Архив:

Несломанная Вера

Когда люди делают кино ради кино, не преследуя целей нажиться и прославиться, получается самый лучший результат. И, наверное, любой, кто увидит фильм «Сломанная кукла», скажет: «Честная работа. Настоящая работа». Уникальность этого фильма в том, что в нём совершенно по-цветаевски «все страсти слились в одну», всё сошлось, спаялось, и незнакомые ранее люди – Марисоль Галыш, выступившая автором сценария, режиссёр и оператор-постановщик Николай Тарханов, режиссёр Олеся Васильченко, танцоры из «Шагов» и, конечно, семья Кращук – стали одной командой. Фильм о девочке с диагнозом «ДЦП», мечтавшей танцевать, уже сейчас идёт по стране и миру – его приглашают на разные фестивали, в том числе и в Канны. Эта картина дарит надежду – надежду на лучшую жизнь, которая теплится в каждом из нас. Фильм «Сломанная кукла» даёт веру в то, что даже самые смелые мечты сбываются и любая цель достижима. И, может, неслучайно главную героиню фильма зовут Вера?

«Куколка ты наша!»

Семья Кращук не любит вопросы типа «Как вы справляетесь со своей бедой?». Они просто не думают об этом, живут, как могут, как умеют, как только возможно жить, если ребёнку поставлен диагноз «детский церебральный паралич». В России с ДЦП живут более 70 тысяч детей в возрасте до 14 лет, более 13 тысяч подростков от 15 до 17 лет. Ребёнку с ДЦП в десять раз тяжелее даётся обычное движение. Многие не могут самостоятельно передвигаться, у них затруднена речь. Но они живут, хотят жить, осознают ценность жизни. У ангарчанки Веры Кращук болезнь появилась поле родовой травмы, такое бывает. Несмотря на диагноз, семья старается жить максимально полной жизнью:

– Вера учится, ей рекомендовано домашнее обучение. К нам приходят учителя, они вместе разбирают задания, пишут, Вера старается, – рассказывает Любовь Кращук. – У дочери есть друзья, они приходят к нам домой, дружат практически с рождения, поэтому без труда и усилий воспринимают Веру такой, какая она есть. Ну и Интернет, социальные сети удовлетворяют потребность в общении. Точно так же, как и общественная организация «Дети-Ангелы», объединяющая детей с ограниченными возможностями. Здесь с ними занимаются, приходят волонтёры с собаками, детки играют с животными.

Верина мама работает инженером в охранном агентстве. Прожить на одну лишь папину зарплату с ребёнком-инвалидом невозможно, детская пенсия составляет порядка 10 тысяч рублей. Квартира семьи находится на пятом этаже, и почти каждый день мама или папа носят Веру на себе. А как иначе? Ведь Верина коляска весит около 30 килограммов, спустить её на улицу нереально, поэтому в коляске девочку не прогуливают, да и отсутствие безбарьерного пространства в Ангарске (как и в других городах России) препятствовало бы этому. Не так давно спонсоры купили для Веры новую коляску, она весит уже 16 килограммов, но и это неподъёмный груз – с пятого этажа на первый и затем обратно! Плюс ребёнок за плечами. Порой Люба берёт девочку на работу, там носить ребенка помогают отзывчивые охранники.

Предложение принять участие в киносъёмках было неожиданным, но сомнений не вызвало – надо соглашаться!

– Честно говоря, мы не ожидали такого резонанса, – улыбается Люба Кращук. – Порой нас узнают на улицах, подходят к Вере со словами «Куколка ты наша!». Вера немного смущается, отворачивается, но всегда улыбается. И съёмки, и репетиции, и танцы ей легко дались. Конечно, она переживала, волновалась, но это были положительные эмоции. Мы хотим продолжить занятия танцами уже в Ангарске.

Так 11-летняя Вера попала в кино. И прославилась.

Срочно дайте автовышки

В Иркутске тоже могут снимать хорошее остросоциальное кино. Доказательство тому – как раз 26-минутный документальный фильм об ангарчанке Вере Кращук. Идея снять такую картину пришла в голову иркутянке Марисоль Галыш. Финансист по образованию, она то и дело организовывает разные интересные творческие проекты и сама активно принимает в них участие:

– У меня есть опыт работы волонтёром в домах ребёнка, домах инвалидов. В поиске сюжета я искала героя, были разные варианты. Но после знакомства с Верой в голове что-то щёлкнуло, перевернулось. Когда просто смотришь на человека, а в голове слышишь его историю, рождается идея, как это преподнести. И потом всё пошло-поехало как по накатанной, словно всё это было написано и предначертано заранее. Я встретилась с Олесей Васильченко, она предложила помочь – найти режиссёра и оператора, пользуясь своими знакомствами в телевизионной среде. Через Олесю нашёлся Николай Тарханов, который стал нашим оператором-постановщиком и режиссёром. Когда идея вдохновляет, рождается за считанные секунды и минуты, то всё согласовывается с участниками съёмок довольно быстро. Мы предложили принять участие в проекте Владимиру Лопаеву, это хореограф из школы современной хореографии «Шаги». Он сказал: «Я подумаю». Это обнадёжило, ведь он не сказал «нет».

В результате получилась хорошая постановка, уверенный танец. Ребята, которые работали с Верой, тоже чувствовали свою ответственность – и за ребёнка, и за постановку, и за участие в съёмках. Всё как-то удачно срасталось, катилось, словно по заранее проторенной дорожке. Я звонила друзьям: «Я знаю, что у вас есть автовышки. Дайте срочно тогда-то». Дают! Затем нам надо было перекрыть дорогу, чтобы поставить автовышку. Мне дали телефон ГИБДД, где меня, как оказалось, ждали. Эта энергия творчества и вдохновения распространилась на всех людей. И у многих до сих пор есть желание помогать семье Кращук.

Героиня фильма нашлась через социальные сети. Марисоль позвонила коллега по театральному проекту: «Живёт в Ангарске такая девочка». И дала телефон мамы. Но часто семьи, где растут особые дети, не готовы к публичности. С мамой Веры состоялся предварительный разговор:

– И когда я уже позвонила Любе, когда она рассказала историю своей любви, рассказала о рождении Веры, я уже всё, в принципе, знала. Но очень хотелось познакомиться в реальности, подержаться за руки, посмотреть на Веру, посмотреть, как они живут, ещё что-то увидеть и услышать дополнительно, чтобы писать сценарий. А после личного знакомства уже не было сомнений, что это будет фильм про Веру Кращук.

Николай Тарханов вспоминает:

– Когда Олеся с Марисоль прорисовали мне идею фильма, я убедился, что она вполне рабочая. Мы хлопнули по рукам и сразу приступили к съёмкам. Я не люблю долго принимать решения. Проект изначально был некоммерческим, и согласился я на него по ряду причин. В первую очередь, это Вера, которую мне снимать было интересно. Плюс я уже дошёл до того уровня, когда могу работать себе в удовольствие, не думая каждую секунду о деньгах, могу позволить себе выбирать проекты. Вторая причина – интуиция или просто внутренний голос. Когда ты понимаешь: это твоё. Я всегда полагаюсь на внутренние подсознательные ощущения. Ну и получение опыта, ведь я никогда раньше не снимал кино с таким вот сюжетом. Вначале не понимал до конца, как я это буду реализовывать. Но знал, что это кино обязательно получится.

Фильм, полный метафор и искренности

Довольно часто папы уходят из семей, в которых рождается ребёнок-инвалид. Не выдерживают гнёта болезни, принципиально иного уклада семьи. В семье Кращук этого не произошло.

– Я увидел Семью с большой буквы. Они командно решают задачу, как им выживать, воспитывать ребёнка. Семьи часто разваливаются, столкнувшись с трудностями. И не отсутствие любви является здесь главным фактором. Это, скорее, не причина, а следствие. А причины разные – неопытность, страх, эгоизм, неумение слушать и слышать. И отсутствие командного духа в семье. Выжить семье Кращук помогла именно эта командность, – уверен Николай Тарханов. – То, что Люба и Андрей вместе, можно назвать проверкой на искренность чувств. Командность семьи Кращук помогла и нам в работе, потому что в кино команда – определяющий процесс и результат фактор. Несмотря на то что Вере всего 11 лет, она тоже стала частью команды, куда вошли все мы, её семья, ребята из «Шагов». И ещё была такая важная вещь, как искренность. Фальши не чувствовалось нигде и ни в ком. Поэтому и работа получилась искренняя.

– Каждый четверг в июле проходят показы фильма в Доме кино, сборы средств от которых будут переданы семье Кращук. И мы видим, как людей трогает этот фильм. Нам удалось добиться того, чего мы и хотели, – показать не боль ситуации, а большой великолепный внутренний мир человека, продемонстрировать, насколько окружение может помочь каждому, поддержать его – начиная с семьи и заканчивая посторонними вроде бы людьми. В фильм вложено много иных смыслов – в картинке, монтаже много говорящих деталей, метафор. Есть места, где человек может подумать, пофилософствовать. И, что немаловажно, это не фильм-монолог, в нём рождается и диалог со зрителем. Когда картина заканчивается, никто не выходит из зала сразу, люди плачут. Но фильм вышибает не слезу трагедии, отнюдь нет. Думаю, каждый из нас переживал периоды, когда было невозможно достичь желаемого. И от этих несбывшихся мечтаний внутри постепенно образуется жёсткий комок. Фильм этот комок расщепляет. В него вложена жизнь, и это главное.

Марисоль признаётся, что, когда она сама посмотрела «Сломанную куклу» после монтажа, фильм и у неё вызвал бурю эмоций, слёзы: «Человек своё плачет, своё переживает, посмотрев этот фильм. Я сейчас совсем по-другому к таким детям и таким людям отношусь».

Нередко людей с ограниченными возможностями сторонятся, не хотят соприкасаться с чужой бедой. Как же работалось на съёмочной площадке сценаристу и оператору, как они преодолевали этот барьер?

– Когда я ехала к Вере, тоже сильно боялась и переживала. До знакомства с ней я отворачивалась даже просто при виде костылей, у меня сразу немели ноги и руки, – делится Марисоль. – Но я увидела человека, который, несмотря на свой юный возраст, несмотря на не вполне внятную из-за болезни речь, мог шутить, улыбаться. И этот барьер исчез! И в нашем проекте никто не воспринимал Веру как инвалида, это был обычный ребёнок. Да, она двигается медленнее, чем другие дети, говорит не так чётко, но ход её мыслей и внутреннее состояние души живее, чем у многих людей с нормальным здоровьем. Поэтому Веру так и воспринимали – как равную себе. А как иначе? Понятно, что мы помогали ей из машины выйти, что-то донести, приносили попить. Но границы между нами стёрлись. И сейчас я понимаю, барьеры, которые здоровые люди строят между собой и людьми с ограниченными возможностями, искусственные.

Николай Тарханов:

– Для меня все эти жизненные условности просто отошли на второй план. Мне кажется, здесь многое зависит от особенностей характера, восприятия мира. Потому что за всё время своей работы я разных людей встречал. И главный критерий – насколько человек интересен. Человек, который наполнен, никогда не выглядит плохо. Я просто ещё раз убедился, что желание идти к поставленной цели не зависит от каких-то ограничений.

Как в русских пословицах и поговорках: «Кто не хочет, ищет причину, кто хочет – ищет возможности».

Михаил Мельников, танцор из «Шагов», рассказывает:

– Несмотря на то что у нас раньше не было такого опыта, все участники восприняли Веру с душой и теплотой. Вера – приветливый, доброжелательный, открытый ребёнок, она быстро влилась в наш коллектив. И всем был заметно, что для неё эти репетиции, танцы очень важны, что ей приятно внимание людей, это подкупало. В целом же всё это было очень необычно. Проект принёс нам всем огромную радость и уникальный опыт. Я рад, что принял в нём участие.

Каждый проживает в картине свою историю

Конечно, у съёмочной группы была цель привлечь внимание зрителей к проблемам людей с ограниченными возможностями. Но второй целью была попытка поведать о силе человеческого духа, об энергии мысли, утвердить в истине, что мечты сбываются. Изначально хотелось рассказать историю Веры, конкретного человека, ребёнка, у которого есть мечта – танцевать. И, несмотря на свои физические ограничения, она её реализовала. Всё вокруг себя Вера создала сама. И если человек мечтает, то неважно, есть или нет инструменты, чтобы мечту осуществить. Фильм «Сломанная кукла», история Веры лишний раз подтверждают, что всё осуществимо и всё возможно в жизни, главное – к этому стремиться. Впоследствии много других миссий родилось, например взбодрить здоровых людей. Это фильм-вдохновение о том, как каждый из нас может следовать своей звезде. Каждый проживает в картине свою историю.

– Судьба сводит людей для чего-то. Нас она свела, чтобы сделать такой фильм, – уверен Николай Тарханов. – Чтобы показать людям, что не нужно мыслить стереотипами. Я как киношник зашёл на проект, чтобы делать всё, что я умею, и делать с максимальной отдачей. Но когда я услышал от мамы Веры, что у девочки появились положительные прогрессивные результаты – стала лучше двигаться правая рука – я был просто удивлён. Наш проект принёс пользу хотя бы одному человеку. Вера обрела уверенность в себе, получила положительные эмоции, это не могло не обрадовать родителей и нас.

Проект был полезен семье и с точки зрения банального разнообразия. Съёмки фильма проводились в Ангарске и в Иркутске. Начались они в марте, закончились в мае. Фильм стал финалистом конкурса «Дитя Вселенной», а также вошёл в состав участников основного показа в Каннах и X Молодёжного фестиваля искусств России и Франции. Картина уже переведена на английский и французский языки. Очень хочется верить, что семья Кращук в полном составе сможет вылететь в Канны – уже готовы загранпаспорта, сейчас собираются средства. Это будет первый их выезд за границу. И мы обязательно продолжим эту историю, расскажем, как семья Кращук и съёмочная группа побывали в Каннах.

Алена Корк

Источник: www.vsp.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ