Архив:

Рыбалка - дело тонкое

О том, как инвалиды-опорники на рыбалку выехали

Семеро инвалидов-опорников из Тулы отправились на рыбалку в Воскресенский рыбхоз – для большинства из них эта поездка стала первой за много лет. Организовали вылазку на природу советник губернатора Виктор Иванов и председатель областного комитета по охоте и рыболовству Алексей Королев.

Let’s go!

– Держи, Миш, червяков, у меня еще есть, – мужчина в инвалидной коляске обращается к товарищу.

Зовут его Владимир Юров, к креслу он прикован последние десять лет и столько же не бывал на рыбалке. Хотя до этого к ловле был неравнодушен: случалось, с Михаилом Резниченко ездили посидеть с удочками в Советск.

– Наши люди из дома нос особо не показывают. Не только потому, что попасть на улицу физически тяжело из-за отсутствия пандусов, а во многом из-за того, что уже привыкли к затворничеству, – констатирует председатель тульского Союза инвалидов с нарушениями опорно-двигательного аппарата Александр Демочкин. – И мы буквально вытащили их на рыбалку. Я сказал: «Let’s go!», и они двинулись в путь. Вчера вот дождь прошел, но мы поездку откладывать не стали. Немногие собрались: стесняются – болезнь ведь всегда накладывает отпечаток на характер.

– А я никогда не стеснялся, – Владимир, сидя в кресле, насаживает на крючок спиннинга червя.

– Ну это ты один такой, – реагирует стоящий за его спиной и опирающийся на коляску Демочкин. Он болен полиомиелитом.

Часовщик не комплексует

– С десяток лет назад я даже без палочки обходился, – будто в подтверждение того, что не комплексует, Владимир начинает рассказывать свою историю. – А потом мне все хуже и хуже становилось, пока не оказался в кресле…

У Владимира, как и у Александра, – полиомиелит. Болезнь застала его врасплох, когда он, двухлетний, вместе со старшим братом гонял по осенним лужам во дворе. Мать пыталась увести разбаловавшихся сыновей домой, но младший вывернулся из ее рук и продолжил слоняться, вымокший и замерзший. А через день мальчик серьезно захворал – его парализовало, и несколько месяцев Юров пролежал в кровати пластом.

– А потом постепенно руки пришли в норму, а вот с ногами проблема осталась, – поясняет мужчина. – Я заново учился ходить: сначала – держась за стеночку. А к семи годам уже бегал наравне со сверстниками. Пошел в школу, окончил десять классов. Потом выучился на часовых дел мастера и ровно 20 лет по этой стезе отработал – последние годы у меня место в центральном универмаге было. А сейчас все, старый стал – шестьдесят лет уже. Сыну тридцать пять, внучок в школу скоро пойдет…

Владимир заканчивает рассказ и пытается в очередной раз закинуть спиннинг. Что-то идет не так: леска провисает и путается.

– Миша! – кричит он товарищу. – Ну не ладится у меня с этой «инновационной техникой», помогай!

Михаил приходит со своей рыбачьей «точки», расположенной поодаль, распутывает леску и инструктирует друга.

– Как у вас тут дела? – спрашивает он «коллег».

– Да вот не знаем, что с рыбой делать, – смеется в ответ Демочкин. – С той, которую еще не поймали.

Народ закинул удочки больше часа назад, но клева нет совсем, и Александр начинает уже отпускать шуточки по поводу того, что в пруд забыли запустить водолазов, чтоб те насаживали на крючки заранее наловленную рыбу. Все смеются, но надежду поймать не оставляют.

– Рыбалка – как Восток, дело тонкое, – замечает Демочкин.

– Я удить, кстати, начал еще пацаненком, – говорит Юров. – Пошел купаться, смотрю, а в кустах кто-то удочку оставил. Ну я и начал ею пользоваться. А после 2000 года до сегодняшнего дня не ловил рыбу совсем. Ведь я безлошадный – «запорожец» мой сломался, а без машины в инвалидном кресле за город особо не выберешься. Хотя по городу гуляю. Живу в частном доме и в отличие от тех, кто обитает в высотках, проблем с тем, чтобы попасть на улицу, у меня нет…

– На улицу-то, может, и нет, а в магазин? – начинает вскипать Демочкин. – У многих торговых центров в Туле вы видели пандусы? Их нет. Вот и спрашивается: как опорнику или мамочке с коляской попасть в здание?..

Вот она, рыба мечты!

Из тех, кто собрался на берегу пруда, Михаил Резниченко – самый заядлый рыбак. Поудить он выбирается каждый выходной – едет в Белев или Одоев.

– Не знаю, почему сегодня клева нет, – рассуждает он. – Может, начали мы поздно. Ловить рыбу ведь надо на утренней или вечерней зорьке, когда прохладно. С другой стороны, тут водится карп, а он любит тепло. А может, дело в том, что рыбку уже накормили. Она сыта и какой-то там червяк, извивающийся на крючке, ее мало интересует…

Недуг Михаила Резниченко не бросается в глаза. Он обходится без коляски, не хромает и даже способен пробежаться. Товарищи говорят, что Михаил самый мобильный из всего общества инвалидов-опорников. Но если долго наблюдать за ним, заметно, что под тканью брюк проступает плоский сустав протеза. Резниченко родился с недоразвитой конечностью. Ногу в итоге ампутировали.

Михаил, как и Владимир, – часовых дел мастер. Сейчас, считает он, это занятие неперспективное. Во-первых, каждый горожанин при себе имеет сотовый телефон, со светящегося экранчика которого время узнавать весьма удобно в любое время суток. Во-вторых, рынок заполонили дешевенькие китайские часы, которые легче выбросить, чем починить.

– Хотя, конечно, согласен, профессия романтическая, – говорит он. – Я, можно сказать, часовой доктор.

Поплавок одной из удочек начинает скакать – рыба клюнула.

– Миша, давай! – кричит Демочкин.

Резниченко подрывается с места, хватает сачок и бежит по берегу, а потом скрывается в высокой траве обрыва, ведущего к воде. Упитанная рыба оказывается в сачке.

– Вот она, рыба мечты! – радостно кричат мужики.

Фотогалерея - http://www.tnews.tula.net/photo/617

Юлия Греченкова

Источник: tnews.tula.net

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ