Архив:

Секреты воспитания детей с особенностями развития

Распространение аутизма начинает напоминать эпидемию. Если в середине прошлого века с подобным недугом рождался лишь один младенец из 20 000, то сейчас каждый 150. Диагностика стала надёжнее, но встревоженные эксперты говорят, что дело не только в этом.

Маленькому Ване 7 лет, он до сих пор не разговаривает, даже не пытается. Несколько лет назад врачи объявили родным: болезнь Вани не лечится.

Нина Шустова, бабушка Вани: "Обычно возьмёшь ребёночка на руки, идёшь по квартире и спрашиваешь, покажи, где лампочка, он показывает пальчиком, не говорит, но показывает. А он ничего не показывал".

Красавица Лера, самая старшая в семье Шамовых, ей почти 16. Но на связь с родными она выходит с трудом, живёт в своём внутреннем мире.

У Леры и Вани - аутизм. В московский центр "Участие" их привели родители, когда поняли, что самим им не справиться.

Ольга Буланова, директор Центра диагностики и консультирования "Участие": "Аутисты - это люди, для которых вся информация нашего мира избыточна. И она причиняет им большую боль. И нужно найти такие пути открытия мира для этих людей и тем более детей, когда она перестанет причинять им боль".

Директор центра Ольга Евгеньевна каждый день смотрит с надеждой на своих пациентов: может быть кому-то все же удалось подружиться с окружающим миром?! Она уверена, что аутизм - это не приговор. Вот и Лера на днях сделала почти невозможное: стала разговаривать, правда, пока только через зеркало. Зачастую пообщаться с детьми-аутистами можно только таким хитрым способом.

Но на быстрые и слишком очевидные результаты надеяться не приходится. Через год они, может быть, начнут улыбаться, через два, быть может, кто-то начнёт говорить. Психологи и дефектологи центра - люди терпеливые,

Многие из сотрудников центра в прошлом волонтёры. И что такое дети, нуждающиеся в особой заботе, знают. Труднее всего людям с ограниченными возможностями приходится на улице, в транспорте.

Армида Шамова, мама Леры: "Иногда такие фразы обидные говорят. Рожаете уродов. Как будто мы их заказываем".

Проблемы возникают и в детском коллективе не без помощи взрослых. У сына Ларисы Даньшиной - аутизм, врачи ему рекомендовали общение со сверстниками. Правда, из детского садика Артура исключили, а потом и учителя от мальчика отказались: кому нужны чужие проблемы.

Лариса Даньшина, мама Артура: "К нам ходила учительница. Она сказала: ребёнок ничему не научился, значит, он не обучаем. Раньше же всем детям ставили "необучаем".

11-летняя Маргарита отличница. Многие её одноклассники даже не догадываются о том, что у девочки ограниченные возможности.

Артём Орищин, одноклассник Маргариты: "Такая же, как все. Только у нас у всех не такое уж большое чувство к музыке. Она прямо чувствует эту музыку, мелодию, слова".

Маргарита: "Когда вырасту, я буду доктором, чтобы людям помогать. Люди, они тоже должны жить".

Про таких говорят: ребёнок, который поддаётся коррекции. Уже 5 лет одна из московских школ принимает участие в эксперименте. Дети с отклонениями в развитии учатся вместе со здоровыми сверстниками.

По словам педагогов и медиков, тут главное понимать: эти дети не безнадёжные, они просто другие. Раньше ребёнок с ограниченными возможностями в лучшем случае мог пройти курс обучения в спецшколе, потом его ждал дом инвалидов. Теперь стало понятно: обучаясь в обычных школах и общаясь с обычными детьми, эти дети получают возможность в последствии начать полноценную жизнь. В каждом классе числится по 2-3 "особенных" ученика. Но желающих больше.

Елена Волкова, директор Центра образования №1447 им. Н.А. Островского: "К нам очень большой поток с особенностями развития. Мы готовы всех принять, с удовольствием. Но нет такой возможности. Если мы будем принимать всех желающих, мы превратимся в коррекционную школу".

Наряду с образованием в этих школах проблемные дети получают шанс жить наравне со своими сверстниками. Важно и то, что здоровые ребята бок о бок с инвалидами учатся доброте и толерантности. В эксперименте участвует 47 школ России. В них обучаются 200 000 детей с отклонениями в развитии. Но этого катастрофически мало, говорят педагоги. Поскольку в таком обучении нуждается полтора миллиона особенных детей.

Ведущий: О детях, которые требуют особого воспитания и заботы родителей, мы поведем разговор с руководителем психологического центра Юлией Барковой. Юлия Андреевна, добрый день.

Гость: Здравствуйте.

Ведущий: В каком возрасте выясняется у ребенка аутизм?

Гость: Сейчас это достаточно рано. Бывает около двух с половиной, трех лет. Как правило, родители начинают замечать, что ребенок не говорит. Либо же до двух лет говорил, а потом перестал. Что ребенок не хочет общаться со сверстниками, что у него появляются специфические повторяющиеся движения.

Ведущий: Аутист живет в своем каком-то внутреннем мире. То, что происходит из вне, его вообще, кажется, не интересует. Тем не менее, такие люди обычно наделены какими-то способностями. Как их заметить и развить?

Гость: Это скорее больше миф такой об аутизме, что это люди наделенные определенными способностями, что им никто не нужен вокруг, кроме реализации этой способности. На самом деле таких детей единицы, к сожалению.

Ведущий: Как лечат аутизм и чего можно добиться?

Гость: Такими детьми практически с самого рождения работают логопеды, психологи, дефектологи, обязательно психоневролог и путем работы слаженной этих специалистов можно привести ребенка к определенному адекватному взаимодействию с обществом.

Ведущий: Можно ребенка-аутиста вести в обычный детский сад, в школу обычную?

Гость: Можно, можно. При определенной форме аутизма разумеется их можно водить и нужно водить, поскольку такие интегративные формы обучения наоборот способствуют скорейшей адаптации таких детей.

Ведущий: Более тяжелые диагнозы, такие как ДЦП, синдром Дауна, еще какие-то. Как таких детей сделать не изгоями, а членами общества, на сколько это возможно.

Гость: Во-первых, нужно стараться как можно больше относиться как к нормальному ребенку. Видеть в нем нормального ребенка и стараться не контролировать постоянно. То есть больше свободы давать таким детям. Естественно все это под неким незримым контролем.

Ведущий: Такая ситуация, ребенок ничем не болен, просто такой медлительный, что называется "ловит ворот". Как его разогнать, растормошить?

Гость: Нужны определенные физиологические меры. То есть это массаж, какие-то вещи тонизирующие, контрастный душ. Обязательное наблюдение невролога, поскольку, как правило, это какие-то вегетососудистые проблемы. И помимо этого просто чередовать интеллектуальную деятельность, физическую деятельность и определенные способы взаимодействия с ними. Напоминать, что нужно делать, иметь план на день, и как правило, такие детишки очень хорошо реабилитируются.

Ведущий: А слишком активные, гиперактивные, неусидчивые дети - это тоже плохо?

Гость: Это обычные дети с нормальными возможностями интеллектуальными. Как правило, такие детки они и хорошо соображают, и очень активные и их бы энергию в мирное русло направить. Здесь по-прежнему нужно обязательно наблюдение невролога, определенная помощь специалистов. Нужно обязательно придерживаться режима дня, поменьше смотреть телевизор, многим рекомендуется даже определенная диета, где поменьше сладкого. Обязательно как можно больше физической активности, на таких детей не рекомендуется кричать, поскольку как правило, в таких семей есть проблемы с физическими наказаниями, то есть здесь, чем больше мы кричим, тем хуже становится ситуация.

Ведущий: Большое спасибо Юлия Андреевна. Руководитель детского психологического центра Юлия Баркова рассказала нам об особенностях развития и воспитания ребят с определенными отклонениями. Еще раз о важнейших сведениях для родителей.

Диагноз "аутизм" ставят сейчас уже в 3 года. Тревожный сигнал: ребенок долго не начинает говорить

Лечением можно очень многого добиться. Большинство аутистов способно ходить в обычные школы и детские сады. Очень важен позитивный настрой близких.

Дети с ДЦП и синдромом Дауна только страдают от чрезмерной опеки. Им нужно предоставлять максимально возможную свободу действий, обязательно контролировать, но ненавязчиво.

Ребятам не больным, но медлительным, требуются процедуры, способные растормошить их нервную систему: массаж, контрастный душ.

Гиперактивные дети должны постоянно тратить свою неуёмную энергию. Спорт, другие дополнительные занятия. Принципиален режим дня.

Источник: 1tv.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ