Архив:

Эра немилосердия

Обреченные на забвение. Пути решения сложнейшей - особенно в условиях кризиса - проблемы пытались найти в России на минувшей неделе, на президентском Совете по делам инвалидов. Он, кстати, был создан по инициативе Дмитрия Медведева и собрался впервые. Обсуждали, как гарантировать социальную защиту 14 миллионам граждан страны. Пока положение дел плачевное: права инвалидов ущемляются, да и отношение к ним общества, прямо скажем, немилосердное. А тут еще тенденция наметилась: в ряде регионов стали больных людей здоровыми объявлять.

Сказать, что ничего для попавших в беду россиян не делается, впрочем, нельзя, но и достаточными эти меры не назовешь. Корреспондент НТВ Роман Соболь, изучая возможности переломить ситуацию, пришел к весьма неожиданному выводу.

На фотографиях Артёму чуть больше 20 лет - спортивный, крепкий, уверенный.

Артём Исаев: «Я был офицером спецназа - естественно, летал на крыльях. Только женился, ребенок должен был родиться. На службе получил травму тяжелую шеи, и жизнь перевернулась кардинально. Когда здоровый человек утром просыпается, то обычные радости жизни - что солнце светит, что близкие все здоровы - как бы не замечает».

У Григория подобный диагноз - несчастный случай, перелом шеи. Молодой человек почти двухметрового роста уже 18 лет прикован к инвалидной коляске, но сдаваться не хочет.

Григорий Фатеев: «Просто лежать, плевать в потолок - не интересно. Для чего ты родился? Даже в таком состоянии можно чего-то добиться».

Они оба работают. Григорий пишет программы, научился сам. По удаленному доступу настраивает интернет-серверы, в том числе зарубежные. Там, кстати, платят больше. Артём разрабатывает сайты и по телефону консультирует клиентов нескольких коммерческих фирм.

Похожие судьбы, а условия разные. У Григория - типичный соцпакет: стандартная квартира на первом этаже, коляска за счет государства, которая, правда, ломается часто. У подъезда есть пандус, но вокруг все дороги разбиты, не проедешь. Артёма можно считать исключением, лишь подчеркивающим общие правила.

Артём Исаев: «Не так много и нужно, в принципе-то: широкие проемы, пандус, лифт широкий, чтобы можно было спуститься, выехать. И это дает возможность инвалиду раскрыть свои возможности».

В Казанском реабилитационном центре несколько квартир построены специально для инвалидов. Дорого? Не очень. Все эти архитектурные особенности стоят не больше одного процента от общей сметы строительства дома. Плюс хорошая коляска, безлимитный Интернет. Мощный компьютер и дорогую плазменную панель Артём покупал уже на свои.

Хотя работающих инвалидов первой группы - по пальцам пересчитать. Не хотят работодатели рисковать. Раньше на заводах резервировали места для инвалидов, сейчас этот закон не работает. Раньше предприятиям, где трудились инвалиды, давали льготы, сейчас их сняли.

Алексей Белов, инвалид по слуху: «Пытался трудоустроиться, не дают работу - и все. Даже на дешевые места не берут».

Когда-то инвалидов по слуху охотно нанимали в шумные цеха, где обычные люди не выдерживают. На заводах был штат сурдопереводчиков. В 2004 году принят закон о сокращении подобных излишеств, переводчиков уволили. Слабослышащие работники, оказавшись в изоляции, тоже разошлись.

А вакансий в специализированных мастерских при Всероссийском обществе инвалидов на всех не хватает, да и они нынче еле выживают - мало заказов. Но если человек с тяжелым заболеванием все же находит место, ему выгоднее работать неофициально.

Илья Шишкин, инвалид первой группы: «Если ты устраиваешься, с тебя группу сразу снимают. Там вторая группа - денег меньше платят по инвалидности, льготы срезают. Вот поэтому люди не афишируют. Если работают, то молча, никому не говорят».

Дело в так называемых степенях трудоспособности - изобретение наших чиновников. Максимальное пособие (в 5 с половиной тысяч рублей) получают люди, не способные работать физически. Для инвалида каждая копейка на счету, но если он попытается заработать своим интеллектом, то нарушит нормативы трудоспособности и потеряет часть пенсии. Инициатива наказуема.

Алексей Ломакин-Румянцев, председатель Всероссийского общества инвалидов: «Изъять из законодательства этот термин как крайне необъективный и заменить в соответствии с новым определением, которое дает инвалидам конвенция. Заменить критерий для определения инвалидности, который действует сейчас, на международную классификацию, в которой очень четко все прописано».

Это одно из многих предложений, озвученных на Совете при президенте России. По оценке самих инвалидов, нынешнее законодательство, касающееся людей с ограниченными возможностями, слепое, глухое и хромает на обе ноги.

Государство всегда помогало инвалидам, конечно, в меру финансовых возможностей. Вопрос в эффективности. Одни и те же средства можно потратить по-разному. До сей поры чиновники решали дела инвалидов, не особо спрашивая мнения самих инвалидов. Совет при президенте способен наладить прямую связь. В этом принципиальное отличие.

Законы - лишь отражение настроения общества, а настроения бывают разные.

Мать Григория Фатеева: «Он поехал вот по этой дороге, и его обстреляли из пистолета».

Стреляли из пневматики, просто так. Такая агрессия - редкость, чаще встречается равнодушие. Инвалидов у нас сторонятся. Григорий вместе с друзьями решил провести в окрестных школах «уроки доброты», рассказать о себе.

Григорий Фатеев: «Обычно кого видят дети на колясках? Пьяниц, попрошаек. Но есть обычные, нормальные люди. Просто с небольшими недостатками».

Им трудно отрезать себе кусок хлеба, почистить картошку, подняться по ступенькам. Каждую минуту приходится доказывать себе и окружающим свою состоятельность, ответственность. Зато они становятся прекрасными администраторами, программистами. Современные технологии снимают барьеры.

В Германии в Министерстве соцзащиты треть сотрудников - люди с ограниченными возможностями. Возможно, именно поэтому немцы впереди планеты всей по части адаптации инвалидов. Чиновник, знающий проблему изнутри, будет зорко следить, чтобы деньги, адресованные инвалидам, не растворились бесследно. И случаи, подобные недавним событиям в Самаре, будут исключены.

Иван Суховерх, президент региональной общественной организации инвалидов «Гармонии»: «Нам сверху даны указания: чем меньше будет инвалидов, тем больше будет денег».

Самарские власти отменили инвалидность у детей, больных аутизмом, церебральным параличом, слепых. В Екатеринбурге закрывают спецшколу для инвалидов - сиюминутная экономия бюджета.

Свобода передвижения Артёма Исаева раньше имела жесткий радиус - пять километров. Таков запас аккумулятора его коляски.

Артём Исаев: «Я в центре Казани уже, наверное, лет 15 не был. А хочется посмотреть Кремль, прокатиться».

Сейчас в Казани появились автобусы с подъемниками для колясок, в метро смонтировали подвижную платформу, хотя минимальная помощь прохожих все равно нужна. Мечта сбылась - Артём впервые за 15 лет увидел Казанский Кремль. А гигантской мечети здесь раньше не было...

У Григория Фатеева тоже недавно произошло знаменательное событие - к ближайшему магазину пристроили пандус.

Григорий Фатеев: «Я в магазине до этого лет 16 не был. А тут посмотрел, сказал, что хочу булку, и мне ее купили. Такая мелочь, но никто не задумывается, насколько это для нас важно».

Источник: ntv.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ