Архив:

Взгляд с Запада: сироты в России

Дима Яковлев жил в детском доме также, как и Максим Кузьмин. Оба были усыновлены американскими родителями и с разницей в пять лет умерли в Соединенных Штатах. Два мальчика из захолустного городка стали символами для тех, кто успешно агитировал за прекращение потока российских детей в американские семьи. Что-то должно быть не так, если два беззащитных ребенка из одного и того же небольшого детского дома умирают в течение нескольких месяцев после их переезда в Америку, заявил Павел Астахов, омбудсмен при президенте Российской Федерации по правам ребенка и главный оппонент международного усыновления в целом.

И в стране, где кто-то всегда может быть обвинен, прокуроры в Псковской области, которая находится на границе с Эстонией, начали расследование. Уголовное дело, возможно сфабрикованное, может и даст какие-то результаты, но оно не докопается до сути того, от чего действительно страдает российская система охраны здоровья детей, говорят критики.

«Система не работает», – сказала Юлия Юдина, директор благотворительного фонда «Измени одну жизнь». Поиск козлов отпущения в Печорах разрушит жизни невинных людей и не решит проблемы, считает она. «Это вдвойне отвратительно».

В России 600 000 «сирот», хотя у 70-90 процентов из них есть биологические родители, которые живы. Это третья великая волна сиротства в России, первые две были после двух мировых войн.

Этому способствует ряд факторов, но центральное место занимает отсутствие помощи семьям в условиях стресса. В России традиционно действует один подход при работе с детьми-инвалидами и детьми, родители которых не могут справиться с ними: государство берет их под опеку.

Большинство сирот в конечном итоге попадают к родственникам, но детские дома также полны. Специалисты подчеркивают два момента: государство должно делать гораздо больше, чтобы попытаться сохранить детей с их семьями, а когда это не удается, оно должно сосредоточить усилия на содействии усыновлению и опеке для малышей и детей постарше.

«Но система не хочет изменяться», – заявил Борис Альтшулер, давний защитник диссидентов и детей. «Она не хочет отпускать детей. Люди, которые руководят этим, защищают систему, которая уничтожает российские семьи».

Многие сироты – инвалиды

У детей в детских домах России почти наверняка есть отклонения. Они могут быть врожденными или связанными с употреблением алкоголя матерью во время беременности, или они возникают из-за потери эмоционального контакта из-за жизни в детском доме.

Приемным родителям, говорит Чак Джонсон, руководитель Национального совета по усыновлениям в г. Александрия, нужно знать, что они могут получить помощь после усыновления, потому что они будут в ней нуждаться. В России едва ли будет оказана какая-либо помощь. В России около 10 000 сирот ежегодно возвращают в детские дома разочарованные приемные родители, сообщает Лев Шлосберг.

Около 60 детей, все младше 4 лет, живут в детском доме в Печорах. Говорят, что он в хорошем состоянии, прилично оборудован.

Наталья Вишневская, директор детского дома с 30-летним стажем, знает, что этого не достаточно. «Дети страдают от недостаточности внимания, индивидуального внимания», – сообщила она в интервью. Не хватает учителей, как практически в любом другом детском доме в России.

Поэтому она стала активным сторонником усыновления, что и отличает ее от многих коллег в стране. Это одна из причин того, что международные агентства по усыновлению на протяжении многих лет находили в Печорах детей для усыновления, в том числе Диму и Максима.

Диму оставили в машине на стоянке в штате Вирджиния, он умер в 2008 году; Максим умер в этом году, играя на заднем дворе в штате Техас.

Их смерти, по словам тех, кто знаком с детским домом и системой усыновления, были не более чем ужасной случайностью. Они не поколебали отношения Вишневской к усыновлению.

«Главное, что у наших детей будут любящие семьи», – сказала Вишневская. «Не имеет значения, в какой стране они живут».

Но теперь в России это имеет значение. Усыновления для американских граждан были запрещены с января, и Астахов сказал, что все иностранные усыновления должны быть запрещены. Россия, сказал он, должна прекратить «продавать» своих детей.

«Это абсолютно безответственное заявление», – считает Вишневская. «Особенно по такому болезненному вопросу».

Даже уполномоченный по правам ребенка в Псковской области Дмитрий Шахов ставит под сомнение обвинения в продаже детей. «Это было бы международное преступление», – сказал он. «Если есть факты - хорошо, мы не комментируем заявления федеральных чиновников».

(США запретили усыновление из Гватемалы и Вьетнама из-за обвинений в продаже детей, но ни одно российское дело не вызвало подозрений, сообщил американский чиновник, который знаком с ситуацией и который говорил на условиях анонимности, поскольку он не был уполномочен говорить об этом.)

Алкоголизм, употребление наркотиков

Алина Чернова, журналист в Пскове, заявила, что волна сиротства в России связана с распадом Советского Союза, но контролируется системой, которая по-прежнему в значительной степени остается советской.

Алкоголизм и употребление наркотиков увеличились с начала 1990-х, сообщила она. Последствия бедности являются более тяжелыми, чем они были при советской власти, и семьи распадаются, так как меньше государственного контроля частной жизни, например, посредством работы и условий проживания, считает она.

Исследование, проводимое среди сирот в Мурманской области в 2007 году, показало, что от 60 до 70 процентов детей имели признаки плодного алкогольного синдрома.

В советские времена людей с отклонениями считали оскорбительными для советского идеала. Матерей новорожденных с любыми отклонениями так усердно призывали отказаться от своих детей, что немногие сопротивлялись. Бытовало мнение, что советские учреждения знали лучше, как воспитывать таких детей, и это мнение остается.

Некоторые люди пытаются изменить эту ситуацию. Андрей Царев работает в частной школе для 44 детей-инвалидов в Пскове; школа основана на вере в то, что этим детям лучше дома, чем в учреждении. Она была создана при содействии Евангелическо-лютеранской церкви Германии.

«Мы стараемся убедить родителей не отдавать своих детей под опеку государству», – говорит Царев. Здесь дети учатся осуществлять определенный контроль над своей жизнью. «Я хочу встать поздно и сварить яйцо. Вы не можете сделать это, если вы находитесь в учреждении», – сообщает он. «Вы находитесь в системе, которая уменьшает вашу свободу как человека, как личность».

Но, по его словам, это тяжелая борьба, и тут мало понимания и поддержки со стороны бюрократов в Министерстве социальной защиты.

Ирина Гривастова

Источник: www.lawinrussia.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ