Архив:

Какие у города "Перспективы"

Уникальный центр для тяжелых инвалидов зацепило в войне государства с НКО

«Гром гремит! — говорит Михаил и бьет в барабан. — Покажи, как гремит гром». Непослушные, завернутые улиткой кисти рук его собеседника не могут ни взять инструмент, ни ударить в него. Михаил берет его руку и стучит ею по барабану, парень мотает головой и радостно мычит. Инструмент переходит к следующему участнику — голова его безвольно висит и руки совсем не слушаются, но ему тоже помогают извлечь стук. В центре дневного пребывания молодых инвалидов обычная утренняя разминка.

Первые несколько минут смотреть на это случайному человеку тягостно, но волонтеры буднично спокойны, терпеливы и веселы. После разминки они будут вместе с подопечными поливать цветы, рисовать, мыть посуду, репетировать спектакли, заниматься физкультурой. Это их работа — по графику (кто-то ежедневно трудится в центре, кто-то — по выходным) и бесплатно (компенсируется только проезд и обед). Центр создан общественной организацией «Перспктивы», в ней 100 специалистов и около 60 волонтеров, в основном молодые люди, студенты вечерних отделений, которые работают с инвалидами постоянно.

В оперетту и зоопарк

В пятимиллионном городе такой центр единственный. Есть детские учреждения, есть два взрослых, государственных, в Адмиралтейском и Калининском районах, но туда принимают только нетяжелых, и только на три месяца, и добираться нужно самим и т. д. Для взрослых тяжелых инвалидов есть страшные психоневрологические интернаты (и в них очередь 800 человек) и — «Перспектива», куда подопечных утром забирают на спецавтобусе, вечером развозят домой — каждый будний день, столько месяцев и лет, сколько нужно.

«Мы хотели устроить дочь в интернат. Пока шла на прием к главврачу, такого насмотрелась, что поняла: я никогда не смогу оставить здесь Свету, — рассказывает Елена Щербина. — А в «Перспективах» я даже заплакала после первого визита — в них было столько участия, такие лица человеческие, и самое главное: их тяжелые подопечные улыбались».

Вся жизнь Елены и ее мужа 23 последних года посвящена дочери. Тяжелая родовая травма. Врачи сказали, что она не будет ни ходить, ни сидеть, ни говорить. Никогда. Родители не сдавались, лечили, возили по санаториям: в 5 лет Света пошла, в 9 впервые взяла в руки ложку. Сейчас ходит, может одеться, отрезать себе хлеба, учит буквы. Но оставить ее без внимания нельзя ни на минуту. «Человек, у которого нет такого ребенка, не может себе представить, что в проблему превращается даже поход в магазин: Света хватает что-то с полок, нервничает, скучает, если ты решил что-то примерить. Невозможно сходить в парикмахерскую, поликлинику… После того как мы нашли «Перспективы», я могу спокойно заняться всем этим. Я работаю, у меня свой небольшой бизнес. Если нужно ехать в командировку, отправляем Свету в «Гостевой дом»: это тоже детище «Перспективы», там можно оставить ребенка на две недели. Мы теперь ходим куда-то с мужем вдвоем! Мы же этого не могли себе позволить. Понемногу начали делать ремонт в квартире, со Светой это невозможно. В прошлом году я даже смогла съездить в Москву, когда у старшей дочери родился ребенок», — рассказывает Елена.

Но главное — в центре «Перспективы» нравится самой Свете. Девушка с удовольствием работает в мастерских и в меру возможностей приобщается к культурной и светской жизни: была в Эрмитаже, театрах, на конных прогулках в Дюнах. «В прошлом году они на две недели уезжали в палаточный городок на Финский залив. Волновалась, хотя знала, что этим людям можно доверять. Приехали за ней, выходит навстречу — улыбается, загорелая, комарами обкусанная. Я никогда не видела своего ребенка таким счастливым!» В этом году в палаточный городок Света не попала — очередь большая.

И ситуация во многих семьях гораздо хуже: чаще всего папы не выдерживают такого напряжения, и инвалида тянет одна мама. Без работы, без всякой поддержки она оказывается в полной изоляции. «У нас много друзей, мы не бедствуем. Многим родителям намного тяжелее. «Перспективы» — спасение для всех», — говорит Елена Щербина.

Признаков шпионов не усматривается

Правда, не всех тут способны принять. Маленького помещения на Кутузовской набережной, которое центру в 2006 году бесплатно выделила Валентина Матвиенко, не хватает, существует очередь. Город согласился передать в безвозмездное пользование более просторное помещение в Калининском районе. Есть благотворители, которые готовы помочь с ремонтом — а ремонт зданию требуется основательный, многомиллионный, в «Перспективах» надеются, что соглашения будут подписаны и следующие 20 лет они смогут работать в новом доме.

На вопрос, смогут ли они работать вообще, ответ пока положительный. Кампания против некоммерческих организаций, среди которых ищут иностранных агентов, не прошла стороной, здесь тоже была прокуратура. Нашли нарушение — зарплата работникам организации выплачивалась не два раза в месяц, а один. «Вообще-то об этом нас просили сами работники. Но мы исправились — выплатили аванс, а я сама себе вынесла выговор», — улыбается директор «Перспектив» Мария Островская. Общественники обратились с запросом в Министерство юстиции: можно ли признать их иностранным агентом — политической организацией, получающей финансирование из-за рубежа. Ответ из Минюста гласил, что «признаков иностранного агента не усматривается».

Когда закончится тихий час?

В «Перспективах» не скрывают, что наряду с петербургским благотворителями у организации есть зарубежные доноры. Она и задумана иностранкой. В 90-е годы Маргарете фон дер Борх из Германии изучала славистику в Петербурге, случайно попала в интернате № 4 в Павловске — попросили помочь с переводом. В отделении для тяжелых Маргарете увидела лежащих детей, уставившихся в потолок, и спросила: «А когда закончится тихий час?» Ей объяснили: у них тихий час не закончится, брошенные всеми дети не могут говорить и двигаться, могут только лежать и страдать. Из первых волонтеров, которые стали приезжать и помогать персоналу интерната, выросло ядро «Перспектив».

С 1996 года объем помощи вырос многократно. Специалисты организации помогают лечить детей, волонтеры открывают для них большой мир — музеи, выставки, отдых на природе. Дети узнают, что их можно жалеть и любить. «Это тяжелые больные, исцеления в их случае быть не может. Но если ребенок просто лежал, а теперь не просто лежит, а кивает головой в такт музыке — для нас это огромное достижение», — говорит Светлана Мамонова из «Перспектив». Светлана рассказывает историю волонтера Маши Ягодиной. В Павловском интернате 24-летняя Маша познакомилась с Андрюшей, слепым от рождения мальчиком, который не ходил, не говорил и ростом в свои 12 лет походил на шестилетнего. Профессиональный дефектолог, Маша много занималась с Андрюшей, а потом забрала к себе. За год жизни дома Андрей вырос на 20 см, научился ходить и говорить: на свадебной фотографии Марии рядом с невестой улыбается симпатичный мальчишка в темных очках.

Выросших подопечных специалисты и волонтеры ведут дальше, в психоневрологическом интернате в Петергофе, куда инвалиды попадают, когда формально вырастают из детства. С 2000 года «Перспективы» открыли третье — семейное направление, центр на Кутузовской набережной — только один из пунктов этой большой программы. 11 июня в нем прошел день открытых дверей, как и еще в 30 некоммерческих организациях — еврейском благотворительном центре «Хэсэд Авраам», детском негосударственном приюте «Берег», Институте развития свободы информации, Комитете «Солдатские матери», экологической организации «Беллона» и др. В НКО говорят, что, открыв двери, они ответили на «черный пиар» властей. «Весь этот шум, связанный с проверками и подозрениями, подрывает только формирующееся доверие между обществом и некоммерческими организациями, — говорит Мария Островская. — Мы стараемся быть открытыми, чтобы это доверие укреплять».

Ольга Гнездилова

Источник: www.novayagazeta.spb.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ