Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Инвалид: категория, звание, статус?

Я довольно скептически отношусь к вопросу правомерности применения термина «инвалид» и необходимости использовать термин «человек с ограниченными возможностями». Однако вопрос в другом. В отношении обычных людей к тем, кого они называют инвалидами или, повинуясь новомодным правилам политкорректности - людям с ограниченными возможностями.

Сразу хочу оговориться, что мнение другого человека я стараюсь уважать и заранее попросить прощения у тех, для кого слово «инвалид» неприемлемо. Я даже не хочу приводить примеры с происхождением этого термина и его соответствием англоязычному термину «disability». Не хочу сейчас вспоминать и пояснения в отношении терминологии международных правозащитных организаций, экспертов ООН и т.п. Они, кстати в русскоязычных вариантах текстов хоть и заменили «инвалид» на «человек с ограниченными возможностями», но адекватной замены термину «инвалидность» так и не нашли. Хочу просто понять, что в это слово вкладывают обычные люди, да и сами люди с ограниченными возможностями.

Так кто же такие инвалиды? Почему их выделили в отдельную группу людей и по какому принципу это происходит? Не замечали, в каком контексте часто употребляется термин «инвалид»? Заголовки многих печатных или электронных СМИ пестрят заголовками «Прокуратура Энска защитила права инвалида», «Президент страны заявил о необходимости интеграции инвалидов в общество»? Хотя, в последнем случае чаще говорят «человек с ограниченными возможностями», потому как пресс-службы серьезных государственных, политических и коммерческих структур свято соблюдают правила политкорректности. Ну, а бульварная пресса (да и многие «серьезные» СМИ) совсем не стесняются в выражениях: «Инвалид сгорел в доме престарелых», «Инвалида ограбили прямо у подъезда его дома», «Два инвалида попали в вытрезвитель» и т.п. Причем слово «инвалид» употребляют как универсальную характеристику человека, мало обращая внимание на другие.

Сам, кстати, долго не мог понять, почему в категорию инвалидов попали одни и не считаются инвалидами другие. Потом сообразил - инвалидами у нас принято называть людей, которые каким-либо образом относятся к системе социальной защиты. Т.е. имеющие определенную материальную поддержку государства - пенсии, льготы на оплату жилья, проезд в транспорте, приобретение лекарств, санаторно-курортное лечение и т.п. Чуть позже опять засомневался: государственные чиновники разных рангов, депутаты, начиная с местных советов и до уровня высшего законодательного органа власти страны льготами и материальной поддержкой государством далеко не обижены, но к категории инвалидов их почему-то не причисляют...

По внешним признакам? Тоже не то. Многие люди с ограниченными возможностями внешне ничем не отличаются от обычных людей, но если узнают, что он слабослышащий или ампутант (даже если внешне это совершенно не заметно, что вполне вероятно, принимая во внимание современные технологии протезирования), сразу готов ярлык - «инвалид»

По принципу ограничения их физических возможностей? Позвольте усомниться. Если инвалидов выделяют именно по принципу каких-либо физических ограничений, то почему в эту группу не попали люди, например, с ожирением, они ведь тоже значительно ограничены в своих физических возможностях, некоторые из них - даже больше, чем те же инвалиды-колясочники, не говоря уж о слабослышащих людях или людях, живущих с сахарным диабетом. Или, например, люди нетрадиционной сексуальной ориентации. Они физически лишены возможности иметь потомство, возможности, веками считавшейся одной из наиболее значимых для человека. А те же незрячие и даже многие спинальники рожают здоровых ребятишек. Однако часто ли вы встречали в прессе «Человек с ожирением попал в автомобильную аварию» или «Лесбиянка выиграла в лотерею»?

Почему детей с синдромом Дауна называют «даунятами», а то и просто «даунами»? Почему полных детей не называют «полнятами», а худых - «худятами»? Да мало ли еще отличий у детей. Но никто не различает детей по признаку заболевания гастритом или плоскостопием.

Если уж до конца разобраться с определением, гласящим, что «инвалид - человек, у которого возможности его жизнедеятельности в обществе ограничены из-за его физических, умственных, сенсорных или психических отклонений», то на поверку окажется, что не все зрячие люди могут читать и писать, в отличие от многих незрячих людей. Физически здоровые люди годами нигде не работают и не собираются этим заниматься, предпочитая пьянствовать, а люди с нарушениями опорно-двигательного аппарата обеспечивают материально и себя и свои семьи. Не имеющие «умственных или психических отклонений» говорят и делают такое, что начинаешь сомневаться в отсутствии у них этих самых «отклонений». Ту же Ксюшу Собчак считают вполне «умственной» девицей, а Владимира Вольфовича - психически здоровым человеком и серьезным политиком. Но парня с синдромом Дауна или аутизмом даже сортировщиком почты не возьмут работать, потому, что он - «инвалид»...

Что дала смена термина «инвалид» на «человек с ограниченными возможностями»? То, что использование второго является признаком терпимости и политкорректности? Да, высшим государственным чинам их имиджмейкеры вдолбили, что нельзя использовать слово «инвалид», во всяком случае - перед объективами телекамер. Вы заметили изменение их отношения уже к «людям с ограниченными возможностями»? К «людям с ограниченными возможностями» стали терпимее относится обычные люди? «Особые дети» массово пошли в детские сады и обычные школы?

Мы любим издеваться над американцами с их политкорректностью, но сами автоматически содрали у них их handicapped (с физическими, умственными недостатками), disabled (покалеченный), disability (затруднения, нарушение функций человека, помеха, препятствие), differently abled (с иными возможностями), physically challenged (человек, преодолевающий трудности из-за своего физического состояния). Многие даже научились пользоваться этой терминологией. Некоторая часть людей с инвалидностью этим была удовлетворена, мол, перестали называть инвалидом. Ну а дальше? Что принципиально изменилось со сменой терминов. Вы сами много сможете привести примеров таких изменений.

Хотя, нет, кое-что изменилось. Вместо того, чтобы относиться людям с ограниченными возможностями, как к врачам, учителям, инженерам, продавцам, грузчикам, ученым, бизнесменам, программистам, да, в конце концов, - Иванову, Петрову, Сидорову, их переименовали из «инвалидов» в «людей с ограниченными возможностями». И подмена терминов здесь не только ничего не изменила по существу, но и укрепила обычных людей в их вере в то, что, используя, политкорректные термины, они автоматически стали людьми терпимыми, гуманными и с передовыми взглядами. Они будут дискриминировать инвалидов в их попытках найти работу, поступить в институт, попасть в больницу, банк, театр, отказываясь оборудовать их пандусами или разметкой для незрячих. Родители обычных детей будут возмущаться по поводу обучения в классе с их детьми детей-инвалидов. Но при этом они будут говорить «люди с ограниченными возможностями» и «особые дети»...

В заключение хочу еще раз повторить: Если для Вас более приемлем термин «disability», то никто не вправе отказать Вам в обращении именно так. Но все же хочу сказать и о том, что я убежден в том, что и «инвалидность», и «disability» - термины абсолютно пустые и не несущие практически никакой смысловой нагрузки. Какие у вас ассоциации возникают при слове «вода»? Вода в стакане, море, лужа, дождь, водопровод? Необходимо уточнить, не правда ли? Вот примерно так же я отношусь и к «инвалидность», и к «disability». И предпочитаю различать людей по их интеллекту, темпераменту, профессиональным качествам, определенным чертам характера, да, в конце концов, по цвету волос или футбольной команде, за которую они болеют, а не принадлежности к категории инвалидов или людей с ограниченными возможностями.