Архив:

Каждый из нас с особенностями

Эксперты из Москвы и Австрии оценили самарскую инклюзию

С этого года вступил в силу новый Закон «Об образовании», который официально закрепляет принцип инклюзивного обучения: когда все дети, независимо от их физических, психических, интеллектуальных и иных особенностей, учатся вместе в одних общеобразовательных школах. Как это реализуется в мировой, российской и самарской практике, эксперты обсудили в ходе недельного визита в Самару гостей из Вены и Москвы.

Детский сад - для всех!

Специалисты, занимающиеся инклюзивным образованием, отмечают, что совместное обучение - это не новшество, утвержденное сверху и обязательное к исполнению. Это требование времени. Ведь детей с различными особенностями становится все больше, да и у каждого из нас свои особенности есть. Но все мы члены общества и должны принимать друг друга, взаимодействовать и помогать по мере необходимости. А учиться этому, прививать инклюзивную культуру надо с детства. Кроме того, исследования показывают, что дети с отклонениями от нормы, обучающиеся в обычных школах, развиваются и социализируются быстрее, а нормальные ребята при таком обучении не только не страдают, а наоборот, становятся добрее, серьезнее, целеустремленнее и успешнее.

Всю прошлую неделю самарские педагоги, специалисты и родители, которых касается и интересует процесс инклюзии, имели возможность обменяться опытом, обсудить волнующие вопросы с заведующей детским садом в Вене (Австрия), куда ходят дети с разной инвалидностью, Дагмар Петрович, и сотрудником кафедры дошкольной педагогики факультета дошкольной педагогики и психологии ГБОУ ВПО МПГУ, старшим воспитателем московского детского сада № 288, работающего по программе инклюзивного образования ЮНЕСКО «Детский сад для всех!», Анастасией Ефимовой.

Приезд был организован самарской городской организацией инвалидов-колясочников «Ассоциация «Десница» в рамках межрегионального проекта «Создание движения «За инклюзивное образование в России».

Во время визита гости посетили школу-интернат №117 для слабослышащих детей, центр «Семья» Промышленного района, детский сад компенсирующего вида № 5 и другие учреждения и организации.

Особенно оценили эксперты центр «Варрель» для детей с нарушением слуха, речи и другими проблемами развития от рождения до 18 лет.

- Это замечательно, что проводится диагностика, оказывается ранняя помощь деткам и ведется работа на столь высоком уровне после операции кохлеар-ной имплантации, - высказала свое мнение Анастасия Ефимова. - Но есть проблема в том, что эти дети после таких центров идут или в специализированный детсад для детей с подобными проблемами, что не является инклюзивным образованием, или в обычный сад и школу, где нет инклюзии и где педагоги, их методы работы никак не подготовлены к специфике обучения таких детей. Кроме того, родителям на отдельные занятия приходится возить ребятишек в центр «Варрель», а потом возвращать в образовательное учреждение. То есть эти дети отрываются от общего процесса, да и родителям неудобно: лучше привести обоих детей (норма и особенный) в детсад и знать, что с ребенком будут проведены нужные занятия, то есть в одном месте сосредоточен большой комплекс услуг.

В московском детском саду №288, где работает Анастасия, все именно так. Их воспитанниками являются как обычные дети, так и ребята с разными нарушениями и особенностями. Групп много, и все они большие - по 28 человек. При этом к каждому ребенку находится подход. Там есть кабинет массажа, узкие специалисты, оборудованные развивающие комнаты, лекотеки и прочее.

Своим путем

Кроме Волги и масштабного органного концерта в филармонии гостей в Самаре впечатлило многое. Например Центр специального образования Самарской области, являющийся учреждением дополнительного образования и повышения квалификации, на базе которого создана лаборатория специальной помощи детям раннего и дошкольного возраста. - Причем мы одна из немногих областей в России, где есть такие лаборатории, - подчеркнул сопровождающий гостей председатель «Ассоциации «Десница» Евгений Печерских, - и службы ранней помощи впервые появились именно у нас. Да и вообще многих вещей, что есть в Самаре и области, нет ни в Австрии, ни в Москве. А многие методики, что применяются у нас в дошкольном образовании в системе реабилитационных центров, взяты из зарубежного опыта, в том числе и австрийского. Хотя далеко не всякий опыт применим у нас: многие заимствования просто не работают. Потому что есть своя специфика. К примеру, в Австрии опыт реабилитации заключается в приспособлении человека к окружающей среде и жизни. То есть если у ребенка или взрослого человека плохо работает кисть руки, там не пытаются это развить и научить руку лучше двигаться: ее просто фиксируют, чтобы человек мог держать ложку и обслуживать себя. Их система направлена на то, чтобы по достижении совершеннолетия подросший ребенок мог себя обслуживать, приносить государству пользу.

А мы идем по-другому пути, у нас система реабилитации направлена на восстановление утраченных функций. И это заставляет человека работать над собой, прилагать усилия, чтобы что-то изменить... Но здесь свои крайности: порой человек ставит перед собой цель и начинает этим настолько серьезно заниматься, что забывает о другом - о социализации. И проходят годы: результат не столь успешный, да еще и некоторые навыки утратились.

После посещения школы №139, где учатся совместно ребята с различными диагнозами и особенностями, австрийка Даг-мар Петрович сказала, что там все живут духом инклюзии. «Также мне бросилось в глаза, что у вас вообще очень много людей, у которых главная задача в жизни -помогать детям с ограниченными возможностями», - произнесла Дагмар.

- Да, у нас уже давно применяется инклюзия, или, как раньше называли, интегрированное обучение, - стали убеждать гостей сотрудники некоторых домов ребенка и общественных организаций, - например, у нас есть ребенок с синдромом Дауна, и он живет и воспитывается с обычными детьми.

На что специалист из Москвы ответила:

- Интеграция отличается от инклюзии тем, что в первом случае ребенку приходится приспосабливаться к условиям школы или другого учреждения, а во втором - условия созданы для всех и под каждого. И по отдельному учреждению, а уж тем более по единичным случаям интегрированного контакта, нельзя говорить об инклюзивном образовании в целом. То, что мы видели, это, в лучшем случае, интеграция или даже просто доброе отношение отдельных людей, педагогов. Не зря и раньше в некоторых школах обучались дети с инвалидностью. Но это были просто обычные школы, где педагоги согласились принять такого ребенка.

По ее мнению, в первую очередь нужно готовить родительскую общественность, педагогов, а уж потом заниматься средой.

- Возможно, что, обучив людей, они будут думать по-другому и смогут применить на пользу уже имеющиеся ресурсы, - пояснила она. - А то, что все это требует глобальных затрат, - миф: можно и из подручных материалов что-то делать, передавать уже ненужное в пользование другим, организовывать прокаты. Были бы у людей знания и желание. А у вас есть большое количество желающих заниматься образованием и преобразованием системы образования, поднимать глобальные вопросы и решать их. Значит, все получится, были бы усилия и слаженная работа всех.

Требуется взаимодействие

- А вот с этим у нас как раз проблемы, - считает Печерских. - Нет отлаженной системы взаимодействия, в том числе межведомственной. Ведь услуга должна работать как социальный лифт. То есть условия для воспитания и развития каждого должны быть созданы на всех этапах и по принципу преемственности. А не так, чтобы ребенком занимались до определенного возраста и бросили.

Да и о какой инклюзии можно говорить, когда человек не имеет возможности спуститься с третьего и выше этажа, самостоятельно добраться до школы, другого учреждения. И министерство образования не должно строить пандусы в школах: это забота министерства строительства, а доступность с крыльца дома до ворот учреждения должна быть в ведении департамента благоустройства. И каждый при разумном взаимодействии должен отвечать за свое.

Печерских надеется, что принятие в области закона об инклюзивном образовании позволит отладить это взаимодействие и решить массу вопросов.

- В направлении инклюзивного образования у нас многое делается, - подчеркивает Евгений Андреевич. - Но это длительный процесс, который еще потребует переоценки политики, наработки инклюзивной практики, и в первую очередь формирования инклюзивной культуры, которая является базой инклюзивного образования. Ведь многое зависит от родителей, педагогов, окружения и их готовности воспринимать, принимать и поддерживать всех и каждого и развивать ребенка не до среднестатистической нормы, а по способностям. И как только мы сформируем эту культуру, тогда и перейдем к инклюзивному образованию. А подобные встречи этому способствуют.

Комментарии

Вера Халаева, руководитель управления развития образования департамента образования города Самары:

- Чтобы чего-то достичь, нужно обучаться. И не в одиночестве на дому, а среди сверстников, включаясь в обычную жизнь. Для этого в Самаре многое делается. Во-первых, у нас более десяти специальных образовательных учебных заведений для детей с различными особенностями. Есть базовая инклюзивная школа №139. Имеются специальные автобусы. Есть все возможности в любой момент обучить педагогов. Оборудованы школы №№ 27 и 74. В 26 установлены пандусы. Несмотря на то, что процедура организации доступного образования для детей-инвалидов дело очень дорогостоящее, в 2013 году мы полностью оснастим 79-ю школу, в 2014-м - школы №№ 29, 45, 91 и 167, в 2015-м - №№38, 67, 80, 108, 161. И доступность будет более реальной и приближенной к месту жительства. Хотя есть и такие случаи, где ребята с ограничениями и без специальной среды хорошо адаптируются, и обычные дети настолько их принимают, что на руках носят по кабинетам. И для нас оборудование - это не великая проблема. Нам, может, и лифт за 11 млн руб. не нужен - на руках готовы перенести, но такие ребята пока к нам в школы не идут. Так как многие родители не готовы: боятся, стесняются, сложно спустить до автобуса. И здесь нужна психологическая подготовка посредством СМИ, служб «Семья». Ведь сейчас любой желающий может получить образование в форме инклюзии: мы ему это обеспечим. Пусть только обращаются, не боятся. Наоборот, надо прийти и посмотреть, насколько ребятам хорошо вместе.

Кстати

На начало 2012-2013 учебного года в Самаре число детей-инвалидов школьного возраста составило 753 ребенка - 0,76% от общего числа учащихся. 354 из них занимаются по индивидуальным программам в обычных школах, а остальные - дома или в специальных коррек-ционных образовательных учреждениях.

Ирина Соловьева

Источник: sgpress.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ