Архив:

Управа на "анти-Гиппократа"

Кто и как несёт ответственность за врачебную ошибку в России и Германии

В России сейчас активно обсуждается законопроект о страховании пациентов от врачебных ошибок. В Германии с начала нынешнего года уже действует Закон о защите пациентов, регулирующий в том числе ответственность медиков за лечение больных и право пострадавших пациентов на получение компенсации, соразмерной врачебным ошибкам. Что характерно: российский законопроект, внесённый отечественным Минздравом, уже вызывает многочисленные и, как правило, закономерные вопросы не только у простых людей, но и у отечественного медицинского сообщества. Поэтому, возможно, будет небезынтересно присмотреться к немецкому опыту. В том нет ничего постыдного, учитывая, что Германия в данном вопросе опережает Россию, в которой, по сути, только сейчас вводится в юридический оборот понятие «врачебная ошибка».

Есть идея!

Название изменить, смысл – расширить

Итак, в ФРГ уже действует, а в России вскоре будет действовать закон, смысл которого заключается в ответственности врачей за последующее состояние излечиваемых. Какая, казалось бы, разница, как называются российский законопроект и немецкий закон? Однако после прочтения названия первого ассоциации возникают примерно такие же, как у Мишки Квакина из «Тимура и его команды», который впервые в жизни видит слово «ультиматум» и мрачно осмысливает его следующим образом: «Бить будут!» Конечно, среднестатистический россиянин термин «обязательное страхование» прекрасно знает. И именно поэтому может перевести его почти «по-квакински»: «Опять сдерут деньги! В обязательном порядке».

Название немецкого закона – вроде бы аналогичного по смыслу – предельно чётко определяет, что речь в нём идёт о защите пациента. И тут есть один отнюдь не лингвистический нюанс. Только ли от врачебных ошибок стоит защищать пациента? Нет ли куда большей опасности? Ведь согласно статистике в немецких больницах люди чаще умирают не от ошибок врачей (80–100 доказанных случаев в год), а из-за… несоблюдения в них гигиенических стандартов (до 40 тысяч смертей ежегодно). Зададимся циничным вопросом: настолько ли важно умершему, что стало причиной его гибели: дрогнувшая с похмелья рука хирурга или последствия инфекции, подхваченной в больнице?

В немецком законодательстве чётко прописана как защита пациента от антисанитарных условий содержания в клиниках, так и ответственность непосредственно их руководителей (помимо выплат компенсации семье умершего, ещё и 25 тысяч евро штрафа). Уверен ли Минздрав РФ, уверены ли законодатели, что в нашей стране в отличие от ФРГ, где любая больница, рассчитанная свыше чем на 400 пациентов, обязана принимать на работу врача, занимающегося только вопросами гигиены, проще стать жертвой врачебной ошибки, нежели жертвой пренебрежения гигиеническими стандартами? Быть может, стоит переименовать закон, поставив во главу угла не «обязательность страхования», а именно защиту пациента?

Информация к размышлению

В соответствии с немецким законом пациент имеет право доступа ко всей касающейся его медицинской документации. В каждой больнице действует независимая от руководства медучреждения «служба жалоб». Врач обязан проинформировать больного до начала лечения о его методах, возможных рисках и последствиях. Обращение пациента в региональную медицинскую ассоциацию, проверяющую подозрение на совершённую врачебную ошибку, является бесплатным, так же как и наём этой ассоциацией сторонних компетентных специалистов для проведения соответствующего расследования, и само расследование. Можно получить бесплатную телефонную консультацию от Немецкой независимой службы, информирующей пациентов в отношении их прав. Если больной, подозревающий доктора в совершении врачебной ошибки, относится к малоимущей группе населения, расходы на адвокатское представительство в суде интересов такого пациента перенимает государство.

А судьи кто?

У врача презумпции невиновности нет

Российский законопроект предусматривает, что вопрос о врачебных ошибках будет находиться в ведении независимой комиссии из 7–11 человек (врачи, чиновники, представители организации по защите прав пациента, представители страховой компании), работающих на общественных началах. Оставим за скобками сомнения в том, что коррумпированность общества не скажется на итогах обращения в такую «комиссию энтузиастов» простого пациента с жалобою на врача. Рассмотрим, как фиксируются врачебные ошибки в Германии, а также действия немецкого пациента (или его родственников), защищающего свои права.

По новому закону, действующему с 1 января 2013 года, немецкие врачи и представители больничных касс обязательного медицинского страхования должны сами вести документацию с указанием ошибок, допущенных в процессе лечения, и оценки этих ошибок. Одно только отсутствие указанной документации может быть признано в суде как косвенное доказательство неправильного лечения, притом что закон о защите пациента фактически делает юридически ничтожной презумпцию невиновности: в случае тяжёлых последствий для здоровья пациента именно медик должен доказать, что с его стороны не было допущено врачебной ошибки.

Пять «шагов» немецкого пациента в поисках справедливости: беседа с лечащим врачом – переговоры с руководством отделения или больницы – независимая «Служба жалоб» (наличествует в каждой больнице) – обращение в региональную медицинскую ассоциацию (с возможностью бесплатного расследования обстоятельств конкретного случая) – суд.

Вопрос дня

За чей счёт «банкет» с участием больного?

Судя по многочисленным откликам в прессе, в блогах, не только больные, но и специалисты не могут однозначно ответить на вопрос: кто в действительности будет оплачивать страхование от врачебных ошибок россиянам. Федеральная казна? Медицинские учреждения? Пусть и не явно, но сами больные – финансируя «банкет» в их честь за счёт удорожания медицинских услуг?

В Германии, когда ныне действующий закон о защите пациента находился на стадии обсуждения, предполагалось, что правительство ФРГ создаст так называемый фонд тяжёлых случаев, из которого будут производиться выплаты пострадавшим пациентам. Однако глава минздрава Германии указанное предложение отклонил. Мотивация отказа: ответственность должна быть индивидуальной, а не распространяться на всё медицинское сообщество и каждого налогоплательщика (фонд мог быть создан на паях правительством и медицинскими ассоциациями). Реальная подоплёка отказа: нехватка финансовых средств.

Конечно, если Германия не может позволить себе финансировать компенсации пациентам за счёт бюджетных средств, это вовсе не значит, что такого не может позволить себе и Россия. Но, как бы то ни было, в ФРГ возобладала логика «главврача всей Германии»: за совершённую врачебную ошибку отвечает – в том числе и финансово – каждый конкретный горе-эскулап.

Информация к размышлению

Согласно законопроекту Минздрава России, врачебной ошибкой считается любое действие (или бездействие) медиков, повлёкшее за собой причинение вреда здоровью пациента, либо его смерть. В отечественных медицинских кругах такое определение критикуется как «некорректное». В немецком законе врачебной ошибкой признаётся лечение, проведённое не в соответствии с установленными нормами, недостаточно своевременное или недостаточно тщательное. При этом немецкая терминология также подвергается в ФРГ критике. Между тем само определение не вопрос вкусовщины. Так, многие оппозиционеры Германии полагают, что любая лингвистическая туманность в законе, направленном на защиту пациента, способствует переложению бремени доказательства врачебной ошибки с плеч врача на плечи пациента.

Арифметика халатности

Во что обходятся врачебные ошибки

В соответствии с российским законопроектом, инвалидность III группы, наступившая вследствие врачебной ошибки, приведёт к выплатам пострадавшему 500 тысяч рублей. Инвалидность II группы – 1 миллион рублей. Инвалидность I группы – 1,5 миллиона рублей. Смерть – 2 миллиона рублей в пользу семьи пациента, скончавшегося из-за ошибки врача. Инвалидность ребёнка приравнена к взрослой, II группы – 1 миллион рублей. Принятие решения о совершении врачом ошибки и о выплатах соответствующих компенсаций в России предполагается возложить на независимую комиссию, работающую на безвозмездной основе.

А как обстоит дело с выплатами компенсаций в Германии? В целом считается, что компенсация за врачебную ошибку должна быть соразмерной и адекватной каждому конкретному случаю. По неофициальным данным, многие немецкие медики, совершившие врачебную ошибку, стараются не доводить дело до суда – во избежание ущерба деловой репутации. Подчас адвокаты заинтересованных сторон сходятся на мировой и на больших суммах компенсации, чем мог бы определить суд.

В ФРГ, в отличие от США, нет прецедентного права, но судьи часто ориентируются на ранее уже принятые коллегами решения по аналогичным вопросам. Поэтому, знакомясь с нижеследующим судебным решением, можно приблизительно представить размер соразмерной и адекватной компенсации по-немецки.

Молодой футболист должен был подписать контракт с клубом Бундеслиги, однако вследствие неудачной операции на мениске утратил возможность продолжить спортивную карьеру. Размер компенсации, полученной за врачебную ошибку по суду, составил 3 миллиона евро.

С другой стороны, даже два убийства пациентов по неосторожности – а именно так суд оценил «профессионализм» хирурга Арнольда Пира (федеральная земля Северный Рейн-Вестфалия») – могут обойтись местному «коновалу» значительно дешевле. Как говорится, всё на усмотрение «людей в мантиях», а они присудили семьям погибших по 30 тысяч евро «отступных». Правда, этот анти-Гиппократ получил «в довесок» 4 года тюрьмы и последующие за нею 4 года лишения права на профессию. Примечательно, что судьи сочли главной причиной совершения врачебных ошибок тотальную загруженность герра Пира. Он был един в четырёх лицах: работал одновременно хирургом, медицинским директором, главным врачом и владельцем клиники.

Отметим: в суды США ежегодно поступает примерно 1500 жалоб на ошибки врачей, 75 процентов таких исков удовлетворяются. Средний размер компенсации составляет от 313 до 521 тысячи долларов.

Между тем…

Красота требует жертв

Два года понадобилось немецким медикам и следователям, чтобы разобраться в обстоятельствах смерти знаменитой актрисы эротического жанра Каролины Возницы, более известной под творческим псевдонимом Секси Кора. В 2011 году девушка предприняла шестую операцию по увеличению грудных имплантатов в одной из клиник Гамбурга, пережила клиническую смерть и скончалась на девятые сутки.

В клинике сразу началось расследование обстоятельств, приведших к смерти актрисы. Результаты этого расследования стали известны на днях. Суд Гамбурга признал виновной в непредумышленном убийстве звезды женщину-анестезиолога, которая проявила в ходе операции халатность. Анестезиолог отключила специальную аппаратуру, контролировавшую состояние больной, и вследствие этого не заметила, как в мозг пациентки перестал поступать кислород.

Вердикт суда: 14 месяцев условного тюремного заключения для анестезиолога, допустившего врачебную ошибку. Размер компенсации, выплаченной семье скончавшейся актрисы, не оглашается.

Лень-матушка до тюрьмы довела

Несколько лет тому назад в Германии прогремела история местного хирурга, делавшего женщинам операции по поводу рака молочных желёз. Проведя десятки таковых, врач не совершил ни одной ошибки, вырвал из рук смерти многих пациенток. После того как одна из благодарных женщин пригласила хирурга на обед в честь её счастливого спасения, медик, выпив, разоткровенничался и поведал тайну, хранимую им долгие годы. Так, выяснилось, что удачливый хирург, успешно получивший высшее образование и прошедший все необходимые практики, поленился должным образом оформить все необходимые документы и лицензии и попросту… подделал их. По окончании дружеского обеда пациентка обратилась в правоохранительные органы и получила по суду компенсацию в размере нескольких десятков тысяч евро. Хирург был приговорён к нескольким годам тюрьмы с последующим пожизненным запретом на занятие медицинской деятельностью.

Антон Шандоров

Источник: nvspb.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ