Архив:

Нетрудоспособных инвалидов нет. Есть не трудоустроенные.

Семинар-дискуссия «Трудовая подготовка людей с тяжелыми формами инвалидности», состоялся в рамках Первого международного социокультурного форума «Театральный калейдоскоп». Организатор Форума – общественная организация родителей детей с ограниченными возможностями «Открытые Сердца» и администрация г. Красноярка. Грантом "Социальное партнерство во имя развития" оказали поддержку Форуму и власти Красноярского края.

После семинара-дискуссии продолжаем разговор с основными докладчиками.

Я беседую с Юрием Кацем, уполномоченным по правам ребенка в городе Владимире, заместителем председателя Владимирской областной общественной организации "Ассоциация Родителей Детей-Инвалидов "Свет"и Оксаной Сухаревой, руководителем центра театральной деятельности людей с ограниченными возможностями здоровья г. Псков.

Серг. Баршай. - Юрий Михайлович, Вы в своем выступлении цитировали Ильфа и Петрова. Я тоже позволю себе задать вопрос цитатой из тех же «12 стульев». Говорят, что Ваша Ассоциация «учит жить»? Чему Вы учите инвалидов и как?
- Учим простым вещам. У нас людей с психоневрологическими расстройствами чешут под «Две гребенки». Дееспособен или недееспособен? Никаких иных состояний у нас не признают. А с точки зрения юриста, недееспособен, это значит, инвалид не вправе самостоятельно купить булку хлеба, сходить в прачечную или в парикмахерскую. А многие из них вполне могут купить билет в кино. Но, думаю, очевидно, что такой инвалид, конечно же, не должен самостоятельно покупать билет на поезд. Должна быть градация дееспособности инвалида с психическими отклонениями. У нас в стране, в отличие от Западного подхода к вопросам реабилитации инвалидов, до сих пор существует понятие «не трудоспособен». На мой взгляд, это не верно! Каждый инвалид имеет остаточную степень трудоспособности. Задача людей, занимающихся реабилитацией людей с ограниченными возможностями, ее выявить, верно оценить и создать условия, с помощью государства, естественно, для реализации остаточных трудовых возможностей инвалида..
Оксана Сухарева: Вот пример того. В нашем центре выстроена некая производственная цепочка. Одни ребята рисуют эскизы, другие, с помощью учителей, осуществляют верстку будущего полиграфического продукта, а третьи печатают, альбомы, открытки, календарики на профессиональной печатной машине. У нас был подросток со сложнейшей формой ДЦП. Казалось, он ничего не может делать. Но мы заказали для него специальный джойстик. С его помощью он научился работать на компьютере. А управляет он своим джойстиком при помощи движений…головы. В результате наш молодой человек был включен в общий трудовой процесс. Он ощущает себя равноправным членом трудового коллектива
С.Б. - Замечательно что, яркий пример трудовой реабилитации парализованного профессора Стивена Хокинга уже перенимается и у нас!
Юрий Кац. Или еще пример. Очень тяжелый инвалид с глубокой умственной отсталостью и расстроенной координацией движений. Мы взялись научить его косить траву газонокосилкой. Нам говорили, мол, бесполезно! В этом процессе человек не просто шагает, он делает в то же время движения торсом, влево - вправо. Это требует хорошей координации. Ничего. Я сам шел за спиной парнишки и направлял его движения. День мы с ним упражнялись долго, не два-три дня. И вот, молодой инвалид научился вполне сносно косить. У него появилась «мышечная память» на заученные движения. Причем, если многие здоровые норовят «откосить» от работы, то наши ребята, напротив, стремятся быть не хуже других и рады трудиться. А другой парнишка с тяжелой формой ДЦП смог проявить себя в творчестве. У нас есть музыкальный коллектив. И парнишка, о котором я говорю, стал просить дать ему постучать на барабане. Весь комплект ударных инструментов ему было не освоить. Но на одном барабане он бил точно в ритм. И он не просто тюкал. «Бух, бух»! Нет, он меняет ритм по мелодии. В общем, у него все получается так зажигательно, что его включили в состав ансамбля.
С.Б: - Оксана Юрьевна, на ваш взгляд, где сегодня инвалиду в России жить, я уж не говорю хорошо, но жить полегче? На селе, в небольшом городке, или в мегаполисе?
Оксана Сухарева: - Легче там человеку с ограниченными возможностями, где Общество, и Власть готовы решать непростые проблемы инвалидов не по остаточному принципу, а как первоочередные. Там, где инвалид-студент, инвалид-работник, инвалид-художник вызывает не снисходительную улыбку, а понимание того, что вклад этих людей делает полноценнее, богаче всю нашу жизнь. А создавать среду доступности сейчас умеют одинаково успешно. Можно жить и трудиться в одноэтажном помещении на селе, а можно пользоваться лифтами и Метро в огромном городе. Главное, что бы при строительстве не забывали о том, что город должен быть доступным и удобным для всех!
Юрий Кац: Нельзя забывать о таком важнейшем аспекте полноценной реабилитации инвалидов-опорников, как безбарьерная среда. Если родители не приложат героических усилий и не будут возить детей-инвалидов везде, где можно, в магазины, в театры, на стадионы, и во все прочие места социальной коммуникации людей, то это неизбежно скажется на развитии таких детей. Это скажется в ограничении общения, в их представлениях о реалиях нашей жизни. То есть, ограничения в мобильности неизбежно приведет к отставанию в развитии инвалида-опроника.
С.Б: - Вы действительно учите жить, говорю это уже без иронии. Учите инвалида обходится без опеки, хотя бы в каких-то ситуациях. А каковы возможности у взрослого инвалида адаптироваться в обществе? Как быть ему, когда не станет родителей?
Юрий Кац: - Форм проживания инвалидов не мало. С некоторых пор для инвалидов есть приемные семьи. Есть рента. Это когда взамен имущества инвалида ему обеспечивается пожизненный уход. Есть психоневрологические интернаты. На мой взгляд (и Оксана Сухарева согласно кивает) это самый непривлекательный вариант для инвалида. Не хочу никого обидеть, но в глазах персонала в интернате проживают пациенты. Грубо говоря - контингент. Человека, в массе проживающих, не удается увидеть! Однажды мы попросили ребят нарисовать место, где бы они хотели жить всегда. Ни один не нарисовал интернат.
Но в любом случае государство должно оказать поддержку труженикам-инвалидам. И я не о льготах по налогам. Вспомним историю кровавых «разборок» из-за льгот, которые завершились взрывом и гибелью десятков «афганцев» на Котляковском кладбище в 1996г. Этого не должно повторится! Тут должно быть и квотирование рабочих мест для инвалидов. Причем, для всех категорий и групп инвалидности. Должен быть Фонд, который бы аккумулировал отчисления от тех производств, где нет возможности включать инвалидов в трудовой процесс. А затем Фонд бы передавал собранные средства на создание рабочих мест туда, где готовы принять инвалидов. Должна быть и грантовая поддержка программ по трудозанятости инвалидов. На приобретение оборудования, на обучение инвалидов, я считаю, что и грантами из за рубежа так же не следует пренебрегать.
С.Б. - В ходе Фестиваля вам удалось повидать немало социальных объектов Красноярска, Вы побывали на тренировке детей с ДЦП по кёрлингу на ледовой арене «Север». Что еще вам показалось интересным?
Оксана Сухарева. Очень интересно было посмотреть квартиры, адаптированные для проживания в Сергей Баршайних инвалидов. У нас подобные квартиры тоже появляются. И, разумеется, всегда интересно сравнить, обменяться опытом. К примеру, у нас высокий уровень полезности выпускаемой инвалидами продукции. Изделия наших ребят всегда находят конкретного покупателя. Будь-то календари или альбомы, или батик, изделия для бань или табуреты. Все непременно находит своего пользователя. Благодаря подобным встречам в формате форума его участники продемонстрировали свои достижениями, поделились опытом, обсудили проблемы, нашли новых друзей и единомышленников. Таких, как мы с Юрием Михайловичем. Нашему с ним партнерству уже 10 лет!
Беседовал Сергей Баршай от http://zazerkalia.ucoz.ru/


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ