото: Владимир Машатин

Источник: newizv.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ