Архив:

Рос ребенок, рос... и "вырос" из инвалидности

На следующей неделе в Вахитовском суде стартует негромкий, но показательный процесс: 23-летний инвалид подал иск к бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ). Парень, живущий на гормонозаместительной терапии и имеющий два безнадежных диагноза, не согласен с тем, что клинико-экспертная комиссия сняла с него инвалидность, едва он закончил институт. Оказывается, такое происходит сплошь и рядом. С начала года только в Вахитовский райсуд поступило более десятка исков к бюро МСЭ...

Гульсина Гайсова (имя изменено по этическим причинам) - двадцать лет назад прославилась, дойдя до президента Татарстана Минтимера Шаймиева вместе с еще несколькими матерями, детям которых были жизненно необходимы дорогостоящие гормоны. И добилась, чтобы сын и еще 70 ребятишек получили это лекарство. Потом она родила второго сына. Медики уверяли, что история не повторится, но в семье появился еще один ребенок-инвалид. И вот теперь старший, у которого год назад признали еще и болезнь Бехтерева, по документам вдруг оказался практически здоров...

Гульсина говорит, что на комиссию ее не допустили, а сыну врачи объяснили, что одно заболевание, пусть даже и требующее постоянного приема двух видов гормонов (без них у него не хватит сил даже с постели встать), не причина для установления инвалидности. Тем более что болезнь Бехтерева, из-за которой он стонет от болей в костях по ночам, пьет мощные обезболивающие и, когда никто не видит, ходит с палочкой, оказывается, еще не привела к "инвалидизации". Согласно инструкции, получив профессию, он может работать и, стало быть, уже никакой не инвалид.

- Если бы я там была, я бы объяснила им, - говорит Гульсина. - Я социальный работник и медик по образованию, я знаю, на что обращать внимание. И я работаю с детьми-инвалидами, я знаю много вещей, которые просто шокируют.

Шокируют не только инструкции, в соответствии с которыми решают вопросы об установлении инвалидности. Не меньше шокирует и позиция специалистов, которые эти инструкции применяют.

- До восемнадцати лет для признания ребенка инвалидом достаточно одного ограничения из семи существующих категорий, например, заболевания, - пояснила корреспонденту "ВК" замруководителя Главного бюро МСЭ Ольга Пузанова, отвечающая за экспертную работу. - Инвалидность сохраняется до получения ребенком профессии. А потом он взрослый и для получения инвалидности должен иметь ограничения по двум категориям. Например, потерю трудоспособности.

Пузанова говорит, что повзрослевшие дети после отмены инвалидности нередко обращаются в суд, но редко выигрывают. Суд ведь проверяет обоснованность решения, а тут все гладко, решения основаны на инструкциях и приказах. Было бы интересно узнать, сколько детей-инвалидов в результате применения инструкций, взрослея, мгновенно "выздоравливают". Но такой статистики никто не ведет. Пузанова утверждает, что эти цифры "непоказательны".

Согласно инструкции, инвалидность дается, чтобы человек имел возможность реабилитироваться - приспособиться к сосуществованию со своей болезнью. А как приспособился - инвалидность можно снять. Но инвалиды - странный народ. Они почему-то твердят, что как раз этого делать нельзя. Вот и Гульсина Гайсова толкует, что без пенсии в 4200 рублей от эффекта реабилитации не останется и следа: "Мы же за деньги покупаем гормоны. Немецкие, а не те, что входят в бесплатный список, на который ссылаются врачи - дескать, их сын и без инвалидности будет получать. Потому что он должен принимать такие дозы гормонов, в каких препараты из их списка пить просто нельзя, они дают побочные эффекты... Мы уже почувствовали, что денег не хватает, а прекращать прием лекарств нельзя".

Сын Гайсовой - не единственная жертва бездушных инструкций. Инвалидность (и это подтвердила Ольга Пузанова) снимают с инсулинозависимых диабетиков. И с раковых больных после операций, даже если остались метастазы. Может себя человек кое-как обслуживать или выполнять несложную работу, значит, уже "реабилитировался".

- Они мне говорят, что показатель к инвалидности не здоровье, а ограничения, и их у сына нет, - говорит Гульсина, едва сдерживая слезы. - Да как же нет ограничений?! Он без таблеток и уколов не живет, у него не может быть полноценной семьи, детей. Он все хуже ходит, кричит по ночам от боли. Он во всем ограничен. Но не инвалид... Как же так?

...На сайте ФКУ "Главное бюро медико-социальной экспертизы по РТ" есть раздел "Антикоррупционная деятельность".Там указаны "телефон доверия", состав и регламент работы антикоррупционной комиссии этого учреждения (Ольга Пузанова - ее председатель) и даже памятка "Как противостоять коррупции", но отчего-то нет информации о результатах деятельности этой комиссии. Даже информация о прошлогоднем приговоре, вынесенном судом экс-руководителю филиала №18 Главного бюро медико-социальной экспертизы по РТ Кире Целищевой за взятки, которые она брала с матерей детей-инвалидов за продление инвалидности. Может, поэтому Гульсина Гайсова думает, что "неограниченные возможности" у ее больного сына вдруг обнаружились лишь потому, что она делала для него все - только инвалидность купить не пыталась?

Инна Серова

Источник: www.evening-kazan.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ