Архив:

Моряк, который упал... с неба

Двадцать раз Игорь Сергеевич Винокуров пересекал экватор, уцелел во время крушения самолёта, перенёс 36 операций и при этом остался жизнерадостным человеком. Мужественный рижанин лишился обеих ног, но научился ходить на протезах и бороздил моря-океаны ещё 27 лет — это единственный подобный случай в мировой практике. С 1986 по 1991 год Игорь Винокуров был радистом на знаменитом барке «Седов», на котором трижды обошёл вокруг земного шара.

Так случилось, что судьба не раз испытывала этого человека на стойкость. Кроме авиакатастрофы Винокуров остался жив ещё в двух фатальных обстоятельствах — на море и на суше. Он оказался сильнее трагических коллизий, которые одну за другой подкидывала судьба.

Сегодня пенсионер Игорь Сергеевич живёт в пансионате Zemgale недалеко от Елгавы. Этот неунывающий и позитивный человек каждое утро начинает с физзарядки, помогает окружающим и радуется каждому новому дню.

Моряк красивый сам собою

...Бодрый, высокий, статный, подтянутый и крепкий на вид мужчина встречает меня на пороге пансионата. Неужели это 70-летний инвалид — обитатель социального дома? Не верю!

Игорь Сергеевич гладко выбрит, аккуратно одет, глаза живые и даже озорные, рукопожатие твёрдое — просто влюбиться можно! Просит подождать пару минут: «Надо закончить ремонт радиоприёмника у соседки». Развернулся и широким шагом, как по палубе корабля, уверенной походкой пошёл по коридору, чуть-чуть прихрамывая.

Через 15 минут мы пили чай в комнате бывшего моряка, который теперь переместился в инвалидное кресло. Только тут я заметила испарину, предательски выступившую на его лбу, — видимо, бравая походка Винокурову даётся не без боли.

Осматриваюсь. Немалую часть скромного жилья занимают православные иконы. Могу предположить, что некоторые подарены известным батюшкой из Елгавы отцом Феофаном, который принял непосредственное участие в судьбе Игоря Сергеевича: поддержал моряка-инвалида молитвой и делом, когда инвалид остался без крыши над головой.

Крушение самолёта: чудо спасения

Полвека назад, 30 декабря 1967 года, потерпел катастрофу «АН-24Б», выполнявший местный рейс Рига — Лиепая. В результате погибли 44 человека. Среди восьми счастливчиков, уцелевших в этом смертельном переплёте, оказался тогда ещё молодой моряк Игорь Винокуров.

Хроника тех давних событий печальна. «АН-24Б» вылетел из Риги в 7.50, на борту самолёта находились 46 пассажиров: 42 взрослых и четыре ребёнка. Плюс пять человек экипажа.

— Помню, что небо в то утро было затянуто кучевыми облаками, — рассказывает Игорь Сергеевич. — Слышал, как, уже заходя на посадку в лиепайском аэропорту, экипаж связался с диспетчером и доложил расчётное время прибытия.

В тот предновогодний день Винокуров возвращался в город, где в местном порту стояла плавбаза «Кадиевка», на которой он тогда ходил в море.

— Перелёт небольшой — всего 45 минут в воздухе, — рассказывает Винокуров. — Друг мой Лёва Новиков как чувствовал беду, уговаривал меня до последнего: мол, давай, Игорь, вернёмся в Лиепаю на поезде. Почему я не послушал совета приятеля? Сохранил бы ему жизнь, а себе — ноги...

Когда лайнер зашёл на посадку и слева показались верхушки деревьев, Винокуров машинально отстегнул ремень безопасности. Это нарушение правил безопасности спасло его от смерти.

— Вдруг что-то произошло: сильный толчок, потом сильный удар — и я уже лечу в пространство, — вспоминает моряк. — Брякаюсь в снег на землю. Вижу странную картину: самолёт лежит рядом совершенно искорёженный, просто сложился в гармошку. И странная тишина вокруг. Так как я сидел у прохода, в момент, когда корпус самолёта раскололся (от лобового столкновения с землёй) как скорлупа, меня, к счастью, выбросило через образовавшуюся трещину прямо на взлётное поле.

Из всех находящихся на борту в живых остались несколько человек. Никогда не забуду лицо стюардессы — молодая, красивая...

Игорь Сергеевич понимал, что, во-первых, истекает кровью (лежал в красной луже) и, во-вторых, не может пошевелиться (пять открытых переломов на руках-ногах). Осталось в памяти, как до приезда «скорой помощи» к нему подошёл парень в лыжном костюме, который хотел не помочь — нет, задумал вытащить бумажник из кармана. Винокуров стал возмущаться — мародёр отступил.

— Потом подбежал парень в авиационной форме, подложил свою меховую шапку мне под голову. Вижу: недалеко от меня женщина, вся в грязи и крови, босиком побежала к лесу. Потом узнал, что у неё единственной из всех пассажиров не оказалось даже серьёзных травм. Повезло ей. Потом услышал вой сирен, появились врачи. Когда везли в «скорой помощи», едва удержался от стонов. Мука продолжалась долго. Потом я провалился в туман.

Моряк потерял сознание в лиепайской больнице, откуда его в коконе из гипса и накачанного обезболивающими перевезли в Рижский институт травматологии и ортопедии. Но всё-таки началась гангрена, израненные ноги пришлось ампутировать выше колен. Когда Игорь после операции очнулся и бросил взгляд на пустоту на кровати, прикрытую простынёй, то заскрипел зубами и попросил закурить. В момент из здорового молодого мужчины атлетического сложения он превратился в инвалида. Это было тяжело осознать и принять.

Танец на руках на крыше высотного дома

После ампутации и череды сложных дополнительных операций Винокуров был между жизнью и смертью. Вместо прежних 80 килограммов весил всего 38. Как ребёнок.

— Медсёстры на процедуры переносили меня на руках, — признаётся Игорь Сергеевич. — Всегда буду помнить медиков, которые вытащили меня из лап смерти, дышащей мне в спину, — в том числе врача Эрику Закис, которая боролась за мою жизнь. Эта доктор как-то принесла мне протез и сказала: «Учись ходить — в этом твоё спасение!»

15d2f97a4d213681994aaa6527d75c2e.jpg

Игорь Винокуров как увидел «деревянную ногу» — сразу решил испытать её на практике: через пять минут больной стоял на протезе, обхватив руками кадку с фикусом, стоящую в палате. По щекам медсестёр в этот момент текли слёзы.

Три долгих года ушло на то, чтобы научиться ходить, бегать и танцевать на протезах. Но когда инвалид (по документам это было именно так) Винокуров пришёл на медкомиссию и сообщил, что готов работать в море радистом, хирурги растерялись. Безногий человек — и на корабль? Невозможно. Тогда на глазах изумлённых врачей Винокуров выбежал во двор поликлиники и по пожарной лестнице шестиэтажного дома напротив ловко поднялся наверх и там, где она заканчивается двумя ржавыми скобами, сделал стойку на руках.

— Ну надо же было убедить докторов в моей крепости! Единственное, волновался очень во время этого импульсивного трюка и поэтому делал стойку спиной к крыше: если бы упал, то на крышу, метра полтора всего, — улыбается Игорь Сергеевич. — Чуть в милицию меня тогда не сдали!

Потом подумали и разрешили выйти в море. В награду за рискованный трюк получил 27 счастливых лет любимой работы. Открою секрет: во время шторма для моряка главное совсем не ноги, а руки.

Кстати, легендарный профессор Виктор Калнберз тогда поддержал инвалида в его желании вернуться к обычной жизни. Он первым написал письмо в медкомиссию о том, что Винокурова «с его железным здоровьем и силой воли можно даже в космос отправлять».

db80e5fdab6b6c65728584c59c6a301a.jpg

Случай из юности — крушение в море

Игорь Сергеевич прирождённый везунчик. Когда ему было 18 лет, он уже работал машинистом черноморского сухогруза. При входе в Босфор в старое (ещё довоенное) судно, на котором был Винокуров, врезалось норвежское рыболовное судно.

Главный удар пришёлся как раз на машинное отделение, которое моментально стало заливать водой. И Винокуров, тогда совсем ещё мальчишка, водрузив на плечи раненого кочегара, полез по лестнице наверх, на палубу.

— Сухогруз накренился — вижу, вот-вот пойдёт на дно, — вспоминает мой собеседник. — А кочегар плавать не умеет и воды боится. Что делать? Надел на него свой спасательный жилет и прыгнул за ним в море. От шока товарищ чуть меня не утащил на дно: обхватил меня железной хваткой и кричит. Пришлось немного оглушить, только поэтому и спаслись.

Друзья долго держались на поверхности, пока их не подобрал английский эсминец. Спасённых русских моряков отвезли в больницу в турецкий порт Измир. Погибли 10 членов экипажа. Таким было первое испытание Винокурова на прочность и силу духа.

Жизнь после моря

Третья катастрофа случилась на дороге: в автомобиль Винокурова въехала большая тяжёлая военная машина. Игоря Сергеевича опять выкинуло из салона...

После выхода на пенсию Игорь Винокуров пять лет отслужил в охране, а потом в Латвию пришёл экономический кризис. Так случилось, что ради счастья родных людей (это запрещённая тема для разговора) ему надо было пожертвовать имуществом. Игорь Сергеевич не задумываясь продал всё — квартиру и хорошую дорогую машину.

В результате долгих горьких перипетий инвалид Винокуров оказался в пансионате.

Но одиночество и старые травмы не сломали бывшего моряка, который умудряется жить активнее многих молодых, много читает, при помощи Интернета общается с многочисленными друзьями.

— Бог дал мне жизнь трижды — это не случайно, — обнимает меня на прощанье Игорь Винокуров. — Отработать должен. Думаю, вот, может, работу благотворительную какую-то поискать, а то засиделся тут...

Людмила Вевере

Источник: Суббота

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ