Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Сколько стоит голос Церкви в дискуссии о волонтерстве?

Законопроект о волонтерстве вот-вот перестанет будоражить умы и эмоции. Скорее всего, его примут, и дискуссии закончатся. Непробиваемой позиции парламентариев, при полном отсутствии аргументов, противостоит хоть и обоснованный, но все же отнюдь не бронебойный голос общественников. На пути закона только одно препятствие — это неприятие его Русской Православной Церковью, активно использующей труд волонтеров. Теперь все по порядку.

Два мира волонтерства

Волонтеры редко действуют сами по себе. Как правило — от имени и при поддержке какой-то организации. Это может быть «Красный крест» или «Россоюзспас» или фонд «Подари жизнь» или «Добровольное пожарное общество» или движение «Даниловцы». В отношении волонтерства можно сказать, что в России действуют два вида организаций (НКО): окологосударственные и общественные. К последним отнесем и религиозные. Общественные создается по инициативе «снизу» ради помощи нуждающимся людям, или заботы о животных и о природе. Они существует за счет пожертвований. Как правило, именно они стараются компенсировать те пробелы в работе государства, что наиболее болезненно и трагически сказываются на людях. Я имею ввиду фонды и волонтерские организации, без которых уже невозможно представить себе такие непростые темы, как донорство, онкологию, разного рода инвалидности, сиротство, наркологию, экологию и т.д.

Окологосударственные — созданы госструктурами (или при их поддержке) для участия в государственной жизни. К примеру, для помощи при ЧС, или в проведении Олимпиады, или для отвлечения молодых от радикальных проявлений, или для организации досуга молодежи и т.д. Эти организации живут за счет государственного (регионального) бюджета, осваивая его, или как подрядчики, или через гранты.

Кстати, в этом контексте несколько странно слышать разговоры о господдержке НКО. Знакомство с результатами большинства крупных грантовых конкурсов, говорит, что деньги уходят или никому неизвестным или указанным окологосударственным НКО. Есть очень тонкая прослойка организаций «снизу», сумевших пробиться и завоевать авторитет. Подавляющее большинство благотворительных и волонтерских организаций не имеет никакого шанса получить поддержку от государства, поскольку на современном этапе развития благотворительности в России — это малые разрозненные группы самоотверженно делающие свое дело.

Аргументы дискуссии о волонтерстве

На круглом столе о волонтерстве, что прошел на днях в Государственной думе накануне его официального рассмотрения, прозвучали положительные и отрицательные отклики. Их отмечали на доске «+» или «-». Итоговая картина дала наглядное представление о расстановке сил. «За» — депутаты, чиновники и представители окологосударственного волонтерства. «Против» — представители общественных некоммерческих организаций и Церковь.

Авторы и сторонники закона представили, в конечном итоге, три неоспоримых аргумента. Первые два — анекдотичные. Раз уж сенаторы проделали работу, не стоит выбрасывать их труд и обижать авторов. Кроме того, принимаемые парламентом законы (даже вопреки народной критике) служат на благо страны и этому, якобы, есть подтверждения. Третий аргумент — более серьезный. Законопроект — это возможность ресурсной, инфраструктурной и финансовой поддержки... окологосударственного волонтерства. Оговорка про «окологосударственное» — моя. Авторы закона об этом молчат. Оговорка предложена самой жизнью. Кстати, я отнюдь не сторонник понимания, что волонтерство может развиваться само. Безусловно, оно требует больших вложений и денежных — в том числе (о чем я писал). Но тут иное. По закону добровольчество должно стать подзаконной и прописанной категорией, чтоб оно могло рассчитывать на бюджет напрямую.

Аргументы «против», по моему, железные. Приведу несколько ключевых, которых вполне достаточно. Не буду вдаваться в юридическую сторону, я не специалист. Отмечу лишь, что юристами публично высказывалось замечание (так никем и не опровергнутое), что законопроект не содержит предмета регулирования и поэтому не имеет смысла.

Главный аргумент «против» — это принцип «бритвы Оккама». Не стоит умножать сущности без необходимости. Общественные волонтерские организации хорошо и эффективно работают при действующем законодательстве. Оно не только не мешает волонтерам, но и представляет условия для развития и профессионализации этой сферы общественных отношений. Есть, конечно, некоторые частные вопросы, требующие законодательного уточнения или корректировки. К таким относится отсутствие понятия «волонтер» и наличие понятия «доброволец» в законодательных нормах РФ.

Добавим, что, по мнению экспертов, в том, что 70% законопроекта о волонтерах дублируют существующие законодательные нормы, а 30% — та часть закона, что предлагает что-то новое — обременяет и избыточно регулирует деятельность волонтерских НКО.

И, наконец, очень проблематичным представляется наличие в законопроекте явно коррупционных норм, к примеру, положения, что волонтеры, имеющие электронные карты (информация на которых будет контролироваться неизвестно кем) могут рассчитывать на подарки или компенсацию оплаты государственных услуг.

Что касается апелляции к практике, то и тут, по-моему, все ясно. Достаточно упомянуть, что существующие законы позволили общественным организациям и частным лицам не только организовать эффективную гуманитарную помощь и работу волонтеров в Крымске в области наводнения на Дальнем Востоке, но и взаимодействовать со всеми госструктурами (и военными, и МЧС, и полицией) на всех уровнях власти, начиная от администрации поселковых поселений и заканчивая губернатором.

Так что с Церковью?

Позиция Церкви на упомянутом Круглом столе в Государственной думе была представлена юрисконсультом Московской Патриархии. Он согласился со многими замечаниями и более подробно рассказал о религиозной мотивации православных волонтеров, которая не может подлежать государственному регулированию. По мнению представителя Церкви, закон о волонтерах излишен. Вполне достаточно существующих норм. В дополнение был процитирован отклик на законопроект председателя профильного Синодального отдела (церковного министерства) по церковной благотворительности и социальному служению епископа Пантелеимона (Шатова), в котором также указывается на избыточность и ненужность закона.

В отличие от мнения общественников, которое привыкли не замечать, мнение РПЦ достаточно весомо. По отношению к законопроекту о волонтерах оно высказано ярко и однозначно, и имеет все шансы стать серьезным препятствием к принятию закона. Поэтому, самое интересное произошло в конце Круглого стола. В ответ на позицию Церкви один из депутатов четко и ясно сказал, что религиозные организации должны быть выведены из-под закона. В моем восприятии, это было публичное предложение «купить» церковное мнение в обмен на полное неподчинение закону. К сожалению, парламентарии в лице своего коллеги и в этот раз повели себя неоригинально. Получается, что проще сделать «предложение, от которого невозможно отказаться», чем услышать критику и признать свою ошибку.

Главная интрига ближайшего времени отнюдь не в том, примут закон о волонтерах или нет. Я уверен, что примут. Интрига в том, согласится ли Церковь на «подкуп» или нет.

Юрий Белановский

Источник: aif.ru