Архив:

Особенные дети: Дорога в общество закрыта?

Детей с ограниченными возможностями здоровья Ирина Кукушкина, педагог, дипломированный инструктор по иппотерапии, никогда не называет оскорбительным, с ее точки зрения, словом «инвалид»

- Есть здоровые, стандартные дети. А эти дети - особенные. Просто мы не хотим их принимать. Отмахиваемся от них, чураемся их, - говорит она.

Гиперопека или отторжение

- Ирина, вы - инструктор по иппотерапии со стажем, представитель альтернативного метода реабилитации, социализации детей с особенностями развития. Какого принципа в своей работе придерживаетесь?

- Я никогда не разделяю детей на больных и здоровых. Это очень важно. Хоть государство в лице чиновников и говорит, что не делит детей на инвалидов и здоровых, тем не менее, дифференциация в нашем обществе присутствует. Даже благотворительный марафон «Ты нам нужен», имеющий благую цель, разделяет детей на здоровых и больных.

С чем приходится сталкиваться таким детям и их родителям? В песочницу не пустили, во дворе не приняли. Врач, социальный педагог, соседка, кондуктор, любой прохожий в грубой, уничижительной или даже оскорбительной форме в очередной раз напомнили, что ребенок не такой, как все. И даже священник в церкви отказался исповедать особенного ребенка, потому что «его бесы мучают».

- В Иванове есть специализированные детские сады для особенных детей. Можно водить ребенка туда.

- Есть. Но пробиться в эти спецсады очень сложно. Обычно они анонсируются как детские сады для особенных деток. Но, как правило, набирают туда детей с небольшими поражениями (миопия, задержка психического развития). То есть эти дети, по сути, социально адаптированы. А что делать, куда идти тем, у кого аутизм, ДЦП, умственная отсталость? Дорога в общество для них закрыта, хоть у нас в области и принята целевая программа «Доступная среда». Да и на родителей со всех сторон оказывается давление: ваш ребенок не такой. Представляете, насколько это морально тяжело?

- Как родители переживают жестокость общества?

- Здесь могут быть две крайности: гиперопека и отторжение, неприятие своего ребенка. В первом случае мамы-папы, образно говоря, расправляют крылья над своим чадом, закрывая его от внешнего мира. Они все делают для него и за него, считают каждый его вздох. Во втором случае они начинают стесняться своего ребёнка. Кричат, постоянно одергивают, оказывают психологическое давление и, тем самым, усугубляют положение ребенка. Но, к счастью, всё чаще встречаются мудрые родители, которые любят и принимают своих особенных детей.

Папы не бросают

- Вы подсказываете родителям, как правильно общаться с детьми?

- Напрямую никогда. Мы делаем это в форме игры. У нас есть коллективные занятия. Юный наездник сидит на лошади, а маме или папе предлагается, например, кидать ему мячик. Или страховать во время езды.

Главное - принять своего ребенка таким, какой он есть. Я всегда говорю: особенный ребёнок - это не испытание и не наказание. Это дар божий. Чаще хвалите свое чадо, восхищайтесь им, доверяйте и доверяйтесь ему. И он ответит вам любовью. Ведь у этих детей можно многому поучиться. Они сохранили оптимизм, доброту, непосредственность, которую, увы, утратили мы, официально здоровые люди.

- Ирина, расскажите подробнее, дети с какими диагнозами занимаются у вас иппотерапией.

- Диагнозов не существует! И я постоянно об этом говорю родителям. Единственный диагноз, который объединяет всех моих воспитанников, - это индивидуальность, непохожесть на остальных. Что касается некоторых ограничений, то многие из тех, кто посещают занятия, получили серьезные травмы при рождении. Обычно это вывихи шейных позвонков, отсюда разная степень ДЦП.

Есть женщина, которую в местной поликлинике каждый раз доводили до слез врачи: «Вы понимаете, что ваш ребенок инвалид! ИНВАЛИД!», - бесконечно повторяли ей. Однажды она решила ограничить с ними общение. И стала уверенней, жизнерадостней, а её сын спокойней. Что и говорить, в нашем обществе нет терпимости, поэтому многое решают диагнозы.

- Как папы относятся к особенным детям?

- Интересное наблюдение: раньше мужчины обычно уходили от жён и особенных детей (боялись трудностей, проблем, осуждения со стороны общества), и женщина сама пыталась выжить, да еще ребенка адаптировать к жизни. Теперь семьи с такими детьми полные. Папы привозят детей на занятия, сажают на лошадь. С удовольствием принимают участие в процессе. По моему твердому убеждению, вопрос принятия особенных детей - это не проблема родителей, а, скорее, невоспитанность общества. Наша нетерпимость в целом и в отношении особенных детей в частности.

Четвероногий верный друг

- Насколько эффективна иппотерапия (лечебная верховая езда)?

- Иппотерапию широко применяют в странах Европы. Есть много специальных школ в Испании, Италии, Германии, Англии. В Москве три клуба, в Иванове есть группы в конно-спортивной школе (ул. Колотилова, 41) и у меня в школе «Кэплиан». Доказано, что иппотерапия даёт сразу несколько положительных эффектов: развиваются мышечная деятельность, вестибулярный аппарат, происходит и своеобразный массаж мышц.

В массаже, который часто прописывают особенным детям, идет пассивное воздействие на мышцы. Ребенок в этом процессе участия не принимает, потому что его двигают. В иппотерапии всё делает сам ребенок - хочет он того или нет. Когда он даже просто лежит на лошади, во время движения она передает ему до 120 двигательных импульсов. И мышцы начинают работать.

Я помню, несколько лет назад ко мне на занятия привезли мальчика с сильной степенью ДЦП. Он был похож на тряпочку: настолько атрофированы мышцы. Но меня поразил настрой его мамы: она не переставала его подбадривать, восхищаться им, верила в него и этой верой заражала окружающих. Да, успехи нам дались непросто, прошел не один год. Но сейчас мальчик активен, он даже научился ходить!

- В каком возрасте уже можно начинать занятия иппотерапией?

- В случае с ДЦП чем раньше, тем лучше. С двух месяцев приводят детей. А так, никогда не поздно. Например, моей воспитаннице Ольге Масловой 30 лет, у неё легкая степень ДЦП. Верховой ездой она занимается десять лет. Самостоятельная, деятельная девушка, окончила госуниверситет, работает. А раньше Оля спокойно и уверенно себя чувствовала только в квартире. Когда выходила на улицу, уверенность эту теряла.

- Тем не менее, не все родители верят, что лечебная верховая езда может помочь их ребенку…

- Нужно пробовать. Мы учим детей радоваться малейшим успехам и не огорчаемся, когда что-то не получается. Нужно, чтобы ребенок ожил, почувствовал свою важность и значимость, поборол свои страхи. Лошадь тоже чувствует ребенка, доверяет ему, реагирует на любые его сигналы. Она психолог, воспитатель, массажист, терапевт. Она просто друг. Настоящий друг, преданнее человека.

В моей практике был случай, когда занятия настолько позитивно повлияли на воспитанника, что он буквально расцвел на глазах! Но тренировки пришлось прекратить из-за мамы. Она испугалась самостоятельности ребенка: он стал многое делать без ее помощи. Женщина предположила, что однажды будет не нужна сыну, потому что привыкла опекать, быть главной в его жизни. А мальчишка сильно переживал расставание с лошадью.

Поэтому единственное, о чем я прошу мам, пап, бабушек, и многие коллеги меня поддержат в этом, - не сужайте рамки общения ребёнка, не ограничивайте его. Не верите в иппотерапию, предоставьте ребенку возможность заниматься чем-то другим. В противном случае он замкнется в себе, а там и до беды недалеко. И касается это абсолютно всех детей.

- Ирина, что посоветуете всем родителям в вопросе адаптации ребенка к обществу?

- Не жалеть, не критиковать малыша. Доверять, во всем стать опорой своему ребенку. Родителям особенных детей хочу сказать: помните о том, что альтернатива есть всегда. И зачастую она гораздо более эффективна и полезна для особенного ребенка, который также имеет право на полноценную жизнь в обществе.

Татьяна Матвеева

Источник: www.vlad.aif.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ