Архив:

Комздрав, говорите громче - вас не слышно!

У власти в России удивительная особенность: ее благородные жесты рано или поздно превращаются в издевательства. История с бесплатными слуховыми аппаратами подтверждает правило. В 2007 году обеспечить всех блокадников слуховыми аппаратами распорядилась Валентина Матвиенко. «Мы записались в сурдологическом отделении (в Гериатрическом центре на Фонтанке. — Ред.), подождали два месяца. Пришли на прием — там три доктора, один смотрит кривую слуха, второй проверяет слуховой канал, третий работает с документами. Всё. В тот же день маме выдали и настроили аппарат», — Сергей, сын Антонины Селиверстовны Сучковой, тогда порадовался неожиданной помощи государства — до этого он покупал ей слуховые аппараты сам. Мама, которой сейчас 90 лет, ничего не слышит без специальных устройств последние лет 20.

Аппарат, выданный в центре, служил исправно, но исчерпал свой ресурс. 9 мая Антонина Селиверстовна, получив букет от президента России, уже почти не слышала поздравлений. Сын позвонил в Сурдологический центр, там подтвердили: можно снова приходить за аппаратом, подарок от правительства выдают раз в четыре года.

Думая, что все будет так же просто, как в прошлый раз, Сергей отправился в центр. Но вместо слухового аппарата ему выдали бумагу — направление в районную поликлинику. Антонине Селиверстовне нужно было, кроме отоларинголога, зачем-то пройти еще хирурга, невропатолога, терапевта, сдать на анализ мочу и кровь. В поликлинику № 120 пришлось съездить несколько раз. Это могло занять еще больше времени — врачам в забитых очередями отделениях есть чем заняться — но добрый лор сама за руку водила слабослышащую пациентку по кабинетам, чтобы все прошло как можно быстрее.

Обойдя всех врачей, Сергей решил, что квест закончен, но не тут-то было. Оказалось, что еще нужно пройти медико-социальную экспертизу.

«Чтобы записаться на прием на ВТЭК, нужно приехать на Ржевскую улицу с мамой или с нотариально заверенной доверенностью от нее. Там даже телефона нет. Мама только что выписалась из госпиталя. Конечно, я не потащу ее туда. Вызову нотариуса и буду просить сделать экспертизу на дому. Единственное, чего боюсь, — не успеть…» — говорит Сергей.

Уточним на всякий случай: Антонина Селиверстовна состоит на учете в сурдологическом отделении несколько лет, у нее вторая группа инвалидности. Все это давным-давно проверено и подтверждено. Но чиновники, как обычно, не исключают, что на 91-м году жизни слух неожиданно к ней вернется, а она, движимая корыстью, все равно потянется к ним за бесплатным слуховым аппаратом.

В социальных сетях, где обсуждалась эта история, одни были возмущены тем, что пожилого человека с бесспорными заслугами перед городом заставляют побегать за тем, что сами обещали. Другие недоумевали: участники обороны Ленинграда получают повышенную пенсию — им по силам купить слуховой аппарат. Тем более если они не одиноки — дети могли бы привезти технику, пожалев силы, время и нервы.

Сергей соглашается: «Конечно, я предлагал это маме. Хотел купить ей цифровой аппарат, но в магазине мне сказали, что к нему нужно привыкнуть, вряд ли он ей подойдет». Важно не только приобрести, но и правильно настроить аппарат. «Я когда-то сам покупал ей экземпляр, который совершенно не подошел в результате. Не хочется выбрасывать 5–6 тысяч на ветер. В центре в прошлый раз маме все настроили отлично. Я надеялся, что будет так же и в этот раз. Мне ведь никто не говорил, что все настолько усложнено теперь. О необходимости каждого следующего шага я узнавал, только когда проходил предыдущий», — объясняет Сергей.

Как человек старой закалки Антонина Селиверстовна продолжает считать: положено по закону — обязаны обеспечить, и переубедить ее сыну непросто. Ни о какой жадности в данном случае речи идти не может. К деньгам у человека, прожившего такую огромную жизнь, отношение простое. И без помощи великого государства в виде слухового аппарата она бы справилась, только зачем его обещать, заставляя стариков побегать за подарком, попросить, постоять в очередях, поунижаться. Отчего бы не сказать честно: мы вам, старики, платим гигантские пенсии именно для того, чтобы вы всем обеспечивали себя сами. Но как же тогда отчеты про «никто не забыт» и ежегодный гипноз на тему «Россия — социальное государство»?

В Гериатрическом центре отказались комментировать, почему выдача слуховых аппаратов превратилась для стариков в полосу препятствий. Заведующая сурдологическим отделением, объяснили нам ее подчиненные, в отпуске, «все комментарии у нас дает главврач». «На этой неделе не имеет смысла беспокоить главврача», — сказали в приемной Владимира Юрьевича Серпова.

В пресс-службе Комитета по здравоохранению заверили, что ничего в выдаче бесплатных слуховых аппаратов не изменилось. Для того чтобы получить спасительную технику, льготнику нужно иметь набор документов, в том числе «Индивидуальную программу реабилитации» — пройти врачей-специалистов и получить заключение ВТЭК.

Такой документ действительно был у Антонины Селиверстовны шесть лет назад. Зачем нужен новый? «Документация могла устареть, могло ухудшиться состояние человека, мог поменяться его статус (например, измениться или появиться группа инвалидности), — объясняет пресс-секретарь комитета Евгения Семенова. — Лежачие пациенты могут вызвать специалистов на дом. Видимо, в поликлинике не объяснили это родственникам».

На вопрос, почему не организовать прием всех специалистов и представителей ВТЭК в назначенную дату в самом центре, в комитете отвечают, что ВТЭК — структура федеральная, городу не подчиняется и живет по своим правилам. «Индивидуальную программу реабилитации» переоформлять нужно обязательно. В документе отражается вся информация о состоянии здоровья пациента: может быть, ей уже нужна трость или телевизор с телетекстом», — объясняют в комздраве. — «Да не нужно ей ничего, кроме аппарата». — «Необходимость подбора и получения слухового аппарата определяется доктором. В любом случае для того, чтобы получить медицинский аппарат бесплатно, нужны документы. Их перечень закреплен в законе, федеральная структура, занимающаяся поставкой техники, просто не имеет права выдать ее без них».

Чтобы льготники не обижались, что за подарком приходится побегать, в комитете уточняют: это вовсе не подарок. По закону аппараты всего лишь дают в пользование — на семь лет, после чего возвращают в медицинское учреждение в связи с истечением срока годности и заменой на новый при необходимости.

P. S. По иронии судьбы на том же форуме,где обсуждали историю Антонины Селиверстовны, в соседней ветке комментировали пост Елены Панфиловой, директора центра «Transparency International в России». «Стоим вчера с моими юными сопутешественниками в длиннющей очереди за билетами на London Eye (колесо обозрения в столице Великобритании. — Ред.). Подбегает служащий в униформе и руками машет: «Вам же не сюда, а в другую очередь!» — и ведет нас к стойке, где нет очереди вообще. Нам выписывают три билета и просят за них всего-навсего 27 фунтов, в то время как обычный билет вообще-то 20 фунтов без малого. Ничего не понимаю, смотрю в билеты и вижу — один билет у нас подростковый, второй — сильно скидочный для Disabled Person (людей с ограниченными возможностями. — Ред.) и еще один — вообще категорически бесплатный для Carer of Disabled Person (для сопровождающих людей с ограниченными возможностями. — Ред.). И все только потому, что я случилась быть с тросточкой. «Культурный шок», конечно, от того, что мы: а) ничего сами ни у кого не просили и б) что никто не потребовал никаких бумажек в подтверждение временной ограниченности возможностей. Именно это, кажется, называется социальным государством».

Ольга Гнездилова

Источник: www.novayagazeta.spb.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ