Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Ребенок с ДЦП: нужно учиться жить как здоровые люди

Жанна Аслаханова воспитала «особенного» сына. Он родился с диагнозом ДЦП

Беслан с отличием окончил школу и вуз, однако из-за инвалидности не смог устроиться на работу. Сдаваться не стал, ведь мама учила: «Вместе можно горы свернуть». Сын создал общественную организацию для таких же, как он, - неустроенных. Жанна уволилась, чтобы учить инвалидов на бесплатных курсах, организованных сыном - потому что ближе матери друга и соратника нет. О месте инвалидов в современном гражданском обществе - наш разговор.

Золотая голова

- Беслану 30. В его школьные годы об инклюзивном образовании, когда дети-инвалиды учатся с обычными сверстниками, и не слышали. А он учился в обычной школе. Как так?

- Медики категорически возражали, говорили, чтобы сдала в детдом. Но я добилась обучения на дому. Директор школы разрешила иногда бывать в классе. В первый раз принесла Беслана на руках, а он тяжелый! Приспособили детскую коляску - тоже не то: ноги длинные, торчат. Дети смеялись. Но в его детстве всякое уже было. Обзывали, кидали камнями. Я говорила: «Да, ты такой, зато с головой все в порядке. А у того, кто так себя ведет, наверное, нет. Пожалей и прости». Он так радовался ребятам! И они перестали смеяться.

Сын не хотел, чтобы его носили или возили. Несмотря на запрет врачей, старался ходить. И помогать добираться из школы, поддерживать в прямом смысле, стали именно одноклассники. Если кто-то Беслана задирал, на защиту вставал весь класс. Сейчас инклюзивное образование приветствуется, но по-прежнему такая форма обучения экзотична. Споров много. Тем не менее сын окончил школу отличником и поступил в вуз.

- И также никаких трудностей?

- Поступил на экономфак Чечено-Ингушского государственного университета. Мы чеченцы, из Грозного. Но об учебе пришлось на время забыть. В 99-м Грозный был взят в окружение, мирным людям дали 48 часов, чтобы выехали... Поселились в Краснодаре. Здесь когда-то учился муж, полюбил этот город. Беслан продолжил учебу в кубанском вузе. Красный диплом защитил. Научился писать сайты, запустил свою «Биржу труда».

Время «новых» инвалидов

- Знаю, что проекты Беслана родились от безысходности. Но ведь у нас полно госструктур, которые должны заниматься обучением и трудоустройством инвалидов…

- Чаще такая работа - для «галочки». Есть курсы, но трудоустроиться после них невозможно. Подход формальный, знания минимальные. Работодателям такие сотрудники не нужны. В Центре занятости рады бы помочь. Но в рамках закона имеют право предоставлять инвалидам строго определенные вакансии согласно ИПР. Индивидуальная программа реабилитации - это показания, предписанные инвалиду медико-социальной экспертизой. К такой работе пригоден и - ни-ни, хотя он и хотел бы себя попробовать в других отраслях. Это как волчий билет.

- Электронная «Биржа» запустилась недавно, результаты есть?

- Есть, но, к сожалению, большинство инвалидов долго на работе не задерживаются. Скорость выполнения заданий у них обычно ниже, чем у здоровых. К тому же по закону положен короткий рабочий день, дополнительный отпуск. Не каждый работодатель готов нести такую «обузу». И, как ни печально, у медали есть обратная сторона. Не все инвалиды достаточно мотивированы. Труд - это все-таки усилия. Для некоторых это оказывается неожиданностью. Увольняются. Есть и такие - считают, что все им должны. Что их беда накладывает обязательства на окружающих. Я Беслану с детства внушала: ему никто ничего не должен. А то, что с ним случилось - не трагедия. Просто нужно научиться жить как здоровые.

- По большому же счету, сами говорите: нет условий, чтобы получить образование, специальность. Как быть?

- Сын - экономист, это его сфера. Загорелся идеей создать при своей организации бесплатные курсы: бухучет для инвалидов «с нуля». Я ради такого дела ушла из вуза. Набрали группу, 10 человек. Я читала лекции, Беслан вел практику. Наша первая группа результат показала удивительный. Семеро бухучет освоили. Четверо нашли своих работодателей. Один парнишка пошел выше - на вузовские курсы. И за лучшую ученицу мы хотели в вузе похлопотать. Оказалось, у нее нет среднего образования, а девочка-то загорелась! Поступила в вечернюю школу, будет сдавать ЕГЭ, страшно волнуемся.

Вторая линия защиты

- Вы учили сына жить как здоровые. Есть два основных приоритета: работа и семья.

- Семейное счастье в среде инвалидов - гость редкий. У Беслана другая история. Я переживала за своего особенного малыша, думала: пока мы, родители, живы - он будет защищен. А после станет уязвимым. Поэтому сразу родила еще троих. Это его вторая линия защиты. И хотя они младше, он за ними тянулся. Вырос без комплексов. Женился, стал отцом троих детей.

- У Беслана трое детей?!

- Уж такой у нас национальный менталитет. Однажды объявил, что будет искать невесту. Поехал в Чечню. Позвонил: «Мама, я женюсь!» Сыграли свадьбу. Девочка хорошая. Уже одно то, что она за него вышла вопреки отговорам, говорит о ее душе.

- А ваш сын в состоянии обеспечить семью?

- Быть может, не в том объеме, в каком хотел бы - почти все время занимают его проекты. Конечно, чтобы был кусок хлеба, он ищет любую подработку. Но мы вместе живем, восемь человек в одном доме, нам легче. Нет деления: эти кастрюли наши, а те их. Иногда муж, главный добытчик, спрашивает: «Ну и что вам это дает? Ваши курсы бесплатные и так далее?» Мы с Бесланом отвечаем: «Высокое моральное удовлетворение!» Когда люди видят Беслана, его детей, у них появляется желание что-то поменять в своей жизни. Это подстегивает. Заставляет учиться, искать работу, расти дальше. Личную жизнь строить…

Светлана Лазебная

Источник: www.kuban.aif.ru