Архив:

За жизнь без барьеров

За то, чтобы дети с ограниченными возможностями здоровья и в школах, и в детсадах обучались вместе с их здоровыми сверстниками, выступают пропагандисты инклюзивного (включённого) образования, которое шагает по стране уже примерно пять лет. Для начала надо отдать должное: отношение к инвалидам в нашем регионе потихоньку меняется. То тут, то там в Воронеже появляются пандусы. Смотрю: у входа в аптеку – звонок, около которого табличка с рисунком человека на инвалидной коляске. Расположена кнопка низко – так, чтобы нуждающийся в лекарствах, ограниченный в передвижении, смог достать до неё и вызвать фармацевта на улицу. И таких звонков по Воронежу всё больше и больше.

Это всё перемены к лучшему. Но начинать всё-таки надо с детей.

По Закону «Об образовании», дети-инвалиды, или, как их сейчас принято называть, используя более мягкую формулировку, дети с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ), имеют право на обучение в обычных школах, наравне со всеми. Но на деле в нашем регионе это не совсем так.

– Школы с большой неохотой берут ребят с инвалидностью, – рассказала мне руководитель Воронежской региональной общественной организации инвалидов и родителей детей-инвалидов с нарушениями психического развития аутистического спектра «Искра надежды» Татьяна Поветкина. – Они попросту не знают, что с ними делать. Не ясно, как принимать индивидуальный план, так как директив на этот счёт нет. Осенью 2012 года региональный Департамент образования проводил мониторинг, и выяснилось, что из двух тысяч детей с ОВЗ примерно половина обучаются в общеобразовательных школах. Иными словами, 50 процентов детей учатся инклюзивно, то есть с обычными учениками. Но на деле мы видим другое: они-то школы посещают, но особых условий, в которых те нуждаются, им не предоставляют.

«Чтобы взять к себе в класс ребёнка с ОВЗ, мне ничего не нужно – у меня есть Конституция, а в остальном – я думаю, и я делаю», – процитировала слова одной учительницы из Томска Татьяна Поветкина.

Человеческий фактор – вот что самое главное в работе с детьми с особыми образовательными потребностями. Ведь к «особенным» детям нужно прежде всего повернуться лицом и перестать не замечать их и их проблемы. Остальное – сопутствующее. К примеру, важно начать обучать тьюторов, которые будут курировать детей-инвалидов в школах или иных образовательных учреждениях. Они – своего рода помощники учителей, и должны научиться сами и научить других разбираться в том, какие условия необходимы детям с ОВЗ.

Национальная коалиция российских организаций инвалидов «За образование для всех» объединяет общественные организации из 30 регионов России, встреча которых прошла в Воронеже. Как рассказала член региональной общественной организации инвалидов «Перспектива» Юлия Симонова (Москва), цель совместной работы – интеграция детей с инвалидностью в общество через их включение в массовые школы, детские сады, а также развитие инклюзивного образования.

– Радует уже то, что родители начали объединяться, изучать права своих детей, в целом стали более активными, – отметила Юлия Симонова. – Они перестали бояться, что их дети будут сидеть дома или в спецшколах, перестали их стесняться. Мы проводим «Уроки доброты» с участием молодых людей с инвалидностью. Они делятся с учениками тем, с какими трудностями сталкиваются, какие возможности у них есть. Дети задают самые разные вопросы. Цель подобного – дать понять обычным школьникам, что между тем, на коляске человек или нет, такая же разница, как и между тем, серые у него глаза или зелёные. В таком непосредственном общении ребята понимают, что их сверстник с инвалидностью, так же как и любой другой, может быть хорошим другом, способным, активным, умным.

Юлия Симонова рассказала о тренингах и семинарах, которые проводятся в Москве, в том числе о видеоконференциях, в которых участвуют сразу несколько регионов России, о стажировках педагогов и родителей детей с ОВЗ за рубежом. Подобная деятельность в рамках проекта по внедрению и распространению в России «включённого» образования ведётся уже пять лет. Первые три года работали со школами, последние два – с детскими садами. Ведь, чем раньше узнать о ребёнке с инвалидностью, чем раньше начать его социализировать – тем эффективнее окажется эта работа не только для него, но и для общества.

Пятидневный тренинг прошёл не зря – эксперты из разных регионов страны обсудили и трудности, и успехи.

К слову, среди ведущих семинара был и иностранный представитель – Паула Ана Мартинелли из фонда «Даун-синдром» испанской столицы. Она координирует работу Департамента лечебной педагогики и интеграции в школе и службы интегративного обучения детей с инвалидностью в одной из школ Мадрида. От регионов были представители общественных организаций инвалидов – из Улан-Удэ, Томска, Самары, Ухты и Воронежа.

О том, чего удалось добиться в развитии инклюзии в Республике Коми, узнали от председателя Ухтинского городского общества инвалидов Маргариты Колпащиковой. К слову, она два десятилетия возглавляла местное общество людей с ОВЗ, при этом занимаясь ещё проблемами женщин-инвалидов и председательствуя в Общественной палате Республики Коми.

– Могу с уверенностью сказать, что в нынешнем учебном году ни в Ухте, ни в Сыктывкаре нет примеров, когда детям с ОВЗ отказали бы в приёме в обычные школы, – заявила Маргарита Колпащикова. – Несмотря на то, что во многих ухтинских школах есть необходимые условия для обучения детей с инвалидностью, кроме лифта (а значит, в таких школах они могут обучаться лишь в начальных классах, размещающихся на первом этаже), шквала заявлений на приём первоклашек с ОВЗ от их родителей не поступило. Следовательно, надо дальше работать с родительским сообществом. В этом пока самый большой «минус» – мы не сумели разбудить их активность. И они продолжают оберегать своих чад, создавая для них «особые» условия. Иной раз даже соседи не знают, что в квартире рядом живёт такой ребёнок.

Человеческий фактор – вот что самое главное в работе с детьми с особыми образовательными потребностями. Ведь к «особенным» детям нужно прежде всего повернуться лицом и перестать не замечать их и их проблемы.

Председатель городской психолого-медико-педагогической комиссии Томска Наталья Артюшенко рассказала о том, что всё, касающееся социализации детей с ОВЗ, возложено именно на их комиссию. И она старается не упустить ни одного ребёнка. Есть база данных детей-инвалидов и учреждений, имеющих к ним отношение, необходимые технологии, регулярно организуются курсы повышения квалификации для работников соцсферы.

Занимаются они и ранней диагностикой недугов детей, их подготовкой к поступлению в школу или детский сад. И, что очень важно, в их арсенале есть нормативно-правовая база, в которой закреплено и продекларировано право любого ребёнка включаться в общую среду. В каждом из 163 образовательных учреждений Томска каждого из детей с ОВЗ ведёт куратор. Всё финансирование осуществляется через департамент образования и благотворительные фонды.

– С финансированием у нас плоховато, а соцпрограммы реализуются по остаточному принципу, – рассказала представлявшая Бурятию Галина Горбатых, председатель регионального общественного фонда инвалидов-колясочников «Общество без барьеров». – Родители детей-инвалидов как никто другой нуждаются и в финансовой помощи на лечение. Любого такого ребёнка нужно поддерживать не 21 день, как в центре ранней помощи на сорок детей (у вас это – «Парус надежды»), а постоянно. Эти центры не могут всех обслужить. Ведь потребность гораздо выше…

Анастасия Бырка

Источник: www.communa.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ