Архив:

Маргоша

Молодую женщину поместили в СИЗО, чтобы она сгнила там заживо

У Маргариты — врожденное отсутствие прямой кишки, из-за чего ей пришлось перенести несколько десятков оперативных вмешательств. Из-за невозможности соблюдать в условиях сизо диету и проводить специальные очистительные процедуры к началу марта, спустя три месяца заключения в СИЗО «Печатники», ее состояние ухудшилось настолько, что девушку срочно поместили в больницу «Матросской Тишины». Симптомы были следующими: вышедшая наружу из искусственного ануса кровоточащая сигмовидная кишка, забитая пищеварительная система, признаки сильнейшей интоксикации и отек всего тела, постоянная высокая температура, гнойные выделения из кишечника, рвота. Думаю, писать о том, какие боли она испытывает, излишне.

В больнице «Матросской Тишины» Маргариту вывели из критического состояния и опять отправили в СИЗО «Печатники», где буквально через неделю вся симптоматика вернулась.

Теперь о том, что противоправного совершила Чарыкова, которую обрекли еще до суда сгнить заживо.

12 декабря сотрудники Госнаркоконтроля задержали девушку. При обыске у нее был обнаружен пирацетам с примесью амфетамина. По утверждению матери Маргариты — Эрики Каминской, амфетамин Маргарита использовала для самостоятельного приготовления обезболивающего, которым ей приходилось постоянно пользоваться. Маргарите предъявили обвинение по пункту «г» части 1 статьи 30 и части 3 статьи 228.1 УК (приготовление к сбыту наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов). 15 декабря суд удовлетворил ходатайство следствия о заключении Чарыковой под стражу.

С этого момента и закрутилась история — сколь изуверская, столь и типичная.

То, что Маргарита Чарыкова до сих пор жива, в известной степени медицинский парадокс. Это со всей очевидностью следует из заключения судмедэксперта высшей категории с 25-летним стажем, доцента Петербургского госмедуниверситета Леонида Петрова, который он сделал по запросу адвоката правозащитной организации «АГОРА» Светланы Сидоркиной. Петров считает, что девушка нуждается в срочной госпитализации в колопроктологический стационар. «Наличие язв на слизистой толстой кишки создает опасность развития угрожающих жизни осложнений — кишечного кровотечения, перфорации язв с развитием перитонита. У больной нарастают симптомы кишечной непроходимости с явлениями интоксикации» — диагноз Леонида Петрова.

Такой сюжет… Многогранный, на мой взгляд. Оговорюсь сразу: девушка, по мнению наркополицейских, нарушила закон и должна за это понести ответственность, предусмотренную Уголовным кодексом. Спорить с этим как-то бессмысленно, хотя небезынтересно будет узнать, как ее вину оценит суд: рассмотрит Чарыкову как мелкого наркодилера или как страдальца, готового на многое, чтобы облегчить боль? Как живут в нашей стране больные с хроническими тяжелыми болями, можно узнать на любом онкофоруме. Это — к сведению здоровых членов судейского сообщества.

Речь о другом. Рите отчаянно повезло, что ее история стала публичной. Иначе шансов ноль. И весь ужас системы в том, что на каждого больного сидельца СМИ и правозащитников не наберешься. До середины марта, до той поры, пока делом Риты Чарыковой не занялась адвокат «АГОРЫ» Светлана Сидоркина, за спасение девушки билась ее мать: «Я писала о состоянии Риты на имя директора ФСИН, начальнику СИЗО № 1. Никакой реакции».

Но дольше всего Эрика Каминская рассказывает не о тщетной битве за уменьшение физических мук дочери, а о том, как все эти 25 лет жизни Риты им вместе удавалось добиваться ее полноценной жизни. Самое страшное, что сейчас этот титанический труд ее дочери за выживание и полноценную жизнь обнулили. «У нее нет оформленной инвалидности. Рита с детства приспособилась к своему состоянию. Это очень непросто так жить, я всегда удивлялась, как она с этим справляется. Но мы вместе всегда были против того, чтобы оформлять инвалидность, — она изо всех сил стремилась к полноценной жизни. Маргоша работала, училась…»

Это называется — угробили. Даже если Рита выкарабкается без фатальных последствий, дальнейшая реабилитация будет тяжелейшей. За счет семьи. 35 тысяч изъятых при обыске долларов, собранных на операцию в Израиле, — в той же статье расходов.

Еще одна характерная особенность этого сюжета. Резонансные истории больных мучеников, сидевших в СИЗО, — например, Алексаняна, Магнитского, никак на систему не повлияли. И даже не в смысле ее гуманизации, а в смысле элементарной адекватности современным медицинским стандартам. В минюстовский перечень тяжелых болезней, позволяющий освободить из-под стражи, такой редчайший диагноз, который есть у девушки, не входит. Да и не может входить — все врожденные аномалии в ведомственный документ не внесешь. Нет бумажки — хоть сдохни. Буквально. И никакой судмедэксперт и гниющая заживо девушка системе не указ. А аргументом, подвигнувшим следствие ускорить процесс, оказалось не ее состояние, а пришедшее на днях требование ЕСПЧ о срочном предоставлении информации о состоянии здоровья тяжелобольной Маргариты Чарыковой. Соответствующее письмо в ЕСПЧ в середине марта отправила адвокат Сидоркина.

После этого известия наркополиция отозвала из суда свое ходатайство о продлении ареста, а следователь по делу Чарыковой был срочно вызван в ФСКН, после чего отменил предъявление окончательного обвинения. То есть они струхнули. Международный скандал оказался для «исполнителей» пострашнее перспективы очередного летального исхода в СИЗО. Мать Маргариты взяла в банке полмиллиона рублей на залог под освобождение дочери.

И последний вопрос, который не дает покоя: а надеть на Маргариту Чарыкову электронный браслет и посадить под домашний арест никак нельзя было? Для подследственной Васильевой, проходящей по многомиллиардному делу «Оборонсервиса», браслет нашелся.

Р.S. В минувшую пятницу, 5 апреля, Маргариту Чарыкову выпустили из СИЗО под подписку о невыезде.

Наталья Чернова

Источник: www.novayagazeta.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ