Архив:

Милосердие. Распродажа

«За одного инвалида платят по полной. Миллион… Берешь второго – добавляют еще 20 процентов. А если третьего, – то о нем заботишься бесплатно!» Вот так доступно и внятно поведала мне о своем житие-бытие и доходах за последние 8 лет шкловчанка Галина Ващенко. С моей собеседницей я познакомилась в одной из недавних командировок. По документам ее должность все эти годы звучит как «лицо, осуществляющее уход…» А если выражаться языком человеческим, то она – руки, ноги и глаза своим трем самым близким людям: матери, отцу и брату. Родители Галины, конечно, уже старики. Мать абсолютно слепа, отец пережил инсульт и несколько инфарктов, 46-летнего брата уже 17 лет медленно и беспощадно убивает ревматоидный артрит. Болезнь неизлечима…

На такую работу устроиться не сложно

Пожалуй, уточню сумму дохода Ващенко: в соответствии с действующим законодательством пособие по уходу за инвалидом I группы либо лицом, достигшим 80-летнего возраста, сегодня приравнивается к наибольшей величине бюджета прожиточного минимума в среднем на душу населения (БПМ). С 1 ноября – это  1 миллион 165 тысяч 460 рублей. Деятельность трудоспособного лица, осуществляющего уход за инвалидом I группы, засчитывается в трудовой стаж, поясняет заместитель начальника главного управления пенсионного обеспечения Министерства труда и соцзащиты Лариса Яшкова:

- Отразится и на размерах пенсии. Картина такая: если лицо, осуществлявшее уход за инвалидом в период до достижения пенсионного возраста иной трудовой деятельностью не занималось, то его пенсия будет являться социальной. А если уже имелся определенный трудовой стаж, – итоговая сумма будет зависеть от продолжительности каждого периода деятельности и размеров доходов в каждом из них. Так, период ухода будет оцениваться в размере 40 процентов средней зарплаты работника в республике за соответствующие месяцы.

Примерно такой же расклад и с пенсией по инвалидности (то есть того лица, за которым ухаживают): если до получения группы уже имелся трудовой стаж, его обязательно учтут при начислении. Также сыграют роль сумма заработной платы и группа инвалидности. А если гражданин, получивший инвалидность, никогда не работал, то есть не подлежал государственному социальному страхованию, то ему будет назначена социальная пенсия в следующих размерах: 75 процентов от БПМ – инвалиду III группы, 110 процентов от БПМ – инвалиду I группы, 85 процентов от БПМ – инвалидам II группы, 95 процентов от БПМ – инвалидам II группы с детства.

На такую работу устроиться несложно, рассказывает заместитель начальника отдела по делам ветеранов и инвалидов Минтруда и соцзащиты Ирина Марченко:

- Предоставляете в управление или отдел социальной защиты по месту жительства заключение МРЭК или ВВК о том, что тому или иному гражданину требуется соответствующий уход. Заявляете о своих намерениях – и в вашей трудовой книжке делается о том соответствующая запись… Но сотрудником отдела вы не становитесь. То есть получаете не зарплату, а пособие.

На все слезы купюр не хватит

Перед тем, как совершить эти простые действия, Галина Ващенко уволилась с должности экономиста одного из местных госпредприятий. Наверняка, сегодня могла бы иметь не меньше знаменитых «пятисот». Но однажды жизнь поставила ее перед выбором… А больше, собственно, ставить было некого: жена брата оставила его через полгода после того, как стало известно о наличии у него неизлечимой болезни, которая с каждым днем обещала требовать все больше мужества, терпения и самопожертвования. Любви. Милосердия…

- Когда болезнь окончательно приковала брата к кровати, то в какой-то момент мне показалось, что беспомощной становлюсь уже и я сама, – вспоминает события полугодовалой давности Галина Ващенко. – Я просто уже не справлялась, ни физически, ни морально... А потому пришлось просить уйти с работы своего сына Михаила. 

Мужа Галина похоронила 2 года назад. Недавно, вспоминает, захотела сделать подарок внучке - присмотрела в одном из салонов связи вполне симпатичный и недорогой телефон:

- Конечно, и такой мне был не по карману, в том смысле, чтобы вот так сразу взять и расплатиться. Но очень хотелось порадовать свою девочку. Это ведь нормально – желание делать подарки внукам, верно? Подхожу к менеджеру и прошу оформить покупку в рассрочку или кредит. Но, изучив мои документы, мне однозначно отказали, дескать, для такой категории населения подобная услуга недоступна…

Зачем я вспомнила об этих людях? Потому что в очередной раз воочию убедилась, насколько поистине бесценны и редки человеческое милосердие и преданность. Правда, в смысле вознаграждения скорее напоминают залежалый товар с вот-вот истекающим сроком годности, в связи с чем их проявление чревато непреодолимой горой все нарастающих проблем. И не будем лукавить: услуги людей, которые моют полы в кабинетах, где придумывается и нормативно закрепляется такое положение вещей, стоят в разы дороже… Но – пособие есть пособие. Не содержание. Все слезы купюрами из государственного кошелька не вытрешь… А потому не будем путаться в понятиях. Может, стоило бы поискать дополнительных источник дохода? Но Галина говорит, что рада бы подрабатывать хоть кем, только трое беспомощных людей рядом занимают абсолютно все время и силы:

- И даже больше… Конечно, помощь сына сейчас просто неоценима. Но я, например, не могу Мише доверить помыть брата: одно неверное движение - и кость сломана. Настолько они хрупкие… Здесь нужен опыт и женская аккуратность.

Как говорится, легко рассуждать об урожае, ни разу не потрогав землю… 

Не в топе

Нам, чье утро начинается с ароматных беконов с сыром и чашек кофе, как правило, трудно представить, что однажды жизнь может измениться. Внезапно. Без предупреждений и намеков. Судьба усаживает людей в инвалидную коляску и накрепко приковывает к кровати не только с рождения. И не только по случаю глубокой-преглубокой старости. Еще вчера был полон сил, красоты и здоровья, строил самые смелые планы, – и вдруг… лобовое столкновение на трассе. Несчастные случаи, производственные травмы, пожары, стихийные бедствия… Жизнь непредсказуема. Как непредсказуема и реакция близких… 

Галина объяснила, что в их семье предавать не принято. Помимо стремительной  утраты способности за собой ухаживать, болезнь ее брата сопряжена с постоянным преодолением боли. Частично он уже привык ее терпеть, но без постоянного приема медикаментов, увы, жизнь невозможна. Например, только одно из назначаемых врачами средств по льготному рецепту – раствор миакальцика в ампулах –  в месяц обходится Галине в… 1 миллион 200 тысяч рублей. Заметили? Это почти весь ее доход. 

Не стану, пожалуй, далее углубляться в подробности бытия Галины. Тяжело. Мрачно. Чтобы как-то держать семью на плаву, ее дочь уехала на заработки в Россию. Неожиданно другое: в их семье на редкость добрая и оптимистичная атмосфера. Вера в людей, добро и чудо. Такого я не встречала даже в самых благополучных домах. Никакого недовольства, стенаний и жалоб… Правда, Галина рассказала о случаях с некоторыми местными докторами, которые недвусмысленно стали намекать на «дополнительное стимулирование» за любое движение в отношении столь безнадежного пациента, на странное поведение бригад «скорой»… Но с какой-то извинительной улыбкой. Потом еще пошутила и даже посочувствовала врачам, мол, а как не понять, когда зарплаты у них такие маленькие…

Национальный статистический комитет РБ в очередной раз составил рейтинг самых высокооплачиваемых профессий в стране. И ничего сенсационного: больше всего у нас получают работники в сфере вычислительной техники, среди которых лидируют, само собой, IT-специалисты. Эти люди могут позволить себе каждый год покупать билеты в Испанию и отдыхать в пятизвездочных отелях. И обратите внимание: их деятельность не связана напрямую с человеческими судьбами, болью, бесконечным моральным выбором… Современное общество как бы само определилось с безусловными для него ценностями: машины и технологии. Да, благодаря им порой тоже удается спасать людей. Правда, в подавляющем большинстве случаев это происходит за баснословные, далеко не всем доступные суммы (как и в истории с братом Галины). Но разве труд, являющий собой ежеминутный и далеко не всегда приятный уход за нуждающимся в особом внимании человеком, менее важен и ценен?

Теперь в разы дешевле

Конечно, кто-то заметит: машины и технологии приносят немалую прибыль, а 1,7 миллиона человек, по сути, сидят на шее у государства – именно столько белорусов сегодня состоит на учете в 146 территориальных центрах социального обслуживания населения. Если детальней, то среди них 126,5 тысяч одиноких и 556,4 тысячи одиноко проживающих пожилых граждан, 48 тысяч одиноких и одиноко проживающих инвалидов I и II групп. В 22,3 тысячах семей воспитываются дети-инвалиды… 

Но у каждого своя судьба. И далеко не с каждым рядом оказалась такая честная, преданная и добросовестная Галина. Гораздо чаще людям, утратившим способности к труду и самообслуживанию приходится ощущать горький вкус одиночества, когда преодоление ежедневных и ежеминутных трудностей приходится доверять совершенно постороннему человеку – социальному работнику. И только ему. Таких в стране, к слову, 27,5  тысяч – это 31 процент от пожилых и инвалидов, за которыми ухаживает на дому только государственный работник. Потому что больше объективно некому. В тех случаях, когда размеры их пенсий ниже одного БПМ, - помощь в соответствии с перечнем и состоянием здоровья оказывается бесплатно. Если ниже двух БПМ (но больше одного), - то на условиях 60 процентов оплаты от установленного тарифа. Пожелания сверх нормы выполняются на условиях полной оплаты во всех случаях. Если состояние инвалида или пожилого человека очень тяжелое, то обслуживание на дому назначается до момента помещения в социальный приют.

А бывает, что близкие и родные имеются, но в трудный жизненный период их помощь по каким-либо причинам недоступна. В такой ситуации сегодня 63,6 процента инвалидов и стариков.

Вместе с тем, обращение в центры социального обслуживания отнюдь не всегда означает, что близкие отвернулись и не готовы разделить тяготы ситуации, комментирует заместитель начальника управления государственной социальной поддержки населения Минтруда и соцзащиты Татьяна Федорова:

- С января текущего года услуги, предоставляемые территориальными центрами социального обслуживания, стали в разы дешевле. И если раньше цена часа работы сиделки или другого соцработника варьировалась в районе 20 тысяч рублей, то сейчас прейскуранты, устанавливаемые администрациями областей и города Минска, имеют самый минимальный тариф – 1.970 рублей за час в Могилевской области и максимальный - 2.940 рублей за час в Брестской. С экономической и одновременно житейской точки зрения очевидно, что оформить сиделку для близкого человека, при этом оставаясь на привычной работе, гораздо рациональнее и разумнее. К тому же услуги других социальных работников доступны 5 дней в неделю, в общей сложности от 10 до 40 часов. В настоящее время в таком режиме решают проблему ухода за больными и стариками в 4.802 семьях. Это 5,4 процента от общего числа получателей услуг. Одиноким людям сиделку рекомендуют только на период до оформления в дом-интернат…

И это понятно. Сиделок в стране сегодня можно, образно говоря, пересчитать по пальцам – 171. С начала года ими оказаны услуги 264 белорусам. Несложно догадаться, что спрос в этой сфере сильно превышает предложение. 

По данным исследований НИИ труда Министерства труда и соцзащиты, 46,2% граждан относят работу сиделки к услугам, которые либо не оказываются вовсе, либо далеко не покрывают спрос. Эта проблема особенно ощутима для удаленных географических точек, например, в Витебской области, где больше всего маленьких населенных пунктов. К слову, предложения по оказанию услуги сиделки в частных объявлениях стартуют от 2,5 долларов за час…

Между тем, заработная плата людей, для которых забота и проявление милосердия входят в перечень должностных обязанностей, нынче тоже далеко не в топе самых завидных. Например, оплата труда соцработника (в том числе и сиделки)  в Витебской области и Минске – 2 миллиона 600 тысяч рублей в месяц, Брестской, Гомельской и Гродненской областях – 2 миллиона 300 тысяч, в Могилевской – 2 миллиона 800 тысяч, в городе Минске – 2 миллиона 700 тысяч. Труд сотрудников территориальных центров социального обслуживания дороже всего ценится в Могилевской губернии – 3 миллиона 200 тысяч, а менее всего в Брестской, Гомельской и Гродненской – 2 миллиона 700 тысяч…

И все же хочется, чтобы у милосердия, если однажды оно вдруг очень понадобится, было что-то общее – например, фамилия, отчество… Дорогое сердцу имя. Или совместные воспоминания о том удивительном времени, когда все еще было хорошо. Не так  тягостно и больно. Только едва ли заранее узнаешь, кто и какую готов заплатить за него цену.

P.S. На бумаге и в теории многое кажется продуманным и справедливым. Истинное положение вещей отражают лишь реальные события. Понимание же приносят лишь те, которые  случаются с нами…

Марина Зубович

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ