Архив:

Почему мать ребенка-инвалида чувствует себя белой вороной

Ей приходится каждый раз доказывать, что ее ребенок такой же, как все, только особенный. Мальчик с диагнозом запоминает книжки, но плохо говорит и не контролирует эмоции.

Советовали сдать в интернат

- «Добрые» люди советовали сдать сына в интернат, спрашивали, зачем нам этот крест нужен? Каждый раз приходиться доказывать, что он такой же ребенок, как все. Дети очень жестоки. Они спрашивают, почему он такой большой, а говорит хуже меня. Взрослые не могут объяснить им, что есть такие дети, и наверное, это норма, — вытирает мокрые от слез глаза бердчанка Анжелика Валуцкая.

Она никогда не думала, что будет чувствовать себя белой вороной. Ей непросто выходить с семилетним Егоркой на улицу, посещать поликлинику. По закону дети-инвалиды имеют право проходить без очереди, но его матери неловко заявить об этом. Из-за поведенческих расстройств рослый мальчик может неожиданно закричать в очереди, и тогда все начинают оглядываться и шушукаться. В такие минуты Анжелика готова провалиться сквозь землю. Она старается успокоить Егорку, который требует постоянного внимания.

Все равно выжил

Анжелика Булатовна верит, что ее сына еще можно вытянуть. У него диагноз — слабоумие легкой степени. Специалисты иногда снимают диагноз, если наблюдают положительную динамику. Семь лет назад, когда Егор появился на свет, его мама мечтала лишь о том, чтобы малыш выжил. Когда детский невролог сообщила, у новорожденного поражение центральной нервной системы, Анжелика еще не знала, что это означает. Осознание беды пришло позже, когда она каждый день с ужасом ожидала вестей из реанимации, куда родителей не допускали. Под контролем аппаратов мальчик провел первый месяц жизни.

- Мы каждый день звонили и спрашивали, как чувствует себя Егор. Я боялась услышать самое плохое. Поэтому просила позвонить мужа. Каждый раз, узнав, что он жив, вздыхала с облегчением, — вспоминает трудное время мать.

Врачи не обнадеживали родных. Шансы мальчика оценивали в 20%. А Егорка зацепился крепкими кулачками за жизнь, и через два месяца после рождения в первый раз оказался дома. Когда ему исполнилось полгода медики сняли страшные диагнозы. Кисты в головном мозге рассосались и казалось, что все плохое позади. Позже Анжелику стало настораживать, что малыш не говорит.

- У меня он не первый ребенок (сейчас его сестре Лилии 22 года). Знала, как должно быть. Видела разницу, — вздыхает Анжелика.

Не пустили в туалет

Вначале мальчику поставили диагноз «задержка психического развития». Потом изменили на нынешний и дали группу инвалидности. В пять лет Егор пошел в коррекционную группу детского сада. Он отличался от других детей тем, что не мог сам одеваться. Родители не в силах забыть, как однажды сын оделся позже всех и попросился в туалет. Воспитатель ответила, что некогда. На прогулке малыш описался и скорчившись просидел всю прогулку на снегу.

- Я всегда защищаю своего ребенка. В садике не молчала, конфликтовала. В мае собрали комиссию и попросили нас уйти. Даже года не дали доходить, — замечает Анжелика Булатовна.

Слабоумный — не дурак

Так в шесть лет жизнь Егорки вновь замкнулась в стенах квартиры. Мальчик очень общительный и скучает по своим друзьям. Когда он выходит на прогулку многие родители стараются держать детей подальше от него. Конечно, бывают исключения. Егор надолго запомнил маленькую девочку, которая подошла и угостила конфеткой. Об этом он рассказал всем родственникам.

Егор окружен любовью и вниманием близких. Родные отмечают, что мальчик добрый, отзывчивый и совсем не умеет хитрить. Всегда старается помочь по хозяйству. У него замечательная память. Запоминает книги после первого прочтения, целиком, а говорит плохо. Зато с удовольствием рисует телевизоры, компьютеры и провода.

Родители волнуются, думая о будущем. В сентябре Егорка должен пойти в школу. Ему рекомендована программа восьмого типа: часть уроков (труды, рисование) он может посещать вместе с другими детьми.

- Порой даже взрослые говорят, не задумываясь. У нас, как считается, если слабоумный — значит дурак, а если дурак, то ничего не понимает. А он понимает, и очень расстроился, когда один раз услышал такое. Потом долго спрашивал: «А что это значит? А я ведь не такой?». Как я могла ему объяснить? — задается вопросами Анжелика.

Анна Ноговицина

Источник: www.kurer-sreda.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ