Архив:

"Моя задача - нести свет"

Организатор фестиваля творчества для инвалидов "Парафест" о том, как не превратиться в обывателя и начать помогать людям

Основатель одного из крупных российских благотворительных порталов и организатор фестиваля спорта и творчества "Парафест" Мария Селихова — инвалид первой группы. Но диагноз ДЦП не мешает девушке помогать людям с ограниченными возможностями. В 16 лет она создала портал «Спешите делать добро», выучилась на соцработника, получила диплом юриста и сейчас помогает инвалидам решать правовые проблемы. «МН» поговорили с Марией о том, с какими трудностями сталкиваются инвалиды в России и почему не работает программа «Доступная среда».

— Заниматься общественной деятельностью вы начали в 16 лет, создав портал «Спешите делать добро». Сейчас сайт очень популярен, но что тогда побудило вас его открыть?

— Мои родители крайне редко обращались за помощью к людям. Это было только один раз, когда нужна была легкая инвалидная коляска. В то время ее было трудно достать, и мы обратились на сайт «Зов милосердия». Я написала туда сама, и какое же было удивление, когда его хозяин — Андрей Ильичев быстро ответил и помог. С тех пор мы дружим, потом Андрей уехал в Германию и сайт оставил мне и Михаилу Кутузову, еще одному моему другу. Очень хотелось сделать сайт узкого направления именно по детскому церебральному параличу. Но окончательно решилась только после того, как я побывала в реабилитационном центре «Царицыно». Там я увидела, что люди разных возрастов, разного уровня развития сидят за одним огромным столом и играют в кубики. Это так ужаснуло меня, ведь в палатах я видела, что кто-то вышивает красиво, кто-то вяжет. Почему же это нельзя было использовать в качестве трудотерапии? Поэтому я и решила сделать сайт не только благотворительного направления, но и творческого.

— На ваш сайт ежедневно обращается за помощью множество людей, в том числе с диагнозом ДЦП. О чем просят чаще всего?

— Чаще всего люди просят денег на лечение, на реабилитационную технику. Некоторые обращаются за юридической и психологической помощью.

ДЦП — это заболевание на всю жизнь, оно полностью не вылечивается, но шансы на улучшение есть в любом возрасте, поддержка жизнедеятельности организма нужна хотя бы раз в год. У нас в стране, к сожалению, людей с последствиями ДЦП лечат только в детстве, дальнейшее лечение считают неперспективным. Это и объясняет большой поток писем о материальной помощи. Например, тренажер, который мне необходим, стоит от 170 тыс. руб., а моя пенсия девять тысяч.

Пока происходит это деление на «своих» и «других», ни о каких равных правах не может быть речи

— Когда и как у вас появилась идея организовать "Парафест"?

— Лично для меня толчком послужила Паралимпиада. Наблюдая за успехами наших спортсменов и в то же время общаясь с разными творческими людьми, я поняла, что для них тоже нужна своя Паралимпиада. Конечно, уже много лет существует ПараАртиада, но там другая система, и к тому же она медленно раскручивается. Поэтому вопрос создания некого пространства широкого масштаба, в котором люди с ограниченными возможностями смогли бы реализовать себя, давно назрел. Если в первом фестивале принимало участие 50 организаций, то в 2012 году — 160. Такая статистика говорит сама за себя.

Фестиваль дает людям возможность раскрыть свои таланты, завести новые знакомства и полезные связи, мы проводим различные конкурсы. Например, в этом году в рамках "Парафеста" мы провели конкурс «Империя красоты». У нас было семь прекрасных девушек-участниц, которых выбирали посетители нашего сайта.

В рубрике «Нормальные люди» мы рассказываем о тех, чья деятельность делает нашу страну нормальной: открытой, дружелюбной, удобной для жизни. Выбор героев субъективен. Поэтому, если вы считаете, что мы должны обязательно написать о ком-то — просто предложите героя в комментариях к любой статье рубрики.

— Вы работаете помощником депутата Совета депутатов Пущино и заместителем председателя городской Общественной палаты. Какими вопросами вы занимаетесь?

— Занимаюсь внутригородскими вопросами, веду прием граждан, пишу депутатские запросы и многое другое. Благодаря моему юридическому образованию иногда занимаюсь подготовкой документов, разработкой различных проектов. Это текущая работа, бесплатная, но очень интересная. Люблю слушать людей, люблю анализировать ситуацию и иногда находить нестандартное решение проблемы.

— Вы оказываете и юридическую помощь людям с ограниченными возможностями. С какими проблемами к вам обращаются?

— Практика у меня пока небольшая, иногда провожу консультации, веду юридическую колонку в газете. Чаше всего нарушается гражданское, жилищное, трудовое право. Нередко приходится сталкиваться со страшными аморальными фактами, когда взрослые дети продают квартиры вместе с родителями, пользуясь их любовью и доверчивостью. Очень болезненные вопросы для инвалидов по УЖКХ и социальной защите, где некоторые поправки в законах на самом деле ущемляют права инвалидов.

— Замечаете ли вы, что общество становится толерантнее по отношению к инвалидам?

— Ответ может показаться страшным, но факт остается фактом. Да, в отличие от советского времени общество сейчас знает, что есть люди с инвалидностью, о них говорят и пишут. Но мало кто из прохожих, когда ты карабкаешься по ступеням, подойдет и скажет «давайте я вам помогу». Я убеждена в том, что пока не произойдет переоценка позиций, люди не будут мыслить категориями единого целого. Пока происходит это деление на «своих» и «других», ни о каких равных правах не может быть речи.

— Проблемы с трудоустройством по-прежнему существуют?

— Казалось бы, при развитии высоких технологий инвалиды могут работать почти с любым диагнозом, это люди, которым природа обязательно компенсирует то, что отняла у них болезнь. Они могут быть талантливыми и могут приносить огромную пользу обществу. Но, к сожалению, порядок установления групп инвалидности еще не обновился. Закон не говорит прямо, разрешено это или запрещено, оставляя врачу право выбора. Но, к сожалению, врач очень часто выносит жестокий приговор.

Когда общество поймет, что инвалиды — это люди не с ограниченными возможностями, а просто с повышенными потребностями, только тогда мы сможем почувствовать себя защищенными

— Как вы считаете, нужно ли России антидискриминационное законодательство?

— Нет. В нашей стране почти все законы на местах не работают. Приведу самый горячий пример — государственная программа «Доступная среда». Она хорошо работает? Нет. Даже в небольшом городе эта программа идет с большим трудом, там ссылаются на слишком малое финансирование со стороны федерального бюджета. Но причина в другом. Когда общество поймет, что инвалиды — это люди не с ограниченными возможностями, а просто с повышенными потребностями, когда произойдет подобная революция в сознании у всех людей, только тогда мы сможем почувствовать себя защищенными.

— Что сейчас происходит с программой «Доступная среда»?

— Я не специалист, хоть и вхожу в городскую комиссию, но любому человеку видно, что эта программа идет с большим трудом. На реализацию программы предусмотрено очень мало денег. Большинство регионов проводят мониторинг своих объектов на предмет доступности, оформляют паспорта. Эту работу выполняют простые социальные работники, не имеющие ни соответствующего образования, ни навыков, потому что на специалистов у администрации не хватает средств. В итоге выявляются только физические недостатки объектов без проверки доступности путей движения. Про слабовидящих и слабослышащих зачастую просто забывают.

— Что же нужно делать, чтобы программа заработала?

— На один правильно установленный пандус нужно заложить в бюджет 500 тыс. руб. Но о каких 500 тыс. может идти речь, если на фестиваль, который проводится в рамках программы «Доступная среда», Министерство социальной защиты Подмосковья не смогло выделить 50 тыс. рублей! Даже на этом маленьком примере четко видно, что политика страны нуждается в нравственной реформе. Тут я согласна с Фраклином Рузвельтом, который говорил, что экономические бедствия стран чаще всего происходят «из того, что ведущие деятели финансов и бизнеса пренебрегали простейшими принципами справедливости».

— Когда вы впервые задумались о том, чтобы начать помогать другим людям? Что заставляет вас этим заниматься?

— Каждый человек приходит в этот мир с определенными целями и задачами, на осознание и выполнение которых — пусть через боль, сложности, препятствия — уходит вся его жизнь. И я это понимала с раннего детства. Но по-настоящему все началось, пожалуй, в 15 лет — вместе с юношеской переоценкой себя, мира и своего места в мире. Да, я могла бы жить жизнью простого обывателя, это ничем не хуже и не лучше, до поры до времени. Но однажды каждый человек словно прозревает и восклицает: «Боже, как хочется жить. Жить, не выживать!» — и порой выдает такое, что мигом заполняется вся его жизнь. Мне помогли это осознать родители, сестра, друзья, которые чаще всего были старше меня по возрасту, книги и музыка. Поэтому моя жизнь просто не могла быть жизнью обывателя. Моя задача — нести свет.

Александра Ильина

Источник: mn.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ