Архив:

Судьба человека

Трудный путь к счастью Зины Туснолобовой

Юная девушка потеряла на войне ноги и руки, но воля и характер позволили ей отомстить фашистам и вернуться к нормальной жизни.

Завтра была война

Говоря о людях военного времени, нельзя отделаться от мысли, что они были сделаны из какого-то неведомого сверхпрочного материала, позволявшего жить и бороться даже тогда, когда уже, кажется, невозможно.

На самом деле они были такими же, как мы. Просто они презирали слово «невозможно», постоянно доказывая, что возможно всё.

Родившаяся в ноябре 1920 года на хуторе Шевцово близ белорусского города Полоцка девочка Зина и представить не могла, какие суровые испытания приготовит ей жизнь.

Росла она в обычной крестьянской семье, которая из Белоруссии перебралась в шахтёрский городок Ленинск-Кузнецкий в Кузбассе. То ли отец Зины Туснолобовой искал лучшего будущего для семьи, то ли, как пишут некоторые современные историки, опасался репрессий, доподлинно сейчас понять уже трудно.

Так или иначе в Ленинске-Кузнецком после окончания школы Зина Туснолобова поступила на работу в трест «Ленинскуголь» на должность лаборанта-химика.

Обычная жизнь обычной советской девушки довоенного времени. Познакомилась с хорошим парнем — Иосифом Марченко. Их отношения развивались по законам того времени — скромные прогулки в парке, походы в кино, робкие первые поцелуи… Весной 1941 года Иосиф и Зина решили пожениться. Но счастью пары помешала война.

Орден за спасённые жизни

Иосиф ушёл на фронт в первые же дни. Не могла оставаться в стороне и Зина — комсомолка Туснолобова поступила на курсы медсестёр, после окончания которых была зачислена в действующую армию.

На фронте она оказалась в июле 1942-го в качестве санинструктора 7-й роты 849-го стрелкового полка 303-й стрелковой дивизии, дравшейся в Воронеже.

Жаркие бои не давали времени на то, чтобы освоиться, осмотреться, привыкнуть. Санинструктор должен спасать бойцов, а не заниматься личными переживаниями.

Как молодые хрупкие девчонки вытаскивали под пулями раненых здоровых мужиков, матерящихся от боли, сейчас понять сложно. Но тогда существовало суровое слово «надо», заставлявшее делать то, что сделать, кажется, нельзя.

В первых же боях санинструктор Туснолобова вынесла из-под огня 40 раненых бойцов, за что была награждена орденом Красной Звезды.

На фронте попадались разные мужчины, в том числе и слабые духом. Некоторые готовы были намеренно высунуть из окопа ладонь в надежде, что её прострелят немцы. Тогда можно было с передовой попасть в госпиталь. Однако подобных солдат, которых презрительно называли «голосовальщиками», Зина терпеть не могла. Бойцы знали — если что, то хрупкая на вид девушка может и отлупить подлеца.

На фронте Зина Туснолобова провела восемь месяцев, сумев спасти с поля боя 123 солдат и офицеров.

На грани смерти

В феврале 1943 года рота, в которой воевала санинструктор Туснолобова, сдерживала яростные атаки немцев в районе станции Горшечное. В какой-то момент был ранен командир роты, старший лейтенант Михаил Тимошенко.

Под огнём противника Зина отправилась спасать командира. Но в этот момент ей перебило ноги. Несмотря на дикую боль, она добралась до старшего лейтенанта. Поздно, офицер умер. Тогда санинструктор попыталась вернуться назад, однако потеряла сознание.

Зина очнулась во время очередной немецкой атаки. Она попыталась притвориться мёртвой, но один из фашистов заметил её движение. То ли пожалел пули, то ли решил, что забить раненую русскую до смерти приятнее. Немец стал избивать раненую медсестру ногами и прикладом. После очередного удара по голове Зина провалилась во тьму.

Её нашли среди мёртвых ночью, случайно: возвращавшаяся с задания разведгруппа обнаружила, что медсестра ещё подаёт признаки жизни. Разведчики буквально вырезали ножами её вмёрзшее в снежный наст тело и вынесли к своим.

Потом был госпиталь, где врачи отчаянно боролись за её жизнь. Они победили, но дорогой ценой — из-за гангрены Зине ампутировали руки и ноги.

Что должна почувствовать 23-летняя девушка, очнувшись и обнаружив, что у неё больше нет ни рук, ни ног? Это невозможно представить.

Но в тыловом госпитале, куда направили Зину Туснолобову, соседи по палате удивлялись её стойкости — она не жаловалась на жизнь, не истерила, мужественно переносила нестерпимые боли, которые не оставляли её после восьми операций.

Настоящая любовь

Но никто не знает, что творилось у неё в душе.

Однажды, позвав медсестру, она написала короткое письмо своему Иосифу:

«Милый мой, дорогой Иосиф! Прости меня за такое письмо, но я не могу больше молчать. Я должна сообщить тебе только правду… Я пострадала на фронте. У меня нет рук и ног. Я не хочу быть для тебя обузой. Забудь меня. Прощай.

Твоя Зина».

Медсестра отказывалась отправлять письмо, но Зина настояла. Её любимый человек не должен всю жизнь провести с ней, беспомощной калекой.

А лейтенант Иосиф Марченко к тому времени сходил с ума от беспокойства: почему Зина не пишет? Он гнал от себя страшные мысли, но вряд ли ему даже в кошмаре могло представиться то, что случилось на самом деле.

Попробуйте на секунду представить себя на месте Иосифа, получившего письмо Зины. Что он пережил, каково ему было? Впрочем, представить это, пожалуй, тоже не получится.

Но вскоре Зине пришёл ответ:

«Милая моя малышка! Родная моя страдалица! Никакие несчастья и беды не смогут нас разлучить. Нет такого горя, нет таких мук, какие бы вынудили забыть тебя, моя любимая. И у радости, и у горя — мы всегда будем вместе. Я твой прежний, твой Иосиф. Вот только бы дождаться победы, только бы вернуться домой, до тебя, моя любимая, и заживём мы счастливо. Вчера твоим письмом поинтересовался один из моих друзей. Он сказал, что, судя по моему характеру, я должен с тобой отлично жить и в дальнейшем. Я думаю, он правильно определил. Вот и всё. Писать больше некогда. Скоро пойдём в атаку. Желаю быстрейшего выздоровления. Ничего плохого не думай. С нетерпением жду ответ. Целую бесконечно. Крепко люблю тебя, твой Иосиф».

На фото, сделанном в госпитале — измождённая, искалеченная девушка с необыкновенно светящимися глазами. Жажда жизни Зины Туснолобовой оказалась сильнее страданий, обрушившихся на неё.

За Зину!

Над военным госпиталем в Свердловске шефствовал танковый завод. Люди выбивались из сил, собирая танки для фронта. От усталости люди буквально падали с ног. Кто-то ломался психологически — опаздывал, старался облегчить себе жизнь всеми правдами и неправдами.

Как-то об этом узнала Зина. Она упросила комсомольцев с завода на носилках принести её в цех, чтобы сказать несколько слов рабочим:

– Дорогие друзья! Мне двадцать три года. Я очень сожалею, что так мало успела сделать для своего народа, для Родины, для Победы. За восемь месяцев пребывания на фронте мне удалось вынести с поля боя 123 раненых солдат и офицеров. Сейчас я не могу воевать и не могу работать. У меня нет теперь ни рук, ни ног. Мне очень трудно, очень больно оставаться в стороне… Товарищи! Я вас очень, очень прошу: если можно, сделайте за меня хотя бы по одной заклёпке для танка!

Танкостроители смотрели во все глаза на эту девушку, которая, лишившись рук и ног, продолжала мечтать о борьбе с врагом. К концу месяца рабочие выпустили сверх плана ещё пять танков, на каждом из которых было написано: «За Зину Туснолобову!».

Зину отправили лечиться дальше, в московский Институт протезирования, где девушке предстояло научиться жить с протезами. Но она внимательно следила за тем, что происходит на фронте.

В 1944 году, когда части 1-го Прибалтийского фронта подошли к её родному Полоцку, она написала письмо в фронтовую газету, которое было напечатано 13 мая 1944 года.

«Отомстите за меня! Отомстите за мой Родной Полоцк!

Пусть это письмо дойдёт до сердца каждого из вас. Это пишет человек, которого фашисты лишили всего — счастья, здоровья, молодости. Мне 23 года. Уже 15 месяцев я лежу, прикованная к госпитальной койке. У меня теперь нет ни рук, ни ног. Это сделали фашисты.

Я была лаборанткой-химиком. Когда грянула война, вместе с другими комсомольцами добровольно ушла на фронт. Здесь я участвовала в боях, выносила раненых. За вынос 40 воинов вместе с их оружием правительство наградило меня орденом Красной Звезды. Всего я вынесла с поля боя 123 раненых бойцов и командира.

В последнем бою, когда я бросилась на помощь раненому командиру взвода, ранило и меня, перебило обе ноги. Фашисты шли в контратаку. Меня некому было подобрать. Я притворилась мёртвой. Ко мне подошёл фашист. Он ударил меня ногой в живот, затем стал бить прикладом по голове, по лицу…

И вот я инвалид. Недавно я научилась писать. Это письмо я пишу обрубком правой руки, которая отрезана выше локтя. Мне сделали протезы, и, может быть, я научусь ходить. Если бы я хотя бы ещё один раз могла взять в руки автомат, чтобы расквитаться с фашистами за кровь. За муки, за мою исковерканную жизнь!

Русские люди! Солдаты! Я была вашим товарищем, шла с вами в одном ряду. Теперь я не могу больше сражаться. И я прошу вас: отомстите! Вспомните и не щадите проклятых фашистов. Истребляйте их, как бешеных псов. Отомстите им за меня, за сотни тысяч русских невольниц, угнанных в немецкое рабство. И пусть каждая девичья горючая слеза, как капля расплавленного свинца, испепелит ещё одного немца.

Друзья мои! Когда я лежала в госпитале в Свердловске, комсомольцы одного уральского завода, принявшие шефство надо мной, построили в неурочное время пять танков и назвали их моим именем. Сознание того, что эти танки сейчас бьют фашистов, даёт огромное облегчение моим мукам…

Мне очень тяжело. В двадцать три года оказаться в таком положении, в каком оказалась я… Эх! Не сделано и десятой доли того, о чём мечтала, к чему стремилась… Но я не падаю духом. Я верю в себя, верю в свои силы, верю в вас, мои дорогие! Я верю в то, что Родина не оставит меня. Я живу надеждой, что горе моё не останется неотомщённым, что немцы дорого заплатят за мои муки, за страдания моих близких.

И я прошу вас, родные: когда пойдёте на штурм, вспомните обо мне!

Вспомните — и пусть каждый из вас убьёт хотя бы по одному фашисту!

Зина Туснолобова, гвардии старшина медицинской службы. Москва, 71, 2-й Донской проезд, д. 4а, Институт протезирования, палата 52».

Это письмо зачитывали бойцам, шедшим на штурм Полоцка. Мужчины, за три года войны повидавшие много горя и страданий, писали на снарядах и бомбах «За Зину Туснолобову!». Она стала для солдат символом всех искалеченных, измученных, истерзанных советских девчонок, чью жизнь сломал фашизм. И они мстили фашистам яростно, мстили за каждую минуту перенесённых страданий, за каждую искалеченную клеточку тела.

Что такое счастье

А сама Зина, постепенно привыкавшая к искусственным рукам и ногам, жила надеждой на возвращение Иосифа.

И однажды он пришёл, опираясь на палочку, получивший инвалидность после тяжёлого ранения, но живой.

Отгремели залпы победных салютов, начиналась мирная жизнь. Война искалечила и Иосифа, и Зину, но не отняла у них стремления к счастью.

Страну нужно было поднимать из руин, и сделать это было некому, кроме вчерашних победителей.

Они стали жить и работать в родном для Зины Полоцке. Они посадили яблоневый сад, о котором мечтали до войны.

Испытаний у Зины и Иосифа было предостаточно. У них родились двое сыновей, но оба умерли во младенчестве от инфекции. Но и здесь Зина заставила судьбу склониться перед собой. Спустя несколько лет у четы родился сын Владимир, а затем дочь Нина.

Зина работала диктором на радио, занималась общественной работой, самостоятельно вела домашнее хозяйство и воспитывала детей.

Не она просила помощи, а к ней приходили за помощью и советом — как справиться с бедой, как воспитывать детей, как создать счастливую семью. И Зина никому не отказывала в помощи.

К ней приезжало много гостей — ветеранов войны, кто когда-то писал на своём оружии «За Зину Туснолобову». Для этих людей она стала родным человеком, и они были счастливы, что жизнь повернулась к ней лицом.

Общественность Полоцка, различные организации вышли с ходатайством о том, чтобы военный подвиг этой женщины был отмечен достойным образом.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 декабря 1957 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны Туснолобовой-Марченко Зинаиде Михайловне присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Спустя восемь лет Международный Комитет Красного Креста наградил Зинаиду Михайловну медалью Флоренс Найтингейл. Она стала третьей советской медсестрой, удостоенной этой почётной награды. Флоренс Найтингейл — первая английская сестра милосердия, национальный герой своей страны. Медаль в её память присуждается каждые два года сёстрам милосердия.

До 1970-х годов Зинаида Михайловна сама справлялась с хозяйством, сама собирала грибы. Но потом сказалось подорванное войной здоровье. Она умерла 20 мая 1980 года, не дожив несколько месяцев до своего 60-летия. Вскоре не стало и её любимого Иосифа.

Но они успели увидеть, как выросли дети, как родилась внучка Юля.

Потомки Зины и Иосифа живут и работают в Белоруссии. В городе Полоцке существует музей-квартира героини, её именем названы улицы в нескольких городах бывшего СССР.

Герои не уходят в небытие, пока мы о них помним. Герои остаются рядом с нами, чтобы своим примером помочь нам в трудную минуту.

Если вам кажется, что жизнь невыносима, что выхода из тупика нет, что справиться с бедой невозможно, вспомните о Зине Туснолобовой.

Андрей Сидорчик

Источник: aif.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ