Архив:

Можно ли в инвалидной коляске добраться до диплома вуза?

У нас появилось новое определение - инклюзивное образование, но стало ли от этого доступнее для инвалидов высшее образование?

Эту статью я написал более полугода тому назад, но ее публикация мною все время откладывалась. Стоп-мены, расписание ЦТ и школьных экзаменов казались мне более актуальными. Но информация о коллегии Министерства образования, посвященной инклюзивному образованию, напомнила мне, что у нас существуют очень серьезные проблемы, не привязанные к конкретным датам и событиям. На этой коллегии прозвучало честное признание министра С.Маскевича, что «Беларусь стоит на начальном этапе развития системы инклюзивного образования.

Инвалидов инвалидами называть сейчас неполиткорректно. Их надо называть людьми с ограниченными возможностями. Это гораздо проще, чем расширить эти возможности, в том числе и на образование.

Мне часто задавали вопрос: «А вы хотите, чтобы вас лечил хирург с ДЦП или с очень плохим зрением?» Вопрос хлесткий, но бессмысленный. На многие специальности существует перечень ограничений по здоровью, поэтому ни хирургом, ни военным, ни … инвалид стать не сможет. А вот программистом, бухгалтером, юристом, … сможет. И сможет наполнить свою жизнь интересной работой, содержать себя и свою семью и меньше нагружать государство заботой о себе. В том, чтобы люди с инвалидностью реализовывались в профессии, заинтересовано все общество. Как высококвалифицированный специалист, он имеет лучшую зарплату, а значит, снижается бремя налогоплательщиков по содержанию людей с инвалидностью. Не должно быть так, что большинству инвалидов одна дорога - собирать розетки на предприятии общества инвалидов. Многие из них способны на большее. И для этого им нужно дать шанс получить образование. Итак, лишение возможности получить образование для инвалидов не только аморально, но и невыгодно для государства.

Тогда возникает вопрос, как организован у нас процесс обучения инвалидов? Ответ на него прост и страшен - почти так же, как у здоровых людей. Причем речь идет не только о вузах.

Мне рассказал мой хороший товарищ Владимир, чья дочь почти полностью оглохла в результате неправильного лечения, что обучение в специализированной школе для глухонемых происходит по тем же учебникам и программам, что и в обычной школе. Глухонемые дети не в состоянии проходить школьную программу с той же скоростью, с которой учатся здоровые дети. Очевидно, что школьные программы для детей с потерей слуха надо значительно сократить, а в старших классах надо предоставить этим детям возможность изучать только те предметы, к которым у них есть интерес. Сегодня же в этих школах выдают обычный аттестат о среднем образовании, что является лицемерием и ложью. Выпускники школы практически ничего не знают из того, что необходимо для поступления в вуз. Но и выбирать им место для продолжения образования практически не из чего. Как цинично ответили Владимиру в приемной комиссии вуза: «Пожалуйста, поступайте к нам, но на общих основаниях». Владимир не смог найти ни одного вуза, где были бы созданы условия для получения высшего образования для слабослышащих или глухонемых людей, которых в Беларуси несколько десятков тысяч.

А ведь кроме сбора розеток и работы швеи-мотористки они могли бы освоить множество современных специальностей, связанных, например, с компьютерами. Не думаю, что у слабовидящих, инвалидов-колясочников или больных ДЦП выбор больше. Конечно, для того чтобы студенты с нарушением слуха были обеспечены сурдопереводом, тьюторингом, записыванием учебного материала, применением современных специальных сурдотехнических устройств и другими техническими средствами обучения; студенты с нарушениями зрения - лупами, настольными лампами, учебниками и учебными пособиями, напечатанные шрифтом Брайля, записями лекций на электронных носителях; студенты с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата - сантехническими комнатами, лифтами, дверными приспособлениями, для всего этого надо потрудиться. Кстати, и технологии дистанционного обучения были бы для них весьма уместны.

А вместо этого слова: инклюзивное образование, безбарьерная среда, ограниченные возможности, интегрированные классы и т.д. Поэтому, по данным «Офиса по правам людей с инвалидностью», только 6% взрослых инвалидов, передвигающихся в кресле-коляске самостоятельно или в сопровождении, получили высшее образование, только 10,7% инвалидов с нарушением зрения и 6,3% инвалидов с нарушением слуха имеют высшее образование. Имеющееся в стране дистанционное обучение доступно для людей с инвалидностью лишь на условиях оплаты. Итак, на практике у инвалидов нет особых льгот при учебе в вузе, а есть вызывающая восхищение и уважение борьба за получение образования.

По информации Минобразования, в 2010/2011 учебном году в вузах на дневной форме обучались 1339 инвалидов. Значит, в год в вузы решаются поступать не более 400 абитуриентов-инвалидов. В правилах вступительных экзаменов написано, что по заключению медицинской комиссии вуз организует для инвалидов отдельные экзамены в той форме, которая соответствует состоянию здоровья абитуриента. Но если для таких абитуриентов проводить отдельный экзамен, тогда необходимы специальные тесты или билеты, правила их оценивания, отдельная шкала оценки и правила ее перевода в общую шкалу. Возможен экзамен и в устной форме, но он подразумевает иную систему оценки, иные вопросы и задания на экзамены, чем задания на ЦТ. Значит, надо будет после экзаменов интегрировать шкалу оценок для инвалидов в общую шкалу для всех абитуриентов, так как отдельных мест для инвалидов в наших вузах не выделено.

Существует массовое заблуждение, что у инвалидов есть льготы на вступительных экзаменах. Это не соответствует действительности! Инвалиды I и II группы и дети-инвалиды имеют преимущество только при равном количестве баллов. При четырехсотбалльной шкале такая «льгота» не имеет никакого смысла.

В реальности инвалиды-герои сдают ЦТ наравне со всеми. Например, инвалиды-колясочники или абитуриенты с ДЦП. Их должен кто-то привезти в пункт тестирования, но его сопровождающего вовнутрь не пустят. Допустим, что внутри здания ему будет помогать специальный работник. Но такому абитуриенту еще требуется отдельная парта, пандусы внутри здания и специальный туалет (час дороги до пункта тестирования, три часа - продолжительность теста и час назад). Для слабовидящего также потребуется сопровождающий внутри пункта тестирования. Глухой абитуриент не слышит инструктаж, который проводится перед каждым тестом.

Хотелось бы, чтобы руководители нашей системы образования направили свою энергию на создание условий для получения инвалидами хорошего образования. Возможно, нужно выделить им отдельные дополнительные места в вузах не в ущерб остальным бюджетникам. Например, выделять какие-то специальности для людей с инвалидностью, широко использовать возможности дистанционного обучения. Придется много думать и многое сделать, но это нужная и благородная работа.

Я уже приводил в пример историю выдающегося парня Владислава Гудкова из Слуцка, который в этом году, несмотря на ДЦП в тяжелой форме, с золотой медалью окончил школу, но поступить смог только в Барановичский университет, и то только благодаря личному участию ректора. Владислав будет учиться заочно и приезжать в Барановичи на сессии. Значит, никаких реально работающих механизмов для получения высшего образования для инвалидов нет. Ведь очевидно, что учиться такой студент должен в БГУ хотя бы потому, что добираться в Минск из Слуцка проще (судя по всему, о реальном дистанционном образовании говорить сейчас не приходится вообще).

Было бы неплохо изучить, как решаются проблемы образования инвалидов в других странах. Например, в США много слабослышащих работают кассирами. Для того чтобы считать код с товара, слух не нужен. В случае, когда возникает необходимость общения с клиентом, у кассира есть специальная доска и маркер, чтобы покупатель мог написать то, что хочет сказать. Могу привести пример моей родственницы, инвалида по зрению, которая с трудом окончила белорусскую школу. Недавно она успешно закончила обучение в одном из лучших экономических университетов в США. На экзаменах у нее было времени в два раза больше, чем у здоровых студентов. У нее был сопровождающий, предоставленный вузом. Многие учебные материалы для нее были предоставлены в аудиоформате. Общество инвалидов оплачивало услуги адвоката в случае возникновения спорных ситуаций.

У обозначенных мною проблем нет простого решения, а значит, надо максимально полно и всесторонне их сформулировать, а затем попытаться обозначить пути их решения. И я думаю, что найдется много волонтеров, готовых помогать государству в создании системы инклюзивного образования.

Евгений Ливянт

Источник: www.kp.by

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ