Архив:

Свадьба в больничной палате

В Екатеринбурге влюбленные расписались прямо в больничной палате, несмотря на серьезный диагноз жениха

Свой медовый месяц молодожены Дмитрий и Анна Черкасовы (имена героев изменены по их просьбе) провели в клинике Павлова в Екатеринбурге. Мы встретились с ними на занятиях по лечебной физкультуре.

- Отцепите меня, пожалуйста, от педалей, - Дима умоляюще смотрит на Аню. Ему очень больно заниматься на велотренажере.

Аня качает головой. Парень почти плачет от боли, злится. Но упрямо крутит педали...

Пьяному лихачу дали всего восемь месяцев

Аня и Дима поженились недавно, в январе. Свадьба их прошла прямо в больничной палате. Жених сидел на инвалидном кресле. Праздничный галстук одолжил врач. Он же принес букет цветов. Пришла регистратор из ЗАГСа. А после «торжественной» церемонии бракосочетания красавица-невеста повезла молодожена на очередные процедуры.

Они живут в одном маленьком «газовом» городе на Ямале. Аня познакомилась с будущим мужем, когда тому было лет шестнадцать. Димка дружил с Аниной сестрой и ее парнем.

Аня старше Димы на шесть лет, поэтому относилась к нему в первое время чисто по-приятельски. Даже не думала, что когда-то все будет иначе: шесть лет в таком юном возрасте - большая разница. В девятнадцать Дима ушел в армию. А когда вернулся, снова столкнулись с Аней в одной дружеской компании. Девушка была уже вполне состоявшимся человеком, работала на хорошей должности - заведующей магазином. А еще получала высшее образование в институте по специальности финансист. Дима не смог пройти мимо красивой, сильной и уверенной в себе девушки. Стал ухаживать. И Аня приняла ухаживания, увидев в нем уже не подростка, а сильного, уверенного мужчину. Дима работал охранником в крупной фирме и учился в институте на юриста.

Они встречались три года. Диме было 25, Ане 31, когда случилась катастрофа.

Десять месяцев назад Диму сбил пьяный лихач. Испугавшись того, что натворил, водитель угнал прочь, даже не попытавшись помочь раненому человеку. Но его задержали, был суд. Водиле дали восемь месяцев колонии-поселения. У человека, по пьяни искалечившего парня, нашлось смягчающее обстоятельство - маленький ребенок.

Дима совсем не помнит аварии. Сразу после беды он впал в кому. Диагнозы у него очень тяжелые: переломы таза, ног, черепно-мозговая травма. Врачи обнадеживать не стали, приготовили близких к самому худшему: мол, будет прикован к постели. Аня отказывалась верить, стала бороться. Вместе с друзьями начала собирать деньги, чтобы отправить Диму в одну из лучших клиник Москвы. Но своих и родительских денег не хватало. Парень был до сих пор без сознания, в коме. Нужно было заказывать специальный самолет с медицинским оборудованием и врачами. А это огромные деньги. Молодые люди развесили по городу объявление с просьбой о помощи и номером расчетного счета. И за несколько дней благодаря хорошим людям, их землякам, ребята собрали нужную сумму.

Дима вышел из комы через три месяца. Аня все это время была рядом с ним, в одной палате. Ради Димы она уволилась с работы. Когда любимый пришел в себя, она была первым родным человеком, которого он увидел. Правда, сначала не узнал ее.

«Задет головной мозг, амнезия, - объяснили врачи. - Может и так случиться, что он вообще ничего и никого не вспомнит». Но он вспомнил свою Аню уже в первые же дни, как пришел в себя».

За эти десять месяцев, что прошли после аварии, Дима заново научился сидеть, двигать руками и ногами. Память до конца так и не вернулась. Они сменили несколько медицинских учреждений, Аня хватается за все соломинки - шансы на выздоровление. Клинику в Екатеринбурге им порекомендовали в Москве. Тут тоже не гарантируют чудес. Но заставляют работать, внушая, что только это может спасти, вернуть к прежней жизни. Уколы, массажи, прочих медицинских процедур и четыре часа мучительных, болезненных тренировок на тренажерах.

«Не выдержал испытания»

Аня при этом не бросила учебу. И верит, что Дима тоже выйдет из академического отпуска. А пока ежедневно возит Диму на коляске в зал лечебной физкультуры. Отвезет и тихонько отходит к двери - чтобы муж ее не видел.

- Понимаете, он без меня лучше занимается, - объясняет нам Аня. - Когда Димка меня видит, начинает жаловаться на боль, просит прекратить тренировку. (Димины ступни привязаны к педалям велотренажера, такие тренировки необходимы для восстановления, разработки связок. - Ред.) Не подумайте, что он жалуется, потому что слабый. Он очень сильный! Просто он столько боли вытерпел. И сейчас терпит, старается работать, выкладывается по полной.

…Мы разговариваем с Анной, а в это время рядом с Димой на соседнем тренажере работает девушка. Она тоже инвалид. Сюда ее привезла мама - единственный ее близкий человек, которая от нее никогда не откажется. Они слушают Анину историю про любовь и преданность и рассказывают свою. Историю любви и предательства, обычную и предсказуемую.

Восемь лет назад Оля Иванчукова не была инвалидом-колясочником. Она, симпатичная выпускница Московского педагогического колледжа, собиралась выходить замуж. Вместе с будущим женихом Николаем Оля съездила домой, в родную деревню под Оренбургом, познакомиться с родителями. Потом поехали в Москву готовиться к свадьбе. Но случилась беда. Однажды машина, в которой ехала Оля вместе с любимым и общими друзьями, перевернулась на мокрой дороге. Девушка пострадала больше всех. Свадьбу, конечно, отложили. Сначала вроде бы на время - пока Ольга не поправится. Ее выписали, она уехала в родную деревню. Прошел год, другой, девушка так и не могла встать на ноги. Друг от нее не отказывался, присылал деньги и иногда приезжал.

- А потом Коля приехал к нам вместе со своей мамой, и они объяснились, - вспоминает мама Оли, Валентина Михайловна. - Мама сказала мне, что больше Коля к нам ездить не будет. Мол, парню надо устраивать свою жизнь, извините…

У Оли началась депрессия. Она почти ни с кем не говорила.

- В деревне на инвалидной коляске никуда, и это сидение дома еще больше добивало Олю, - говорит ее мама. - Нас спасло, что нам дали бесплатную путевку в санаторий, в Анапу. Был заезд инвалидов-колясочников. У нее там появились друзья, она увидела, что жизнь-то не закончилось! И так можно жить.

- А жених Олин больше не давал о себе знать?

- Нет. Но я его не осуждаю.

Хотя тут же добавляет, не без обиды:

- Слабый он человек. Не выдержал испытания.

«Терпи, Дима!»

Эту и другие истории соседей Димы по отделению Аня хорошо знает. Она даже соглашается с мамой Ольги:

- Конечно, не надо никого осуждать. Просто я сделала другой выбор. Потому что знаю: все к тебе в жизни возвращается. Кстати, мои родители, наоборот, поддержали меня, узнав, что мы с Димой хотим расписаться. Спасибо им за это.

Потом Аня говорила хорошие слова о том, что чудеса исцеления бывают, что им с Димой надо много работать и тренироваться и что все будет у них хорошо - по-другому и быть не может.

Ребята-медики стали усаживать Диму в каталку. Парень застонал.

Аня бросилась помогать:

- Терпи, Дима!

Потом повезла вымотанного мужа в палату. Тренировка закончилась.

Комментарий врача:

«Восхищаемся этой женщиной»

- Никаких прогнозов по будущему Дмитрия мы делать не будем, - говорит заместитель директора клиники Павлова по развитию и реабилитации Раис Арсланов. - В каждом случае восстановление индивидуально. Но мы восхищаемся поступком этой женщины, ее борьбой за любимого человека. Я предупреждал ее, что будет очень тяжело: и морально, и физически, и материально. Она сказала, что готова к любым трудностям. Пока я могу сказать, по сравнению с прежним состоянием пациента результаты есть. И это благодаря ей! Именно в таких случаях тяжелых случаях без желания самого больного и без поддержки родных врачи мало что могут сделать. У нас в практике был уникальный случай, когда пациент при подобных тяжелых травмах восстановился и стал учиться в институте.

Елена Панкратьева

Источник: www.kp.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ