Архив:

"Мы ведь тоже люди! И хотим сами растить своего ребеночка"

В Симферополе в семье инвалидов-колясочников, страдающих ДЦП, родилась здоровая девочка. Малышку, чье появление на свет медики считают чудом, у родителей забрали...

Из-за уникальности случая беременности 21-летнюю Свету Семеген вместе с 33-летним мужем Анатолием Шугаевым (у главы семейства парализованы ноги, у его жены из-за паралича верхних и нижних конечностей с трудом работают пальцы рук, локти и плечи) направили в Республиканский перинатальный центр Крыма. Их девочка появилась на свет в результате кесарева сечения. Врачи были поражены рождению абсолютно здоровой, доношенной малышки.

«Я проходила беременность, как и положено, девять месяцев, — рассказывала Светлана после родов на встрече с журналистами. — Дочка спокойная, кормим ее сцеженным молоком. Но теперь ее у нас хотят забрать. Говорят: что вы можете дать ребенку, кроме любви? А мы ведь тоже люди! И хотим быть счастливыми. Хотим сами растить свою малышку. Как все». «Если я ухаживаю за супругой, то и за дочкой смогу», — убеждал Анатолий.

«Дочку назвали Эсфирь — это библейское имя означает «скрытая»

Спустя время молодые родители вернулись из роддома в небольшую комнату гериатрического пансионата все-таки без своей малышки. Девочку, которую назвали Эсфирь, направили в детскую больницу № 3 Симферополя, где она будет находиться под присмотром врачей в течение трех месяцев, в последующем ее собираются перевести в детский дом «Елочка». Чиновники решили не оставлять ребенка с матерью и отцом, считая, что те не смогут полноценно за ним ухаживать. Супруги же не хотят расставаться с дочкой. Помогают им осуществить заветную мечту друзья.

Реально ли, в принципе, маленькой Эсфири остаться со своими мамой и папой? Чтобы получить ответ на этот вопрос, я сперва отправилась в гериатрический пансионат.

В это учреждение, расположенное в Симферополе на улице Надинского, Светлана и Анатолий попали по достижении совершеннолетия из интернатов. Здесь же три года назад встретились на прогулке, начали общаться. Вскоре сыграли свадьбу...

— Все у нас было, как положено, — сдержанно говорят Светлана и Анатолий, с которыми мы беседуем в их комнате в пансионате. Минут сорок Анатолий помогает Свете сцедить грудное молоко, которое потом отвезут малышке Эсфирь. Признаюсь, увиденное поразило: не в каждой семье, где родился ребенок, мужчине удается так умело помогать жене.

Поначалу разговор с супругами не получался, на все вопросы они отвечали неохотно. В конце концов Анатолий прямо заявил: «Нам пиар не нужен! Ваши коллеги написали все не так, как надо, приукрасили (у супругов есть компьютер, подключенный к интернету, они в курсе всех новостей и публикаций. — Авт.). Нам нужна реальная помощь».

— А вы думаете, что без обнародования в СМИ кто-то сможет узнать о ваших проблемах?

— Вообще-то, оно так, — соглашаются ребята. — Мы просто хотим, чтобы все нами сказанное было изложено правильно. Чтобы нам помочь, в первую очередь, надо менять законодательство. С самого начала Светиной беременности я искал возможности оставить ребенка в семье. Но нынешний закон это запрещает. Якобы я не смогу за собой и за ней ухаживать. Но если я самостоятельно справляюсь со всеми потребностями жены и своими, то разве не смогу управиться с дочкой? А еще нам говорят: вы не имеете своего жилья и необходимых условий для содержания девочки. Но ведь в европейских странах такая ситуация, как у нас, не является проблемой. А Украина собирается в Европу...

— Эсфирь — здоровая, хорошая девочка, действительно, как говорит Света, Бог им помогает, — замечает медсестра, которая заходит в комнату измерить температуру юной маме и узнать, сцежено ли молоко. — Беременность проходила хорошо. Мы, честно говоря, даже не ожидали этого. И давление «не прыгало».

— Кто же такое необычное имя для малышки придумал? — интересуюсь у родителей.

— Мы вместе решили назвать дочку Эсфирь, — отвечают Света с Анатолием. — Это библейское имя означает «скрытая» — мы ведь хотим сохранить свою малышку в семье. Библию читаем постоянно и надеемся на чудо и помощь неравнодушных людей.

— Ваша мама уже видела внучку? — спрашиваю у Светы.

— Мама (ей 39 лет) приезжала из Алушты, видела нашу дочку. Но она ничем нам в данной ситуации помочь не может — у нее тоже нет своего жилья. А 57-летняя мама Анатолия живет в Керчи, мы с ней не общаемся...

«Знакомые, друзья согласны нам помогать»

В Крымском перинатальном центре и малышка Эсфирь, и ее родители находились под круглосуточным присмотром медицинского персонала.

— Все десять дней дочка была с нами — и днем и ночью, — объясняет Света. — Мы за ней смотрели, делали все, что положено. А после того как нас разлучили, малышку не видели. Хотя нам обещали возить к ней хотя бы два раза в неделю.

— Сейчас мы рассматриваем несколько вариантов, — добавляет Анатолий. — Один из них — чтобы нам выделили жилье и социального работника, а кто-то из родственников жил рядом и нам помогал. Пока же чиновники предлагают для дочери либо опекунство, либо определение ее в дом малютки «Елочка». Нас такие варианты категорически не устраивают.

— Слышала, что для воссоединения с малышкой вы, к примеру, рассматриваете переезд в Израиль?

— У Светы прадедушка и прабабушка по маминой линии — евреи. В Израиле есть специализированные пансионаты, где мы сможем жить все вместе, — продолжает Анатолий. — Но мы здесь родились, здесь появилась на свет наша доченька. Почему мы должны уезжать из родной страны?

По словам Анатолия, все обращения их семьи в разные инстанции просто «перебрасывались» из одного министерства в другое.

— Тем не менее, если Эсфирь все же останется с вами, на какие средства вы будете ее содержать? — спрашиваю у супругов.

— На двоих государство выплачивает нам в месяц около пяти тысяч гривен пенсии, из которых на руки, пока живем в пансионате, выдают одну четвертую часть. Но, согласитесь, не каждая семья в Украине имеет и такой доход, зарплаты у людей небольшие. Живут и на две тысячи, «крутятся» же! Поскольку мы оба инвалиды, то по закону у нас будут существенные льготы за коммунальные платежи. Сейчас оформляются документы, чтобы все необходимые выплаты получала малышка. Открыли расчетный счет для неравнодушных к нашей судьбе людей. То есть у нас вполне хватит средств, чтобы содержать и себя, и Эсфирь. Тем более знакомые, друзья согласны нам помогать.

Проведать молодых родителей приехали их друзья — глава правления Координационного центра «Правозащитник» Ричард Сидней и исполнительный директор центра Евгений Бацюра.

— Вы станете помогать семье остаться со своей малышкой? — спрашиваю у правозащитников.

— То, что у Анатолия и Светланы ограниченные физические возможности, еще не причина, чтобы отнять у них дочку, — убежден Ричард Сидней. — Мы добиваемся, чтобы государство внесло изменения в законодательную базу либо был создан центр, где могли бы жить такие семьи с детьми. Пока это первый такой случай. Но на примере этой семьи мы видим, что инвалиды — такие же люди, как все остальные.

«Что они будут делать, когда малышка подрастет и ее нужно будет водить в детский сад, в школу?»

— К сожалению, гериатрический пансионат, где находится немало и молодых людей, инвалидов по здоровью, — закрытая территория, — продолжает Ричард Сидней. — Беременность кого-то из пансионеров — уже подсудное дело. И любой директор гериатрического пансионата, разрешивший жить в заведении семье с ребенком, будет в тот же день уволен со своей должности.

Но мировая практика свидетельствует, что появление ребенка у людей с ограниченными возможностями — это нормально. Просто наше государство абсолютно не готово к таким ситуациям. И если, в конце концов, оно «отфутболит» ребят, то будем думать о том, как их отправлять в Израиль, где живет сестра Светланы. Потому что там есть учреждения, специальные организации, которые занимаются такими семьями.

По словам министра здравоохранения Крыма Александра Каневского, в их практике это первый случай, когда у людей с ограниченными физическими возможностями родился здоровый малыш.

— Понятно, что все встали на защиту ребенка, но надо адекватно смотреть на вещи, — объясняет министр. — Эти родители — инвалиды первой группы, сами нуждаются в постороннем уходе. Девочку ведь не забирают — над ней и ее мамой возьмут попечительство.

Комментируя ситуацию, начальник управления по делам детей и социальной защиты детства Минобразования Крыма Сергей Трифонов подтвердил, что супругов-инвалидов не собираются лишать родительских прав.

— Однако, поскольку они не могут обеспечить своему ребенку полноценный уход (мать даже не в состоянии взять его на руки), мы не можем оставить девочку в этой семье, — сказал Сергей Трифонов.

Директор Центра социальных служб Симферополя Максим Теряев, допуская, что Светлана и Анатолий сегодня могут ухаживать за своим ребенком самостоятельно, добавляет:

— Но что они будут делать, когда малышка подрастет и ее нужно будет водить в детский сад, в школу? У родителей всего два варианта: либо отдать ребенка в детский дом «Елочка», либо под опеку человеку, изъявившему такое желание.

Руководитель симферопольской службы по делам детей Светлана Щербакова подчеркнула, что законодательством предусмотрен случай, когда родители из-за серьезной болезни (у обоих ДЦП с осложнениями) не могут выполнять свои обязанности по воспитанию, содержанию и обучению ребенка. Поэтому с самого рождения малыш получает статус «лишенный родительского попечения».

Елена Озерян

Источник: fakty.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ