Архив:

Свои дети

Семья Савельевых из Абрау-Дюрсо усыновила тяжелобольных детей

И доказала, что ДЦП, порок сердца и слепота могут отступить благодаря искренней родительской любви. В поселке Абрау-Дюрсо живет семья Савельевых, которая воспитывает шесть приемных дочек. Когда-то эти девочки, страдающие слепотой, пороком сердца, ДЦП, оказались не нужны собственным родителям. Приемные мама и папа доказали – искренняя любовь способна исцелять.

Взять приемных детей посоветовал психолог

Говорят, чужую боль может по-настоящему почувствовать лишь тот, кто сам пережил трагедию. Семья Савельевых знает это не понаслышке. Несколько лет назад у пары один за другим умерли двое детей.

– Сначала мы остались без Игорька, а потом потеряли Ксюшу, – поделилась 39-летняя Наталья Савельева. – Виной всему было сложное и неизлечимое генетическое заболевание. Врачи сказали – то, что наш старший сын Слава родился здоровым, – большое чудо. Нужно жить ради него и больше о детях не думать.

Наталья призналась, что тогда впала в глубочайшую депрессию. Выход подсказал психолог, к которому пара пришла на консультацию.

– Она посоветовала нам взять малыша из детского дома, – вспоминала Наталья, – мол, спасете ребенка и сами почувствуете вкус к жизни. Я засомневалась сначала: справимся ли? А потом вспомнила, как лежала с Ксюшей в больнице. Там были дети-отказники, в том числе и малышка Даша. Она болела менингитом, собственной маме оказалась не нужна. Я взмолилась тогда: «Господи, посмотри: матери своих детей бросают, а я борюсь – спаси дочку». Бог, к сожалению, меня не услышал, но эту девочку я запомнила на всю жизнь. Наверное, поэтому первым приемным малышом в нашей семье стал не здоровый, а больной ребенок.

Первой усыновили девочку с пороком сердца

Кстати, первой в семье Савельевых появилась полуторамесячная Маша. Когда шесть лет назад Наталья пришла в опеку Новороссийска, перед ней положили «веер» из детских анкет: «Выбирайте». Только один листок специалисты почему-то убрали в сторону.

– Я просматривала анкеты, а сама все думала о той, первой характеристике. Оказалось, у девочки был порок сердца, сотрудники просто не рассчитывали на то, что она мне приглянется. Таких берут разве что иностранцы. Я подумала и сказала: «Хочу этого ребенка».

Сейчас Маше шесть лет. Это маленькая мамина копия, по крайней мере, по характеру. В «художке», на уроках хореографии – она везде первая.

– Вы не представляете, какая это актриса! – похвасталась Наталья, – в каждом номере не играет – живет.

Доброта и ласка стали лекарством и для другой девочки – Танюши. История этой малышки три года назад взбудоражила всю Свердловскую область . Родив девочку в саду, родная мать оставила ее умирать в куче веток. К счастью, на ребенка наткнулся сторож, который проверял территорию.

– Я стала следить за судьбой Танюши, – рассказала Наталья, – а потом, дав Андрею обещание, что возьму себе крошку, если только будут шансы на выздоровление, отправилась в приют. То, что увидела, не поддается описанию: на кроватке лежал крохотный малыш, весь в гемангиомах – кровяных шишках. Кроме того, у девочки было косоглазие, внутриутробное отравление, киста в головном мозге. «Букет» дополняли подозрение на гидроцефалию и риск остаться на всю жизнь слепой. Словом, я поняла, что это мой ребенок. Домой мы вернулись вместе. Сейчас же нам сняли инвалидность, мы ходим в обыкновенный садик. Близорукость, конечно, есть, но небольшая.

На электронку стали приходить письма от волонтеров: «Пожалуйста, вы – последний шанс!»

К слову, взяв на воспитание второго больного ребенка, Наталья и Андрей решили остановиться. Да не тут-то было. На электронный ящик им стали приходить сотни писем от волонтеров с криком о помощи: «Пожалуйста, вы – последний шанс!»

– Я перестала проверять почту, – дрожащим голосом рассказала Наташа. – Каждая история – это, как ножом, по сердцу. Но однажды решилась-таки прочесть одно письмо. С фотографии на нас с Машей – мы тогда вдвоем сидели у компьютера – смотрела девочка, как две капли воды, похожая на Машку. Дочка даже спросила: «Это я?» Я ответила: «Нет», а у самой сердце екнуло.

К слову, когда Наталья приехала в Волгоград за Кариной, работники детдома посмотрели на нее, как на сумасшедшую.

«На Кубани много платят за детей-инвалидов?» – спросили они. Оказалось, шестилетняя Карина была прикована к коляске.

– У девочки было ДЦП, не разгибались ножки, – поделилась Наталья. – Ох, и намучилась я с ней. Ребенку внушили, что он инвалид, поэтому мир должен вертеться вокруг него. Целый день мы только и слышали – «Подай», «принеси».

Таскать Карину в туалет и на улицу мне приходилось на собственной спине. В какой-то момент я слегла с межпозвоночной грыжей, плакала втайне от детей и опять думала, как несправедлив Бог, раз мой ребенок болеет. Выздоровев же, решила, что пора менять Карину. Я купила ей джинсы и сказала: «Если протрешь, тебе не поздоровится». Так мы начали отвыкать ползать, стали учиться ходить своими ногами.

Наталья призналась – порой, заставляя Карину делать самостоятельные шаги к качелям или мячу, ловила на себе презрительные взгляды. Мол, «ненормальная мамаша», или еще хуже – «мачеха, что с нее взять». Зато теперь Карина такая, как все – вопреки диагнозам врачей играет во дворе, участвует в детских концертах.

– Нужно идти до конца, не отказываться от ребенка, – считает Наталья. – Безнадежных малышей, как и глупых, не бывает – есть родители, которые не хотят ничего делать.

Дети не игрушка, чтобы сначала брать их в семью, а потом возвращать

О последнем Наталья знает не понаслышке. В ее семье три дочки – 19-летняя Катя, 16-летняя Стефания и 11-летняя Настя – уже успели ощутить «заботу» других приемных родителей. Так, например, Настю, которую Савельевы взяли в семью в июне этого года, бывшие опекуны просто оставили в лагере.

– Узнав о девочке в органах опеки, я была в шоке, – поделилась Наталья. – Это же не игрушка, чтобы так поступать. Ребенка нам дали на три года. Сейчас настоящая мать Насти не может забрать девочку, но она любит ее, часто пишет. Возможно, семья соединится.

Наталья рассказала, что воспитывать семерых детей непросто. Нужно приготовить, убрать, школьные уроки сделать, каждому время уделить, да еще и деньги зарабатывать. Кстати, Наташа и Андрей – люди без особого достатка. Она – бармен, собирается переводиться в архивариусы, а он – водитель в пожарной части.

– Только своими силами, конечно, не справились бы, – поделилась Наталья. – Помогают власти – например, в 2011 году нам выделили участок под строительство дома, помогают и простые люди. Доброта некоторых трогает до слез. Например, к нам один раз приехал старичок – маленький, сухонький, привез три тысячи рублей. Говорит: «Я сам рос в детдоме, знаю, как там плохо, поэтому берите». Еще одна женщина – из Москвы – ежемесячно присылает 500 рублей, «детям на конфеты». На самом деле это дорогого стоит. Ведь если люди, узнав о нас, будут более добры к сиротам, возьмут хотя бы одного из них, значит, все не напрасно.

Елена Орловская

Источник: www.kuban.aif.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ