Архив:

Добрые сказки Вепсского леса: волонтёр, друг, папа...

Что такое счастливый случай, Витя Судаков знает точно. До 11 лет из своих 13 он был одним из сотен детей, живущих в павловском детском доме-интернате (ДДИ) №4 под Петербургом. Установленным распорядком дня, определённым кругом общения и диагнозом ДЦП, который не оставлял шансов на самостоятельное передвижение вне коляски. Так и было, пока два года назад в отдалённом уголке Ленобласти, в Вепсском лесу, в селе Винницы не состоялась встреча волонтёров, работающих с особыми детьми, а также самих детей из ДДИ. Такие поездки организуются уже с 2009 года, однако на этот раз результаты оказались поистине непредсказуемыми.

Реальность, вышедшая из кадра

Артур Максимов оказался в этом летнем лагере почти что случайно: его просто попросили снимать происходящее на видео, чтобы потом сделать документальный фильм. Однако вместо ожидаемых одного-двух дней он пробыл в Подпорожье все десять. А когда пришла пора расставаться, один из мальчиков, тот самый Витя, просто… повис у Артура на шее, не желая прощаться.

Через некоторое время благотворительная организация снова пригласила Артура – на этот раз в качестве сопровождающего лица для Вити на одном из мероприятий. С тех пор эмоциональный контакт установился уже окончательно, а визиты в Павловск по выходным стали уже и традицией, и потребностью.

Первые шаги

– Там, в детском доме, стоит такой запах… я бы назвал это запахом безысход­ности. Идёшь по коридору, а к тебе выбегают навстречу, тянут руки… Это тяжело. Надо было сразу прийти к мысли, что ты здесь не ради жалости, а для того чтобы помочь, – вспоминает Артур.

Через некоторое время удалось выяснить: Витя имеет перспективы ходить самостоятельно! Но для этого нужны серьёзные операции – по одной на каждую ногу. Как ни странно, квоту на их выполнение в Пушкинском детском ортопедическом институте им. Г.И. Турнера получили довольно быстро. И весной 2012 года Вите пришлось пройти этот нелёгкий процесс.

Всё это время и в больнице, и в интернате (между двумя операциями) с ним был Артур. Иногда внутренний запас сил и энергии всё же кончался, и тогда его подопечный делал что-то такое, что доказывало: всё происходящее – не зря.

Так, однажды в клинику приехала съёмоч­ная группа одного из телеканалов. Среди пациентов, с которыми решили пообщаться журналисты, оказался и Витя. На простой вопрос «Ты веришь в чудо?» он неожиданно ответил: «А у меня Артур есть…»

После окончательной выписки в середине июня молодой человек понял, что оставлять ребёнка в ДДИ – значит, свести на нет всё лечение, поскольку средства реабилитации здесь отсутствуют, должное внимание со стороны персонала – тоже. А значит, есть все шансы вернуться в ко­ляску… Приезжать в Павловск каждый день – довольно сложно. Что делать? Надо вместе отправиться на море – такое решение подсказала сама медицинская документация. Она гласит, что санаторно-курортное лечение должно быть у ребёнка не реже чем раз в год.

Как «пробивали» ту поездку, Артур может рассказывать долго. Взаимодействие с самыми разными ведомствами, активная переписка… Его юридическое образование здесь пригодилось как нельзя более кстати.

Путёвку получить удалось от Минздрава, но без оплаты проезда сопровождающего лица (поскольку льготы по инвалидности были монетизированы). И не на лето, а… на декабрь.

Пришлось искать летние варианты санаторного лечения самостоятельно. Наконец, нашли – в Анапе. Однако сумма, которая приходилась и на ребёнка, и на самого Артура, получалась явно неподъёмной. И снова – чудо. В последний момент, за несколько дней до заезда, по каналам волонтёров нашёлся… представитель крупного бизнеса, который, узнав о ситуации, помог материально.

На побережье Чёрного моря они всё-таки поехали, и, как подчеркнул Артур, если туда Витя уезжал с ходунками, то в Петербург возвращался уже… на своих ногах. Без целительной солёной воды и горячего песка это было бы практически невозможно.

С чистого листа

Так и сложилось, что за два года молодому юристу пришлось буквально с чистого листа выучить всё, что касается реабилитации. Со временем он стал для своего подопечного и массажистом, и инструктором по лечебной физкультуре, и психологом… Своё здоровье, однако, стало заметно «сдавать»: на фоне стрессов и переживаний нередкими стали ОРЗ, появились серьёзные стоматологические проблемы…

Интеллект у Вити сохранный, более того, как говорят специалисты, – высокий уровень реабилитационного потенциала. Это значит, что некоторое отставание вполне можно наверстать.

Сейчас идёт активное освоение городского пространства, навыков общения, а также основ чтения и счёта. Будучи когда-то улыбчивым, но малоговорящим ребёнком, он становится всё более открытым и любознательным. С распахнутым доверчивым взглядом карих глаз и удивительной памятью на имена окружающих людей.

К себе домой на выходные Артур стал брать мальчика достаточно давно. Потом уже, в начале этого года, по договорён­ности с интернатом, увёз оттуда совсем. Побегав по инстанциям, он сумел «пробить» статус «гостевой семьи». Теперь надо лишь раз в месяц приезжать в ДДИ, чтобы наглядно показать – всё в порядке.

«А кто вы сейчас для Вити, по про­шествии двух лет?» – спрашиваю его напрямую.

«Витенька, кто я для тебя?» – тут же перенаправляет он вопрос мальчику, который всё это время находится рядом, за одним столом, по-своему поддерживая беседу.

«Ты – мой друг. Ты – мой брат. Ты – мой папа…»

Елена Петровская

Источник: argumenti.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ