Архив:

Письмо Суворову

Полный тёзка генералиссимуса стал нормальным человеком в ненормальных условиях

Я узнала об Александре Суворове случайно. Тогда в моей жизни как раз шла чёрная полоса. И я решила написать ему. Без надежды, что он ответит. Просто необходимо было выговориться. Но Александр Васильевич ответил. Приведу читателю выдержки из его письма. Может, кто-то проанализирует и переосмыслит свою жизнь. Орфография и пунктуация автора сохранены.

««Надежда, привет! Ты спрашиваешь как быть, когда кажется, что все плохо? Как быть? Помнить хорошее, игнорировать плохое, ни в коем случае не жалеть себя, не оплакивать себя заживо, не «давить» на жалость окружающих.

В мае 2006 года мне поставили очередной диагноз - сахарный диабет. Плюс куча других: слепота и глухота с детства, атаксия Фридрейха, хроническая ишемия головного мозга, гипертензия… Это всё не раз перечислялось в больничных выписках. Последние лет пять ни одного дня без тех или иных таблеток.

25 июня 2010 ко всему этому добавился тяжелейший перелом - винтообразный оскольчатый правой голени, обеих - малой и большой - берцовых костей. Из-за диабета делать операцию не решились, лечат консервативно, гипсом. Из-за диабета же срастается очень медленно, быть мне в гипсе в общей сложности полгода, с момента травмы. А тут ещё, как только выписали из больницы - смерть брата. Скоропостижная, от инфаркта аорты. И какой-то нелюдь придумал вирусную программу, атаковавшую в том числе и мой компьютер. Много погибло, в том числе невосстановимо. Брат умер вечером 26 июля, а вирус настиг меня в ночь с 12 на 13 августа. И что же в этой ситуации хорошего? А как же. Я не один. И у меня есть главное реабилитационное средство - компьютер со специальным дисплеем.

И есть кому его восстановить после вирусной атаки. Это моё главное орудие труда. Несмотря ни на какую хроническую ишемию головного мозга, продолжаю работать, а работа у меня умственная. Ну и то, о чём Вы сами пишете - что я нужен многим людям… И пока могу эту нужность подтверждать работой. И всё это хорошее перетягивает всё перечисленное плохое, всякие болезни и смерти и вирусные атаки. А раз перетягивает, раз могу жить так, как хочу - значит, всё хорошо. Чего и Вам желаю. Пока жив - что-нибудь да хорошо. Просто мы по-детски капризничаем и хнычем, что всё плохо. Но так не бывает.
С уважением, Александр Васильевич Суворов.»

Детская вешалка

Александр Васильевич Суворов, полный тёзка известного генералиссимуса, - первый в мире слепоглухой профессор. Он смотрит на мир глазами творчества, а слышит ушами таких любимых для него детей. Вообще, у этого удивительного человека с удивительной судьбой много званий и наград. Александр Васильевич - доктор психологических наук, действительный член Международной академии информатизации при ООН, почётный международный доктор гуманитарных наук Саксуаханского университета (США), профессор Московского городского психолого-педагогического университета, кавалер медали 1 степени имени Г.И. Челпанова, научный руководитель Регионального Детского ордена милосердия. Он читает курс лекций студентам-психологам в одном из московских вузов. Но главной своей наградой Александр Суворов считает звание «Детская вешалка», которое дали ему дети.

- В марте 1998 года я получил письмо из Екатеринбурга, в котором меня звали на лето в детский оздоровительный лагерь в Свердловской области. Шутливо описывался мой будущий распорядок дня, всё по минутам, и в том числе чётко указывалось, в какое время я буду «работать детской вешалкой». Очень мне это понравилось: так вот я, оказывается, кто такой. Всё мучился, с марта 1981 года, кто же я детям: не родитель, не учитель, не воспитатель... Теперь, наконец, понятно. С тех пор я стал с гордостью представляться, на смех и на радость ребятишкам: меня зовут Детская Вешалка! Приглашал «висеть». Они, конечно, и рады стараться. Контакт между нами стал устанавливаться быстрее, - часто рассказывает Александр Суворов.

Его жизнь - полна событий. А судьба - крутых поворотов. Но - обо всём по порядку.

Детство

Саша появился на свет в июне 1953 года в нынешнем Бишкеке. Он был первым ребёнком в семье, потом родились ещё двое - сестра и брат. Новорождённый Саша сразу увидел и услышал мир. Но ослеп в трёхлетнем возрасте, а оглох - в девятилетнем. Потом выяснилось, что мать и отец были троюродными братом и сестрой. Они не знали об этом с самого начала потому, что их родители умерли от голода в период сплошной коллективизации, оба воспитывались в детских домах.

В семилетнем возрасте, в 1960 году, Саша пошёл в республиканскую школу-интернат для слепых и слабовидящих детей, в которой успел получить начальное четырёхклас-сное образование, несмотря на прогрессировавшее падение слуха.

Отношения со сверстниками у Саши не сложились. Друзей он не имел, больше тянулся к взрослым, а в школе слепых с головой ушёл в чтение брайлевских книг, какие попадутся. Уже во втором классе был таким заядлым читателем, что книги у него отбирали, чтобы не читал на уроках и по ночам.

После падения слуха у сына мать Мария Тихоновна стала искать школу, где он мог бы продолжать учиться, несмотря на глухоту и слепоту. Школа такая нашлась в городе Загорск Московской области, куда Саша и приехал 13 сентября 1964 года.

Когда Саша понял, что слепоглухота - неизлечима, это стало для него тяжёлым ударом. Потом он признается: «Слепоглухота стала моим проклятьем».

В одной из своих книг, а у него сейчас их более двадцати, Александр Суворов вспоминает:

«После консультации в институте Гельмгольца всё изменилось. Теперь я не просто скучал, а страдал от слепоглухоты, проклинал слепоглухоту как причину скуки. Старался уединиться - и плакал. И цедились из души, точно кровь (а может, и гной) из незаживающей язвы, откровенно, прямо-таки напоказ, надрывные стихи. Ну и что, если этот надрыв кого-то шокирует... Пусть знают. И помнят, когда со мной общаются. Путь знают и помнят, если не хотят причинить мне лишней боли. И если зовут меня где-то присутствовать - то уж не для мебели. Я тоже так или иначе должен быть включён в общение. Постепенно это и стало основной задачей моей литературной работы - и в стихах, и в прозе: докричаться до мира здоровых; объяснить ему, что я хочу быть со всеми, но этому мешает то-то и то-то; предложить миру, а прежде всего ближайшим окружающим людям, вместе искать пути друг к другу. Но при этом слепоглухоту не игнорировать, а учитывать. Она есть, она неизлечима, и если мы не слепы и глухи душой, мы должны о ней помнить. Иначе я так и буду не вместе, а рядом со всеми. По-прежнему - в одиночестве».

«Зрячим» буквам Сашу стали учить в семнадцать лет. И это был нелёгкий труд. Юноша ведь не только не знал очертаний букв, но и не умел строить их образ, когда чертили буквы пальцем во всю ладонь.
Из книги Александра Суворова «Водяная землеройка, или человеческое достоинство на ощупь»:

«Умение читать зрячие буквы, когда их пишут во всю ладонь, очень важно. Это сразу намного порядков расширяет круг общения. Не станешь ведь каждого встречного-поперечного дактильному алфавиту обучать. И если знаешь только дактильный алфавит, то общение замыкается в крайне узком кругу. Я, пока не научился понимать письмо по ладони, даже со своим отцом не мог общаться - дактильным алфавитом он не владел, а орать мне в ухо было бесполезно. Брат в то время тоже не умел говорить дактильно. Сейчас я понимаю письмо по ладони свободно. На довольно высокой скорости. Натренировался. Это для меня второй основной способ общения».

Эксперимент

В феврале 1971 года Суворов с тремя другими воспитанниками Загорского детдома переезжает в Москву, в экспериментальную группу при лаборатории А.И. Мещерякова, для подготовки к поступлению в Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова. Это был первый и, насколько известно, пока единственный в мире эксперимент по обучению в вузе целой группы слепоглухих.

В этом эксперименте были крайне заинтересованы психологи. Эксперимент стал возможен благодаря человечному энтузиазму корифеев тогдашнего человекознания: доктора психологических наук Александра Ивановича Мещерякова, доктора философских наук Эвальда Васильевича Ильенкова, академика Алексея Николаевича Леонтьева и их друзей. Этих трёх человек Александр Суворов считает своими духовными родителями.

Всю четвёрку приняли на факультет психологии, где в то время деканом был крупнейший советский психолог, академик Алексей Леонтьев. Но не все разделяли взгляды учёных. В фильме про Александра Суворова «Прикосновение», вышедшем в 1987 году, одна из воспитательниц Загорского детского дома даёт интервью:

- В этих детей очень много вложено. А отдача? Нужно об этом прежде всего подумать. Потому что государство их не обидело и не обидит: прописка московская, звания, квартира. Зачем? Они же ничего государству дать не могут. Отдачи нет. Нулевая она! Вы посмотрите, какой вклад финансовый в этих четверых! Какая наука?! Вот он пишет диссертацию. Кому?! Зачем?! Кто её сможет применить, внедрить?! Кому от неё польза будет? Да разве может человек с такими большими аномалиями быть полноценным? - горячилась женщина.

Работа и творчество

Но Александр Суворов смог. Написал, внедрил. Стал поистине полноценным. В 1977 году четвёрка закончила университет, и все были приняты в качестве младших научных сотрудников в Научно-исследовательский институт общей и педагогической психологии Академии педагогических наук СССР.

Но Суворов решил уехать в Загорск, чтобы способствовать развитию слепоглухонемых детей. С тех пор вся жизнь Суворова, вся его судьба как учёного, поэта и общественного деятеля, связана с детьми.

Первые годы работы в Загорске Суворов потратил на изучение проблем детского развития в самом тесном общении с детьми, а не только по специальной литературе. Он осознал, что главная проблема слепоглухих ребят, задерживающая их развитие, - это дефицит общения.

В конце мая 1994 года Александр Васильевич защитил кандидатскую диссертацию на тему «Саморазвитие личности в экстремальной ситуации слепоглухоты».

- С конца января 1995 года я стал одним из пользователей Республиканского центра компьютерных технологий Всероссийского общества слепых, - говорит Александр Васильевич. - Освоение компьютера с тактильным дисплеем произвело революцию в моём научном и литературном творчестве, сделав возможной защиту докторской диссертации меньше чем через два года после защиты кандидатской.

Успехи продолжались. В конце лета 1995 года выпущена в свет первая книга Суворова - «Школа Взаимной Человечности», в которой обобщён опыт дружбы Суворова с детьми - как инвалидами, так и здоровыми, особенно в различных детских лагерях. А уже в 1996 году он защитил докторскую диссертацию на тему «Человечность как фактор саморазвития личности», стал доктором психологических наук. Тогда же Александру Суворову в останкинском телецентре подарили специальный компьютер для слепых. Теперь он получил возможность работать на компьютере дома, что резко повысило интенсивность его научного и литературного творчества. Появилась возможность интернет-общения.

Олег

С детства Суворову помогала мама. Направляла, поддерживала. Ради неё он жил. Она умерла от инсульта, и Александр Суворов тяжело переживал её уход. Посвятил своей маме множество стихов.

Александр Суворов всегда хотел иметь сына.

- Летом 2002 и 2003 годов я смог принять участие в горной экологической экспедиции «Тропа». Мальчик, благодаря человечному подвигу которого стало возможно моё появление в горах, - Олег Гуров - стал моим названым сыном. Я принял посильное участие в его судьбе, помог поступить в университет, а с 18 по 23 октября 2006 года он сопровождал меня в поездке в Испанию, в город Сантьяго-де-Компостела, на конференцию «Ограниченные сенсорные возможности в XXI веке».

Представьте на минутку, слепоглухой человек идёт в поход в горы! Александр Васильевич потом скажет: «Я к детям туда лез!».

Названый сын Олег и сейчас везде вместе со своим «отцом». Сопровождает его на лекции в университет, в поездках. На занятиях в университете Олег «пишет» на руке Александра Васильевича вопросы студентов. Так они общаются. Хотя у Олега есть родители в Саратове.

Положительная бухгалтерия

Слепоглухой профессор считает, что не нужно слишком жалеть ни себя, ни детей.

«Я часто рассказываю в своих лекциях про мальчика, который ослеп из-за отслойки сетчатки. Родители его забрали из детдома чуть ли не на полгода, всячески оплакивали, баловали... И внушили ему, что он самое несчастное во Вселенной существо. Потом он попал в пионерский лагерь. И там едва не выдавил пальцами глаза пятилетнему ребёнку. Дабы восстановить «справедливость»… Ребёнок, как бы и чем бы ни был болен, должен нормально жить, а не оплакивать себя вместе с родителями. К болезни, к инвалидности надо приспосабливаться - куда денешься, - но ни в коем случае нельзя её смаковать. Я всегда искал выход в нормальную жизнь, звал друзей вместе его искать. Слепоглухота для меня - враг, которого надо изучать, чтобы победить. Победить - значит прорваться, постоянно прорываться к нормальной жизни вопреки ненормальному состоянию. К любви, к творчеству», - пишет в одной из своих книг Александр Суворов.

В судьбе слепоглухого профессора отчётливо прослеживается мысль: люди, которые сыграли наиболее значительную роль в его жизни, никогда не относились к нему как к глубокому инвалиду, а требовали, чтобы он максимально выкладывался в познании мира, людей, самого себя.

В своей публичной лекции для студентов МГППУ Александр Суворов говорит:

- Я всегда был сторонником максимальной самоответственности. Поменьше надеяться на Господа Бога и на матушку природу, побольше брать на себя. Это всегда была моя жизненная позиция. Поэтому всегда и говорил, что талант формируется при жизни. То есть я могу не просто родиться, а стать талантливым, от меня тут кое-что зависит. Это моя работа - объяснять людям, как быть человеком в условиях слепоглухоты. Нормальным человеком в ненормальных условиях.

- Что вами движет в жизни? - интересовались студенты.

- Любовь, ответственность, человечность. В данном случае всё это можно сочетать. Я не очень-то дорожу самим собой. Мне важно не то, чтобы самому устроиться покомфортнее, важно - для кого, важно быть самому нужным. Это тоже идёт от мамы. Это и движет. И, как ни странно, без этого меня, возможно, давно и в живых бы не было. Я говорил, что так не играю, не хочу, не буду. Раскапризничался бы, да и сыграл в ящик раньше времени. А так, при всём соблазне самоубийства, прежде всего спохватишься, а кому из моих любимцев от этого будет хуже. Так оно и пошло - пока есть мама, должен быть и я. Не стало мамы - ну что, пора? - нет, я не закончил свои главные творческие труды, а без этого и мамина жизнь окажется без всякого смысла. Ну вот, вроде практически все главные дела сделал, книжки и всё такое. Пора? Нет, появился у меня мальчик, ради которого надо жить, чтобы он нормально, спокойно выучился. Опять не для себя. И так всю жизнь, - отвечает Александр Суворов.

С недавних пор Александр Васильевич всем желает… «положительной бухгалтерии».

- Речь идёт вот о чём. Обычно и инвалиды, и здоровые считают свои потери. А того, что у них, тем не менее, есть свои возможности, как-то забывают посчитать. А если наоборот - начать с подсчёта возможностей, а не потерь. Тогда легче жить. Вот этого вам и желаю. Положительной бухгалтерии.

Проведите простой эксперимент. Зайдите в полную тишины комнату, закройте глаза и побудьте в таком состоянии немного времени. Посидите, походите взад и вперёд. Надолго ли вас хватит? Но на грани темноты и тишины можно жить. Жить, а не выживать!

Надежда Саушина

Источник: izvestia.vbelgorode.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ