Архив:

"Считаю негигиеничным ставить ноги на стол"

26-летний украинский спортсмен-паралимпиец победил в номинации «Личное достижение» акции «Гордiсть країни»

На Паралимпиаде-2012 в Лондоне 26-летний украинский пловец Ярослав Семененко стал первым героем. На следующее утро после церемонии открытия Игр английские газеты вышли с огромной фотографией нашего спортсмена и подробным описанием его жизни. Зарубежных коллег интересовало практически все: в каких условиях живет и тренируется парень, как ест и одевается, чем занимается в свободное время, есть ли у него семья. В Олимпийской деревне Ярослава то и дело останавливали незнакомые люди, чтобы высказать ему свою поддержку и восхищение.

«Держаться в маршрутке нечем, вот и летаю по салону»

Плаванием он занимается по спортивным меркам недолго — с 2007 года. Но успехов добился немалых, выиграв несколько европейских и мировых первенств. Его мечтой было вернуться с Паралимпиады в Лондоне с наградой. Жаль, не получилось — три сотые секунды отделили нашего спортсмена от бронзовой медали. Дело в том, что у парня руки ампутированы по плечи (в девятилетнем возрасте попал под мощный электрический разряд), поэтому на финише Ярославу нужно было коснуться бортика головой. Так что его соперники обладали весомым преимуществом.

И все же без награды наш герой не остался. Ярослав Семененко победил в номинации «Личное достижение» акции «Гордiсть країни» — проекта Фонда Виктора Пинчука, реализуемого в партнерстве с телеканалом СТБ и газетой «ФАКТЫ». На церемонию награждения спортсмен приехал со своей девушкой Настей. Они встречаются уже пять лет и осенью собираются сыграть свадьбу.

Во время нашей встречи молодые люди просто светились от счастья. У них был двойной повод для радости. Победа в номинации — это, конечно, здорово. Но была и еще одна причина: второй Президент Украины Леонид Кучма, присутствовавший на торжестве, пообещал Ярославу помочь с квартирой.

Да и наше интервью то и дело прерывали звонки. Парень ловко подхватывал телефон левой ногой, а большим пальцем правой ноги нажимал кнопку ответа. Каким-то молниеносным движением подносил телефон к уху и зажимал его между плечом и головой.

Я несколько раз ловила себя на мысли, что практически не замечаю у него отсутствия рук. Ярослав просто завораживающе жестикулировал… ногами и рассказывал о своей жизни.

— Сам я родом из Красногоровки, это под Донецком, — начал Ярослав Семененко. — Местные власти выделили мне комнату в бараке. Там даже полов не было. За свои деньги провел канализацию и воду, чтобы хоть какие-то условия были. В общем, для жизни инвалида жилье не приспособлено. Да и добираться до бассейна на маршрутке, а тренируюсь я в Донецке, приходится два часа. Поэтому снимаю квартиру на окраине Донецка. С моим заработком дорого, конечно. Но зато до бассейна всего 10 минут пешком.

Не люблю ездить в общественном транспорте. Во-первых, часто встречаются грубияны. Бывает, захожу в маршрутку, сажусь, а меня просто за шиворот поднимают: «Уступи место!» Объяснять, что мне нечем держаться, бесполезно. А вы ведь знаете, как ездят наши маршрутчики, — разгонятся, а потом резко тормозят. Вот я по салону и летаю. Еще очень неприятно, когда начинают требовать оплату с криками: «Какой ты инвалид?!» В транспорте чаще всего я ездил с друзьями — чтобы и за проезд заплатили, и помогли подняться, если упаду. А потом, чтобы никого не нагружать, стал ходить пешком, сколько бы километров ни пришлось преодолевать.

— Тренироваться много приходится?

— Два раза в день — утром и вечером. В воде провожу четыре-пять часов. Еще час в тренажерном зале. Как на работу хожу. Кстати, когда возвращаюсь домой, обязательно принимаю ванну. Погреться ведь надо (смеется). Воду я люблю… А можно похвастаться?

— Конечно.

— Я учусь водить машину!

— Это как?

— Буквально за несколько дней до поездки в Киев знакомая девушка разрешила мне проехаться на ее машине. Я первый раз в жизни сел за руль! К тому же автомобиль был с механической коробкой передач. Я разулся и остался в носках. Правой ногой переключал передачи, а левой коленкой придерживал руль (Ярослав тут же показал мне, как он вел машину, как выруливал на повороте, как переключал передачи. — Авт.)

— Страшно было?

— Конечно же, волновался. Но когда ехал уже во второй раз, появилась какая-то гордость, что я могу это. Вижу, как люди водят машины — как они разворачиваются, как сдают назад. Мне кажется, я практически ничем от них не отличаюсь. Правда, надо было видеть глаза окружающих (смеется). Они были в шоке!

— А в каком шоке будут гаишники…

— У меня такое ощущение, что я всю жизнь вожу машину. Чувствую себя комфортно за рулем. Это мое очередное маленькое достижение, победа над собой. Теперь мечтаю об автомобиле с автоматической коробкой передач.

«Знакомство с Настей стало для меня огромным стимулом. Научился делать многие вещи самостоятельно»

— Настя! — обращаюсь к девушке Ярослава. — Ты находилась рядом, когда Ярослав вел машину?

— Нет, я в это время на работе была, но потом весь вечер Ярик мне рассказывал о том, как он ездил, — смеется девушка.

— Ярослав, мне кажется, что ты уже настолько приспособился обходиться без рук, что редко просишь Настю о помощи.

— Ошибаетесь! Когда она рядом, я очень даже часто прошу ее помочь (смеется). А вот когда Насти нет, приходится все самому делать. Мне, чтобы совершить любое действие, надо приложить много усилий и потратить уйму времени. Например, разогреть еду — это для меня целый процесс. И желательно, чтобы никто в это время на меня не смотрел. Я стесняюсь. Много нюансов: могу тарелку, например, уронить. Хотя это редко бывает. Или, например, половник берешь (парень ногой показывает, как это происходит. — Авт.) и несешь его к тарелке, а по дороге суп можно и разлить. Знаете, как потом лень убирать…

— Но в люди-то тебе все равно приходится выходить. А на сборах как?

— На Паралимпиаде в Лондоне мне в помощь дали волонтера, который ходил со мной в столовую. Волонтер насыпал еду, а дальше я уже сам справлялся. С ложечки меня не кормили. Хотя в общественных местах стесняюсь кушать ногами. Считаю негигиеничным ноги на стол ставить. Хорошо, если новые носки и кроссовки. Но ведь всякие ситуации бывают.

На сборах жил в одной комнате с Витей Смирновым и Даней Чуфаровым. Они мне частенько помогали, за что я очень благодарен ребятам.

— Ярик мне старается во всем помогать, — поддерживает любимого Настя. — За покупками вместе ходим. Я ему сумку с продуктами на плечо закидываю, и он сам все несет. Приспосабливаемся к этой жизни.

— А как вы познакомились?

— Это произошло в ноябре 2008-го, после Паралимпиады в Пекине. Я ждал маршрутку, возвращаясь с тренировки. Было очень холодно, шел дождь, а я как назло забыл шапку. Смотрю, девушка подошла. С такими красивыми глазами! Мы встретились взглядами и… Но мне показалось, что ей всего лет 13 — не больше. Очень она мне понравилась. И я обратился к ней: «Девушка, пустите меня под зонт, а то растаю». Познакомились. Настя сказала, что едет с работы. Я обрадовался, что ей не тринадцать (смеется).

— У нас городок маленький и наглядно я Ярика знала, — подхватывает Настя. — Знала, что есть такой парень и с ним в детстве случилась беда.

— На следующий день я уже торопился на остановку, чтобы встретить Настю после работы. Но, представьте, опоздал на целый час. Уже ни на что не надеялся. Но каково было мое удивление, когда я подошел к остановке, а мне навстречу вышла из маршрутки Настя. Это судьба. Она в тот день тоже задержалась. И ровно на час. Я провел Настю домой, обменялись телефонами.

— Я так ждала, что Ярик мне позвонит, а он не позвонил.


— Не хотел показаться навязчивым, поэтому набрал Настю через день, — объясняет молодой человек. — Мы проговорили целых пять часов! Еще через несколько дней предложил Насте встречаться, и она ответила, что согласна. С тех пор не расстаемся. Настя меня во всем поддерживает, подбадривает, успокаивает, когда надо. Даже если я далеко — на сборах или соревнованиях, — созваниваемся каждый день.

Знакомство с Настей стало для меня огромным стимулом. Научился делать многие вещи самостоятельно. Я ведь теперь несу ответственность не только за себя, но и за нее.

— Знаете, я долго привыкала ко всеобщему вниманию, — признается Настя, смахивая слезы. — Когда мы с Яриком стали ходить в кафе или на дискотеки, на нас чуть ли не пальцами показывали.

— Кстати, до знакомства с Настей я никогда не танцевал. А теперь очень люблю — и быстрые танцы, и медленные. Ушло какое-то чувство скованности.

— Свадьбу уже запланировали?


— Да, в этом году — после чемпионата мира. И не просто красивую — шикарную свадьбу. Хочу порадовать Настю. А если еще к этому времени и вопрос с жильем решится, будем очень счастливы. Считаю, что семья — это большая ответственность. И я должен дать своим близким по максимуму, обеспечивать ее всем.

— Я понимаю, что Ярослав никогда не сможет меня обнять, подать мне руку, — говорит Настя. — Если у нас появится ребенок, он не сможет его держать на руках. Но вдвоем мы сумеем преодолеть все!

«Мечтаю об электронных руках»

— Ярослав, не могу не вернуться к тому дню, когда так резко изменилась твоя жизнь.

— Помню все до мельчайших подробностей: как дотронулся до проводов, как ток проходил через меня, как парализовало тело, а мозг продолжал работать, и я все чувствовал. И, наверное, буду помнить всю оставшуюся жизнь.

Наша семья не относилась к разряду благополучных. Родители пили, нас было пятеро детей. Иногда дома вообще никакой еды не было. Помню, мне ужасно захотелось поесть, а на кухне нашел один только лук. Я испек луковицу на газовой конфорке и съел… Нас отдали в интернат, где мы жили и учились. Но частенько оттуда сбегали домой.

Знаете, меня как будто какая-то сила оберегала. Я не ввязывался ни в какие криминальные истории, не воровал. В тот день старший брат с друзьями пошел к трансформаторной станции, ну я и за ними. Вошел в трансформаторную будку, потянулся руками к какой-то детали…

Нашел меня старший брат. Он позвал на помощь проезжавшего мимо мужчину. Тот, не раздумывая, схватил меня, но его отбросило на несколько метров. Тогда мужчина попытался выключить рубильник. Не удалось — тот оказался приваренным. Мой спаситель побежал к ближайшему магазину и стал звонить, чтобы обесточили станцию. Приехали соответствующие службы, убедились, что я действительно лежу в трансформаторной будке и через меня проходит ток. Только после этого в управлении завода, к которому относилась станция, отключили электричество. Причем во всем городе.

— У мамы не было тревожных предчувствий накануне?

— У нее — нет. А вот мне накануне приснился сон, который я, хоть мне тогда всего девять лет было, запомнил на всю жизнь. Может, это и не сон вовсе. Передо мной в комнате стоял Иисус Христос и читал молитву из книги, которую держал в руках.

— Когда я открыл глаза, он как дымка растаял, а книга… осталась висеть в воздухе, — продолжает Ярослав. — Спустя секунды она упала на пол, я глянул вниз, а там — ничего нет.

Наверное, это было какое-то предупреждение свыше. После такого удара током нереально было выжить. Ток проходил через мое тело не меньше 20 минут. Я чувствовал, как разряд входит в меня, а выходит под коленом левой ноги. Мои руки просто сгорели.

Долго лежал в ожоговом центре. Помню, как пришел в себя, попытался пошевелить руками. Повернул голову налево — нет руки, направо — нет ничего. Рядом была мама. После случившего со мной она даже бросила пить.

Тяжелее всего было возвращаться домой и заново учиться делать элементарные вещи. Я стал бояться людей после того, как пару раз вышел на улицу и услышал: «Безрукий! Инвалид! Калека!»

В школу долго не ходил. Больше всего хотелось взять в руки ручку и что-то написать. Перевели меня в школу рядом с моим домом. Пройти сто метров под взглядами прохожих для меня было пыткой. Жутко стеснялся, но больше всего боялся под этими взглядами открыть школьную дверь. Мне нужно было ногой повернуть скользкую ручку. Поэтому в школу я заходил уже после звонка.

— Наверное, радовался каждой победе над собой?

— Конечно! Радовался всему, что удалось сделать в первый раз. Сначала мне нужно было научиться снимать штаны. Потом научиться их одевать. Долго учился надевать носки. Первый носок, который удалось надеть, связала мама. Минут 30 мучился, но все-таки справился.

Помню, как в первый раз пожарил себе яичницу с колбасой. Готовить меня мама научила. Она заболела раком и слегла. Рассказывала, как готовить супчик или борщик. Я варил. Помогал ей, она ведь в последние месяцы уже не вставала, и я был всегда рядом. Потом не стало папы. В тюрьме умер старший брат, потом еще один брат…

Закончил школу, начал бездельничать. Общался с не очень хорошими людьми, которые пили, кололись. Могу сейчас признаться, что тогда моя жизнь начала идти не в то русло. У меня была дорога либо в попрошайки, либо в тюрьму. А я не хотел. Слышал о паралимпийском спорте, но не знал, к кому обратиться за помощью. Посоветовали поговорить с заместителем директора спорткомплекса «Дельфин» Борисом Ивановичем Соколовым. Поначалу я на воде только мог держаться. Было тяжело. Очень. Но мой тренер в меня верил и говорил: «Ярослав, это твой единственный шанс на нормальную жизнь».

— О чем мечтаешь?

— Об электронных руках. В 2009 году они стоили 127 тысяч евро. Это неимоверно огромная сумма. Эти руки выполняют необходимые движения и управляются нервными импульсами, идущими к мышцам тела. Сокращение мышц спины вызывает разгибание суставов, а мышц груди — сгибание. Запястье может поворачиваться в любую сторону, а локти устроены так, что при ходьбе руки двигаются как настоящие. И я смогу ими делать ВСЕ!

Обычные протезы не подходят. Да и не функциональные они — больше для красоты. А зачем мне красота? В детстве у меня были протезы. Первый я даже сломал, когда на велосипеде ездил. Меня никто не мог догнать!

— А есть вещи, которые у тебя не получается сделать без рук?

— В принципе, я уже все наловчился делать. Не могу пока себе на рубашке пуговицы застегнуть. Поэтому раскладываю вещи на кровати, застегиваю, а потом надеваю. Шнурки на кроссовках не завязываю, а просто туго зашнуровываю, а уж потом обуваюсь. Пожалуй, единственное, что у меня не получается, — застегнуть на себе молнию на джинсах, поэтому чаще всего меня можно увидеть в спортивных штанах (улыбается).

— Сколько мы с тобой разговариваем, ты все это время разминаешь ноги…

— Очень сильно болят. Долго на одном месте не могу стоять. Да и сидеть тяжело. Вчера на церемонии награждения уж и не знал, куда ноги деть. А еще, бывает, что болят… руки. Прямо чувствую пальцы, локти, суставы…

— Снится, что ты что-то делаешь руками?


— Редко. Но зато часто в снах все делаю ногами (смеется)! Однажды приснилось, что я еду на мотоцикле и управляю ногами!

Ольга Гурина

Источник: fakty.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ