Архив:

Приходи ко мне жить

В Ленинградской области создали приемные семьи для пожилых людей

Проект организации приемных семей для пожилых людей, которые нуждаются в круглосуточном уходе, - в стадии эксперимента. Сейчас в нем принимают участие восемь семей в шести районах Ленобласти. Берут стариков на попечение, как правило, одинокие женщины "за 50": у них дети выросли, а потребность заботиться о ком-то осталась.

Всего 15 поленьев

Светлана Васильевна Павлова прожила в Лужском районе Ленинградской области почти все свои 74 года - уезжала с семьей только на время войны. После перенесенного в детстве полиомиелита осталась инвалидом: плохо слушаются левая рука и левая нога. Но закончила библиотечный техникум, работала библиотекарем, потом заведующей клубом. Отец ее Василий Павлов был председателем местного совхоза в деревне Осьмино, так что Светлана ощущала себя "белой костью", деревенской аристократией. Великосветские привычки она сохранила по сей день: каждое утро красит губы, а спать ложится с томиком Есенина или Пушкина. Хотя ложится - это не вполне точно. Недавно Светлана Васильевна упала, сильно ушиблась и пока не встает совсем.

Живет она сейчас в квартире Маргариты Макаровой, в том же Осьмино, но уже не в частном доме, который построил еще отец, а на пятом этаже обшарпанной блочной пятиэтажки. В квартире стараются навести уют: свежий косметический ремонт, ковры на полу, на кухне - мягкий уголок и музыка из приемника. Последние годы Маргарита жила здесь одна, теперь вот - в компании.

- Когда дети разъехались, мне было очень одиноко, я даже плакала от тоски, ноги домой не шли, - рассказывает она. - Теперь и я не одна, скучать и плакать некогда, и Светлане Васильевне хорошо.

За старушкой Маргарита ухаживает уже почти 20 лет, по профессии она социальный работник. Как и для девяти других своих нынешних подопечных, для Светланы Васильевны она в свое время носила воду, дрова, продукты, заполняла квитанции на квартплату, выписывала рецепты в поликлинике и покупала лекарства. Та держала ее в строгости: придешь в неурочное время - дверь не откроет, купишь не то - получишь выговор. Но летом прошлого года дверь оставалась заперта, хотя Маргарита приходила несколько раз. Пришлось лезть тайным ходом через сарай. Оказалось, что Светлана Васильевна упала и не могла подняться.

Старушке вызвали "скорую", месяц лечили в больнице, но по закону дольше этого срока оставлять человека в стационаре нельзя. Однако и везти было некуда: в частном доме, который требует постоянной заботы, пожилая женщина просто не выжила бы. Детей у нее никогда не было, замуж она вышла поздно и прожила с супругом всего шесть лет до его смерти, а двоюродным братьям и сестрам уже и самим больше 80. А еще старушка очень боялась зимы: при пенсии в шесть тысяч рублей в любые морозы она позволяла себе истратить не более 15 поленьев в день. Так и жила.

Все по расписанию

Маргарита Макарова понимала, что, если выписать немощную старуху домой, хоронить ее придется самое большее через несколько месяцев. А поскольку два ее сына уже взрослые, живут в Петербурге своими заботами и домой наведываются нечасто, то и решила предложить Светлане Васильевне жить вместе.

- Пойдешь ко мне жить?

- Пойду.

На том и порешили.

Теперь Маргарита ежедневно заполняет бумаги, ведет учет услуг, предоставленных подопечной, записывает меню. Утром они просыпаются, умываются, завтракают - и соцработник торопится на службу. Посещения подопечных - два раза в неделю: либо понедельник и четверг, либо вторник и пятница, среда - для походов в магазин, поликлинику, по прочим стариковским делам. Летом - на скутере, зимой - только туда, куда ходит общественный транспорт. В Осьминском сельском поселении 54 населенных пункта, но добраться без личного транспорта можно далеко не до всех. В обед она возвращается, кормит Светлану Васильевну и снова отправляется по адресам. Вечером - ужин, домашние дела, совместная подготовка ко сну. Исполнение всех этих обязанностей регулярно контролируют сотрудники Лужского социального центра. И бумаги проверяют, и со Светланой Васильевной общаются: все ли хорошо, всем ли довольна.

- Мне все, что я попрошу, Рита покупает, - рассказывает нам Светлана Васильевна и просит, чтобы ее не фотографировали в очках, - все, что я попрошу, готовит. Здесь чисто, тепло, все хорошо.

Хотя Маргарита признается, что у Светланы Васильевны не забалуешь. Не нравится ей еда - даже в рот не возьмет, не в настроении - разговаривать не будет, да еще и отчитает за что-нибудь. А больше всего любит кроссворды разгадывать, через это и с мужем познакомилась когда-то.

В квартире, конечно, жить легче, чем в частном доме, хотя бы топить не надо. Но, вообще, все в Осьмино постепенно приходит в упадок, когда-то большой и богатый совхоз дышит на ладан. Горячей воды в поселке нет уже лет 20, а баню закрыли пять лет назад, когда умер последний банщик. Так и живут.

Макарова признается, что наслушалась от односельчан всякого. Мол, и на деньги чужие она зарится, и на дом. На самом деле ничего этого нет и в помине. Согласно областной целевой программе, за содержание Светланы Васильевны ей платят зарплату - девять тысяч рублей минус налоги, выходит на руки 7800. Ни о каком праве на наследство от подопечной речь не идет. Все отношения, права и обязанности закреплены в трехстороннем договоре: отношения сторон контролируют социальные службы Лужского района Ленинградской области. В документе, кстати, указано, что пенсионер может отдавать на свое содержание до 75 процентов пенсии, то есть столько же, сколько оплачивают проживающие в домах-интернатах. Но Павлова деньги дает редко.

- Когда мы договаривались, об этом речь не шла, а теперь я уже и не завожу разговоров, - говорит Маргарита.

Дома - вдвое дешевле

Программу по организации приемных семей в правительстве Ленинградской области разрабатывали около полутора лет. В 2013 году на ее реализацию из областного бюджета выделено 720 тысяч рублей. По словам председателя комитета по социальной защите Ленинградской области Нины Филипповой, для региональной казны подобная форма устройства стариков выгодна, это почти в два раза дешевле, чем содержать их в домах престарелых, в которые к тому же всегда очередь.

- И все-таки казенное учреждение есть казенное учреждение. Это стресс, это психологическая травма, которую пожилые люди переносят тяжело, - добавляет она. - Сама идея не нова, она давно используется в Скандинавии. В последнее время на стационарзамещающие технологии стали обращать внимание и в нашей стране.

Вопрос о том, хочет ли пожилой человек как можно дольше жить в собственном доме, квартире или отправиться в интернат, решает, конечно, в первую очередь он сам. Не исключено, кстати, что проживание может быть организовано на жилплощади подопечного. Такие примеры в Ленинградской области тоже есть. То есть для кого-то это может быть даже решением квартирного вопроса, пусть и временным.

Итоги программы планируется подвести к концу года, тогда же будет принято решение о ее экономической целесообразности.

- Мы хотим продолжать такую работу в дальнейшем, - говорит Нина Филиппова. - Для этого необходимо совершенствовать законодательство Ленинградской области, закрепить эту форму социального обслуживания в региональных актах, включить услуги в гарантированный перечень, оценить их и предоставлять затем на постоянной основе.

В Осьмино тоже надеются, что действие программы будет продолжено, и Маргарита Алексеевна и дальше будет получать свои 7800. Ведь Светлану Васильевну она уже все равно никуда не выгонит. До самого конца.

Единый социальный телефон Ленинградской области: (812) 225-27-70

Виртуальная приемная комитета по социальной защите Ленинградской области: social.lenobl.ru.

Кстати

Когда стало известно, что приемными семьями для стариков заинтересовались журналисты, один из договоров был расторгнут. Пожилую немощную женщину из приемной семьи забрали родственники, вероятно устыдившись того, что она живет у посторонних.

Мария Голубкова

Источник: www.rg.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ