Архив:

Девочка за кулисами

История ребёнка с синдромом Дауна, не испугавшегося сцены

Воспитанница фонда «Даунсайд Ап», артист музыкального театра «Домисолька» десятилетняя Марина Маштакова не боится ничего. «Я смелая, храбрая, хорошая!» – речь очень невнятная, но на лице – горящие глаза и улыбка. Детей с синдромом Дауна трудно устроить в обычные школы или дома творчества – их просто не берут. «Домисолька» – единственный профессиональный коллектив, принявший в свои ряды «особого» ребёнка. Корреспонденты АиФ.ru Кристина Фарберова и Алексей Богданов побывали на концерте ансамбля в Кремлёвском дворце.

Марина и «Домисолька»

В сумраке кремлёвских кулис мерцает свет прожекторов. Дети, забравшись на палубу небольшого кораблика на колёсах (реквизит для одного из номеров программы – прим. автора), крутят штурвал и кричат: «Лево руля!». Среди них и Марина Маштакова: лёгкая футболка с рыжим принтом «Домисолька», синие папильотки на голове. К девочке подходит мама, Эвелина Здоровенко, забирает её, и они начинают играть в «ладушки».

Марина пришла в «Даунсайд Ап» совсем маленькой и прошла все ступени – от домашних визитов для самых маленьких до группы подготовки к школе. Специалисты фонда вспоминают, как тяжело она адаптировалась, как не хотела расставаться с мамой и уходить на занятия. Как им приходилось даже делать во время занятий специальную «завалинку для Марины» из мягких подушек, на которую девочка время от времени демонстративно уходила «горевать». Чтобы ребёнок вернулся, нужно было пообещать ему шоколадку или поход в кафе. «Мы решили сдаться – всё, ходить не будем, надоело Марину уговаривать, да и ездить далеко, – рассказывает Эвелина. – И как-то вдруг ситуация изменилась. Ансамбль «Домисолька» давно дружит с «Даунсайд Ап». Они выступают на благотворительных велопробегах фонда, дают билеты на свои концерты. Мы сходили на их концерт, нам очень понравилось. Решили узнать, вдруг они готовы взять такого ребёнка, как Марина? И они согласились, взяли, и вот вроде мы прижились!»

Марина втянулась. Сейчас, когда мама говорит ей: «Доча, может быть, бросим? Ездить далеко, неудобно», – девочка отвечает: «Нет, я буду ходить!». С момента прихода в «Домисольку» прошло пять лет, и теперь «особая» девочка занимается наравне с другими детьми, профессионально выступает в ансамбле, на Кремлёвской сцене, рядом с Юлией Савичевой, Дмитрием Харатьяном, Лолитой и другими российскими звёздами. «Она уже привыкла, не хочет бросать. Любит сцену, съёмки – это её, – говорит Эвелина. – Очень комфортно себя чувствует. Она улыбается на сцене, и не потому, что мы велели улыбаться, а потому что ей действительно хорошо».

Эвелина вспоминает, как тяжело было поначалу и как много времени и сил ей понадобилось, чтобы принять своего ребёнка. «Во время беременности я ничего не знала – всё было светло и радостно. Педиатр сказала мне о диагнозе через полчаса после родов. Я спросила, какова вероятность, и мне сказали: 80 %. До последнего жила надеждой, что эти 20 % оправдаются. Но они не оправдались. Муж принял ребёнка сразу: позвонил моей маме и сказал, что у него родилась самая красивая, самая умная, самая талантливая дочь на свете. И когда я плакала, он мне говорил, что не понимает, что бы такого я делала с обычным ребёнком, чего нельзя делать с этим. Но мне понадобилось гораздо больше времени, чтобы принять эту ситуацию».

Актриса на сцене

Главные слова Марины: нормально и нравится.

– Нравится всё – гимнастика, хореография, вокал. Всё нравится, – рассказывает она. – И актёрское мастерство. Мы тут с «Домисольками» репетируем, сейчас пойдём за сцену. Там есть пароход, мы будет танцевать.

– А как танцевать?

– Нормально!

Она очень вёрткая и шумная: крутится, подскакивает на стуле, пока мама расплетает папильотки и придаёт получившимся кудрям форму. Эвелина помогает дочери одеться: розовые кеды, красно-голубой пиджак косого кроя, цветные брюки. «Она очень разная, – не выпуская прядей волос из рук, говорит Здоровенко. – Так же, как и все мы: бывает в хорошем настроении и в плохом, бывает уставшей, бывает активной, бывает белой и пушистой, а бывает, ведёт себя отвратительно».

По словам Эвелины, первый год был самым тяжёлым – только слёзы и депрессия. Марина медленно развивалась. На втором году стало легче: какие-то механизмы психики срабатывали, шло внутреннее переосмысление. Реакция окружающих была адекватной. «Люди рассказывают, что друзья от них отвернулись, узнав диагноз их ребёнка, – говорит она. – Но наши друзья остались рядом».

Когда Марину спрашивают, кем она хочет стать, в ответ слышится радостное и гордое: «Я мечтаю, что буду выступать на большой сцене. Я буду актрисой!».

Первые шаги уже сделаны: летом 2012 года Марина принимала участие в съёмках телесериала для Первого канала – играла дочь бизнесмена. Девочка получила свой первый гонорар и потратила его… на чемодан.

«Она очень настойчиво выпрашивала у меня достаточно дорогой, по моим меркам, чемодан. Я ей сказала: заработаешь денег – купишь. Она получила гонорар, мы ещё ехали домой со съёмок, часов в 10 вечера, а она уже упрашивала: мама, поехали за чемоданом! – поясняет Эвелина. – В итоге мы его купили. Тот самый, который она хотела: ярко-красный, на колёсиках. Она была счастлива».

Кроме этого, Марина вместе с другими детьми из фонда снялась для благотворительного календаря «Даунсайд Ап»: на фото она сидит на спине у Николая Фоменко с задумчивым видом.

«Если бы мне, когда она родилась, рассказали, что всё будет вот так, как сейчас: сцена, танцы, кино, съёмки, – наверное, я бы этот первый год не рыдала, – говорит Эвелина. – Те картины будущего, которые рисовались на семь, десять лет вперёд, – они были очень страшными. Конечно, страх есть и сейчас: что будет после школы и так далее. Мне слабо верилось, что мы сможем пойти в инклюзивную школу. А в этом году Марина пошла в музыкальную школу. В самую обычную! Я даже не ожидала, что нас возьмут. А нас взяли, на флейту, Марина сама это выбрала».

– Марина, почему ты выбрала флейту?

– Потому что я взрослая девочка.

Слова девочки тонут в третьем звонке – пора в зрительный зал.

– Волнуешься сейчас?

– Нет, не боюсь, я же смелая, храбрая! Я самая-самая, меня зовут Марина, я учусь в третьем классе. Я весёлая, хорошая!

Марина Маштакова была первым ребёнком с синдромом Дауна, которого взяли в «Домисольку». После неё в ансамбль приняли ещё двоих «особых» детей.

Кристина Фарберова

Источник: www.aif.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ